Сталиногорск 1941

поисковый отряд «Д.О.Н.» Тульского областного молодежного поискового центра «Искатель»

Новые фотографии и иллюстрации:

Статьи

Главная » Статьи » Вторая Москва

Селиванова А. Н. Бобрики – Сталиногорск – Новомосковск: Часть 2. Стройка и централизация

А. Н. Селиванова
исследователь архитектуры и истории повседневности СССР 1920—1930-х годов,
кандидат архитектуры

Стройка

Тем временем, в 1930 году в Бобриках возникли сложности такого масштаба, что встал вопрос вообще о возможности и целесообразности дальнейшего ведения строительства. Ситуация менялась каждый месяц.

Сначала стало понятно, что за 1930 год так и не была подготовлена строительная база. На выделенные деньги (по данным, указанным Г.Алексеевым в «Розе ветров» — 72 миллиона рублей, а изначально Мосхимэнергострой исчислял стоимость всего бобриковского строительства в 400 миллионов рублей) с зимы 1930 в Бобрики шли грузы со строительными материалами, щебнем, кирпичом, инструментами — всего к 1931 году 55 тыс.вагонов, которые сгружались прямо вдоль путей, в большей степени не используясь, и превращались в обледеневшие горы, так как стройка при практическом отсутствии единого руководства не шла. Раньше времени было привезено дорогостоящее оборудование для недостроенных заводов, станки оставались в вагонах.

В «Строительстве Москвы» писали:

Так повелось здесь с самого начала: романтика, поэтические воздыхания, умиленность грандиозными масштабами стройки заглушили здравый расчет и абсолютно необходимую при наших революционных размахах американскую деловитость. Бобриковское строительство с самого начала окутывалось положительно мистическим туманом. (Выд. авт.)

Сочетание романтически настроенного и безответственного руководства одних и злейшего вредительства других — заводило стройку в тяжкий тупик[1].

Параллельно выяснилось, что не верны были результаты частной(!) экспертизы грунта, проведенной инженером Говве, и фундаменты заложены были не в плотной глине, а лесовидном суглинке, опасном своей влагоемкостью. Кроме того, осенью 1930 года стало понятно, что плотины не будут готовы к весенним паводкам.

Все это было расценено как строительная катастрофа.

Отсутствие проектов и планов, тревога за грунт, тревога за плотины вконец деморализовали руководство, парализовали стройку. Бобрики превращались в безлюдную замороженную пустыню[2].

Стройка встала. Возникла угроза стихийных выступлений рабочих. К весне ситуация исправилась: как писали, партийный комитет обеспечил «прочное основание и твердые перспективы для столь дискредитированной Бобриковской стройки». Скорее всего, наведение порядка было связано с вмешательством Кагановича, что становится ясно из его речи, произнесенной на V пленуме МК ВКП(б) в феврале 1931 года, в которой особое место было отведено ситуации в Бобриках[3]. Грунты были еще раз обследованы и признаны пригодными, плотины путем больших усилий были укреплены к сроку. Все эти события были описаны Глебом Алексеевым, работавшим в Бобриках в 1931-32 годах над романом «Роза ветров» о строительстве промышленного гиганта в жанре героической эпопеи.

По следам событий начались процессы над вредителями. Вредительством был назван, среди прочего, и выбор площадки под строительство города, и растянутость фронта стройки на 25 км, и дезорганизация, и развал хозяйственного штаба стройки и т.д.

Для строительства единого города возникли новые препятствия. В 1931 году индустриальный город оказался на границе между двумя ведомствами: горная промышленность на юге перешла в ведение Москвоугля, а химико-энергетическая и силикатная на севере — Всехимпрома, и эти организации уже приступили к строительству временных поселков для рабочих. В начале 1931 года были сильно урезаны кредиты на жилстроительство и вместо намеченных кирпичных домов по плану стали строить бараки за пределами запланированного «культурного города» (интересно, что в журналах в качестве временного жилья вовсе не упоминаются землянки, а по свидетельству Алексеева, их там в 30-31 годах было очень много[4]. Последние землянки, по свидетельству газеты «Сталиногорский пролетарий», были снесены в июне 1934 года).

Проектирование индустриального города было снова приостановлено, законсервировано строительство, все силы оказались отданы временным поселкам. Например, на севере, в 1 км от химзаводов, стал строиться поселок на 7500 человек, в проекте предполагалось строительство 3-х этажных каменных строений — клуба ФЗУ, фабрики-кухни на 40 000 обедов, гостиницы, холодильника, хлебозавода и др. На юге строилось 4 поселка при шахтах.

Специально для Бобриковского строительства бригадой Института сооружений, под руководством О.Вутке, были разработаны трехэтажные сборные деревянные дома, для удешевления и ускорения строительства жилья в связи с сокращением кредитов. Этот проект предполагал возведение домов индустриальными методами, с канализацией, водоснабжением и отоплением, с использованием только произведенных на месте материалов, и противопоставлялся запроектированной кирпичной, барачной и двухэтажной рубленой застройке и каркасным так называемым «американским» домам (по типу района Текстильстроя (Иваново-Вознесенска) по проекту Веснина). Для застройки Бобриков этими сборными домами предложено было использовать самую экономную планировку — строчную[5].

К сожалению, данных о реализации этого экспериментального проекта в Бобриках пока обнаружить не удалось.


Проект трехэтажного сборного деревянного дома О. Вутке, 1931 год.

Централизация

Проектным отделом при Мосхимэнергострое уже через полгода была выработана принципиальная схема генплана. Именно на этом этапе было принято окончательное решение о централизации жилья, хотя в случае с проектированием Бобриков конфликт концепций урбанистов и дезурбанистов (экономистов Л.Сабсовича и М.Охитовича соответственно) был на лицо. Изначально распыленное производство предполагало децентрализованный город, состоящий из поселков, соединенных железной дорогой. Когда разрабатывался генплан города, децентрализация была еще вполне допустима, только что (в апреле 1930 г.) был признан удачным проект Магнитогорска в виде линии (проект Барща, Владимирова, Охитовича).

Однако вариант строительства 3-х отдельных поселков в Бобриках хоть и рассматривался, но был признан неэффективным и затратным из-за дополнительных расходов на культурные, лечебные и административные сооружения в каждом поселке, усложнения транспортных связей, увеличения расходов на водопровод, теплофикацию и т.д.[6].


Проект Мосхимэнергостроя «Индустриальный город для 50 тыс. чел.», 1931 год.

Централизация оказалась верной и в свете будущих директив Партии. Уже в мае 1930-го года вышло знаменитое постановление ЦК ВКП(б) «О работе по перестройке быта», по сути положившего конец дискуссиям о соцрасселении, что окончательно было подтверждено июньским Пленумом 1931 г (основная критика была направлена на «лево-оппортунистических фразеров», в первую очередь, дезурбанистов).

Но спустя год авторы утвержденного генплана, А.Кузнецов и А.Корноухов указали в качестве первого преимущества централизованного города, что

создается единый пролетарский центр района, позволяющий организованно проводить социально-политические директивы генеральной линии партии и осуществлять реконструкцию быта, максимально возможную на данном отрезке времени[7].

Характерно появление в 1932 году такого обоснования, уже после выхода в мае 1930 г. постановления ЦК ВКП(б) о работе по перестройке быта, по сути положившего конец дискуссиям о соцрасселении и после июньского пленума (1931 г.).


Панорама будущего города, 1931 год.


[1] В.Хандрос. В боях за Бобрики // Строительство Москвы, 1931 г., № 5 - С.30.

[2] В.Хандрос, указ.статья

[3] Л.Каганович. План перевыполнить, темпы усилить // Строительство Москвы, 1931 №3. - С.1-3.

Важнейшее и крупнейшее строительство, на котором я хочу остановиться, это Бобриковское строительство. Бобриковское строительство находится в крайне сложном положении. Бюро МК заслушало специально этот вопрос и наметило ряд мероприятий по исправлению положения на строительстве. Бобриковское строительство — это не один завод, а ряд крупнейших химических заводов. Многие недооценивают этого строительства. Между тем, надо полагать, что не пройдет и пяти лет, как Бобрики превратятся в крупнейший промышленный центр с населением минимум в 100 тысяч человек.

[4] Г. Алексеев. Роза ветров. Поиски романа (цитата по изданию: Гос.изд.Худ.Лит., 1933. - С. 4):

… и дома, дома, дома — двухэтажные, с грифельными крышами, бараки, вросшие по глаза в землю, землянки, вспухшие, приподнявшие землю, как вылезающее грибы. Издалека город напоминал соты, раскрытые навстречу жизни.

[5] О.Вутке. Бобрики неидустриальными способами строить нельзя // Строительство Москвы, №2. - С.16-18; О.Вутке. Жилье в новых городах строить индустриальными методами // Строительство Москвы, №3. - С. 15-18.

[6] Хотя М.Охитович и Пузис опровергали неэффективность и дороговизну водопроводных и других коммуникаций в линейном городе, например тем, что прокладывание коммуникаций гораздо проще в одном направлении и на одном уровне, в отличие от затрат на строительство канализационных и пр. «лабиринтов» в централизованном городе. (Пузис. «Пути нового расселения». Строительство Москвы 1930 №1. - С.11-14.)

[7] А.Кузнецов, А.Корноухов. Социалистический город бобриковского комбината // Советская архитектура, 1932, №7-8. - С. 20-31.

Категория: Вторая Москва | Добавил: Редактор (31.01.2016) | Версия для печати
Просмотров: 1054 | Теги: 1930-е годы, Селиванова, Соцгород
Похожие материалы:

Уточнить или дополнить описание, сообщить об ошибке.
Ваш комментарий будет первым:
avatar
для детей старше 12 лет
Поиск
В этот день
Не произошло никаких примечательных событий.
12 декабря...
Комментарии
К сожалению, огромные жертвы были обусловлены сложившимися обстоятельствами. Нельзя было медлить, дать врагу закрепиться, ни одной минуты. Не было вре...


Цитата
Спасибо! сведения внесены.

Ну, изначально-то она выглядела весьма непарадно:
Очень красивая машина, жаль что на ней очень много откровенно современных новодельных элементов.

Теги
1942 год химкомбинат Пырьев 1950-е годы советские мемуары Советская площадь Мартиросян 18 ноября 1941 интервью 1930-е годы 21 ноября 1941 27 ноября 1941 24 ноября 1941 239-я стрелковая дивизия Сталиногорская правда Соцгород 1941 год ЦАМО наградные листы комиссары 25 ноября 1941 Сталиногорск-2 Малашкин кавалеры ордена Красного Знамени РГАКФД комсостав медицинские работники кавалеры ордена Красной Звезды ул. Московская Сталиногорцы Яковлев Nara аэрофотосъемка награжденные медалью «За отвагу» 1943 год 26 ноября 1941 немецкие карты 19 ноября 1941 немецкое фото 17 ноября 1941 советские карты 16 ноября 1941 20 ноября 1941 108-я танковая дивизия 22 ноября 1941 23 ноября 1941 пехота советские документы Коммунар 15 ноября 1941 Головко немецкие преступления артиллеристы 112-я пехотная дивизия ноябрь 1941 года декабрь 1941 года 41-я кавалерийская дивизия нквд митрофанов 28 ноября 1941 180-й стрелковый полк НКВД исследования Чумичев Документальная проза сталиногорское подполье 12 декабря 1941 Мелихов 336-й артиллерийский дивизион 330-я стрелковая дивизия Донская газета ул. Комсомольская Связь времен Плотников Гато июль 1941 года октябрь 1941 года Новомосковская правда Корчук 30 ноября 1941 немецкие документы 10 декабря 1941 Шенцов 1940-е годы братская могила 172-я стрелковая дивизия 4-я танковая дивизия 167-я пехотная дивизия 11 декабря 1941 Владимиров 2-я гвардейская кавдивизия 13 декабря 1941 29-я мотопехотная дивизия Память РГВА предатели 9 декабря 1941 328-я стрелковая дивизия 12 огмд 1945 год Белова
Статистика
Вход на сайт
Сталиногорск 1941 | Все материалы сайта доступны по лицензии Creative Commons Attribution 4.0