Сталиногорск 1941

поисковый отряд «Д.О.Н.» Тульского областного молодежного поискового центра «Искатель»

Новые фотографии и иллюстрации:

Статьи

Главная » Статьи » Машинорудной Тулы брат » Кимовский район

«Люторический разгром»: цена победы 324-й стрелковой дивизии на тульской земле

10 декабря 1941 года наступавшая на тульской земле советская 324-я стрелковая дивизия 10-й армии наконец вошла в боевое соприкосновение с противником в с. Ренево Кимовского района и Люторичи Узловского района. Совместно с другими дивизиями 10-й армии и конно-механизированной группой генерала П. А. Белова планировалось не допустить отхода основных сил немецкой 2-й танковой армии из венёвско-сталиногорского мешка, окружить и разгромить их.

Однако немецкие войска энергично действовали на упреждение, не дожидаясь своего разгрома, и спешно отводили на запад людей и технику на заблаговременно подготовленные «зимние позиции» к р. Оке. Тем временем, 10 декабря здесь, на р. Дон их «планомерный отход» оставалась прикрывать 25-я моторизованная пехотная дивизия вермахта. Задача дивизии — продержаться 3 дня, до 12 декабря, а затем отступить на новый промежуточный оборонительный рубеж западнее к Богородицку. Аналогичную задачу также имели ее соседи слева — 112-я пехотная дивизия под Сталиногорском и справа — 29-я моторизованная пехотная дивизия.

В общем итоге двух дней боев 11-12 декабря 1941 года советская 324-я стрелковая дивизия, по немецким данным, потеряла более 1550 человек, из них более 1080 убито и 471 взят в плен. При этом собственные потери немецкой 25-й моторизованной пехотной дивизии за 12 декабря составили всего лишь 21 чел. (из них: убито 3, ранено 18). Немецкая оборона по р. Дон так и не была прорвана. На следующий день, 13 декабря, 324-я стрелковая дивизия новых атак больше не предпринимала, и 25-я моторизованная пехотная дивизия вермахта, как и было запланировано, смогла отойти на новый промежуточный оборонительный рубеж без соприкосновения с противником. 

Что это было? Оставляя «за кадром» непростые вопросы о причинах и цене победы советских войск на тульской земле, представляем «люторический разгром» глазами местных жителей и в воспоминаниях солдат 324-й стрелковой дивизии.

 

23 ноября 1941 года наш [Кимовский] район был оккупирован немецко-фашистскими захватчиками. 10 декабря того же года началось освобождение территории района от захватчиков. Самые жестокие и тяжёлые бои на территории края были в Реневе. 389 воинов нашей армии [324-й стрелковой дивизии] покоятся в братской могиле этой деревни. В 1980-х годах мы записали воспоминания местных жителей Ренево и Прощёное об этих грозных и тяжёлых днях.

«Почти все наши разведчики были убиты»

Вот что говорила Рябкина Вера Филипповна 1911 года рождения из д.Ренево:

«Когда началась война у меня уже было двое детей. Как сейчас помню утром 10 декабря [1941 года] немецкие солдаты начали проходить через нашу деревню на Михайловку [Узловского района], которая стоит на другом берегу Дона. Весь день они переправлялись через реку. К вечеру часа в 4 они начали сжигать деревню. В начале они зажгли несколько домов в разных концах деревни.

«В ночь с 10 на 11 декабря [1941 года] при выступлении Рабоче-Крестьянской Красной Армии из сел. Ренево на селение Михайловка Донского р-на командным составом РККА [324-й стрелковой дивизии] был приглашен в разведку гр[аждани]н сел. Ренево Гусев Иван Иванович и последний был обнаружен после боя в числе убитых бойцов на лугу вблизи конного двора колхоза «Красный Дон» при дер. Михайловка. Труп Гусева был предан земле».

— из акта Реневского сельсовета от 23 января 1942 года

Вскоре в деревню вступили наши войска. Уже стемнело. Житель нашей деревни Ренево Гусев Иван Иванович, бывший работник райисполкома, повел наших разведчиков через Дон на Михайловку. Немцы устроили засаду в д. Михайловке на свинарнике и телятнике. Когда наши воины вышли на Дон и подошли к Михайловке немцы открыли сильный огонь. Почти все наши разведчики были убиты. Погиб и И.И. Гусев.

Вначале павших на Дону и около Михайловки похоронили в нескольких могилах. Это там, где в настоящее время находится братская могила (могил было несколько, т.к. там находились ямы).

Была большая могила и на огородах, затем всех павших перезахоронили в одну братскую могилу. Там же захоронили и наших жителей убитых немцами. Когда немцы зажгли деревню, все жители схоронились в яму, что была около деревни. В 4 часа немцы зажгли деревню, а в 2 час ночи стали бросать гранаты в окна домов и кто был в домах погибли. Это были Сафонов Андрей Васильевич и другие [всего — 6 человек, см. «Список граждан, зверски убитых фашистами во время их пребывания на территории Кимовского района»].

В эти же ямах хоронили и подобранных убитых, которых занесло снегом, особенно их было много со стороны Люторичей.

Во время оккупации немцы в нашей деревне не стояли, их много было в Кимовске. Но они почти каждый день наведывались в нашу деревню и отбирали у нас всё, начиная от продуктов питания до носильных вещей. В нашей деревне было около 70 домов, а уцелело только 15. Это те, кто даже во время стрельбы успел потушить пожар».

«Немцы загнали их и ригу и сожгли живьем»

А вот что вспомнила жительница деревни Ренево Сафонова Александра Николаевна 1912 года рождения:

«Когда наши войска вступили в деревню, а дело было к вечеру, то в сторону Михайловки нашу разведку повёл житель нашей деревни Гусев И.И. Вначале он пошёл с лейтенантом, а вслед за ними пошла группа наших воинов. Немцы Гусева и лейтенанта пропустили, а когда вышли наши войска на открытое место, то немцы открыли сильный огонь.

В Михайловке братских могил не было, и убитых на Дону и на круглом, т.е на ровном месте, где был луг, наших там погибло много. Среди убитых был майор (как позже было установлено, старший политрук [предположительно, Крылов Василий Степанович]).

«Кроме того, фашистами зверски убиты бойцы РККА, взятые в плен: [...] по Реневскому сельсовету: сожжено 6 человек; [...] расстреляно: 26 человек».

— из «списка граждан, зверски убитых фашистами...» от 23 марта 1942 года.

Во время боя немцы захватили несколько тяжелораненых наших воинов. Немцы загнали и и ригу и сожгли живьем. Когда немцы окончательно отступили, останки воинов мы захоронили в братской могиле. Сожжено в риге было человек 15. Наша деревня переходила из рук в руки несколько раз. Бои за нашу деревню шли три дня».

«Немцы особенно зверствовали, когда отступали»

А Матюхин Михаил Егорович 1928 года рассказал следующее:

«Те дни освобождения нашей местности я помню хорошо. Жил я в д. Прощёное. В этой деревне располагался штаб. Мы ребята везде бегали и нам всё надо было знать.

Всю ночь шёл бой, а когда наши воины утром вернулись, то сказали, что в бою убили майора, я хорошо его помню. Это был невысокий, крепкого телосложения человек с небольшими усиками. Он был в штабе перед наступлением и говорил что-то (штаб был в нашем доме).

Погибших хоронили в начале в нескольких могилах по 3-4 человека. А когда стало таять и появились ещё трупы. Их всех перезахоронили в общую братскую могилу.

Немцы особенно зверствовали, когда отступали. Многие семьи, когда шёл бой хоронились в погребах. Немцы стали бросать гранаты в эти погреба. Так погибли Пичугин Герасим, Кагырин Пётр Филимонович и другие».

И вот что ещё добавил Сафонов Виктор Фёдорович 1925 года рождения: «Много погибло наших воинов на реке Дон, когда наступали на Михайловку и особенно на Люторичи. После  боя я сам хоронить погибших. Мы их собирали ближе к весне, когда начал таять снег. Перенесли и павших из других могил тоже в общую».

«...А шли мы почти строем»

Но страшен был рассказ воина 1091-го [стрелкового] полка 324-й [стрелковой] дивизии, принявшего неравный бой с немцами на «круглом лугу» Тарасова Иосифа Георгиевича, последнее время, проживающего по адресу: Москва, Старокаширское шоссе, д.3 кв. 26. Вот он:

«[10 декабря 1941 года] мы заняли деревню Ренево, что на Дону в Тульской области. Когда вышли из деревни на ровное пространство, а шли мы почти строем, немцы по нам открыли ураганный огонь. Мы залегли. Часть наших воинов стали отползать обратно к деревне. Остались лежать только убитые и раненые.

Со мной рядом лежал наш командир взвода. Я тоже был ранен в спину и не мог двигаться. Через некоторое время появились немцы. Один из них подошёл к нам с командиром, сбил пинком шапку с головы командира и из автомата выпустил очередь в голову командира. Я отчётливо видел, как брызнули мозги.

Затем немец подошёл ко мне и прокричал «встать». Я до сих пор не могу понять какие силы мне помогли встать. Я был ранен в позвоночник (узнал об этом позже). Несколько человек выстроили и повели к деревне. Недалеко от края деревни нас впихнули в какой то сарай и закрыли.

Было очень холодно. Некоторые наши товарищи стонали, а некоторые замолкли (видимо навеки). Уже под утро мы услышали крики «ура». Это были наши. Вскоре открылись двери и мы увидели красноармейцев.

Когда рассвело к сараю подогнали машину и стали на неё сажать раненых. Брали только тех, кто мог сидеть. Я же не мог даже пошевелиться. Многие раненые были уже мертвы. Когда машина уехала многие женщины стояли и плакали. Затем кто то из них привёз саночки и дерюгу. Меня вначале перекатили на дорогу, а затем положили на саночки.

Привезли меня в какой-то домик и положили на лавку. Немного поворачивая голову, я мог смотреть в окно. Хозяйку дома звали баба Таня, а девочку, которая с ней жила Наташей. Девочке было лет 10-12. Я не мог поднять руки и повернуться. Наташа кормила меня из ложечки, а баба Таня переворачиваться меня.

Продуктов питания в деревне не было. Кое-какую пищу приносили соседи. Наташа ходила по деревне и упрашивала  мужчин отправить меня в больницу. Деревня была сожжена, лошади, повозки отобраны немцами. Сколько дней я пролежал в этом домике не помню, т.к. часто терял сознание. Наконец, в один из дней к дому подъехала лошадь, запряжённая в телегу. А это было зимой, да при том снежной. Меня вынесли из дома и положили на повозку, в которой было много соломы. Меня отвозил какой то старичок, имени которого я не знаю. Отвез он меня в Михайловку, а оттуда в тыловой госпиталь.

В госпитале я дал себе зарок: «Если встану на ноги, то обязательно найду ту Наташу, встану перед ней на колени и буду её благодарить, ведь она спасла мне жизнь». Вот так очутился у вас. Наташу я не нашёл, баба Таня умерла. Из деревни Ренево меня послали в Дом пионеров [г. Кимовска]. Если Вам удастся установить адрес Наташи, сообщите, я тут же приеду. До войны я работал преподавателем в техникуме. Передайте мною благодарность жителям деревни Ренево. Я никогда не забуду их заботу о наших воинах».

По этим воспоминаниям можно судить о преданности нашего народа своей Родине. Такой народ победить нельзя.

См. также:

 

Источник: музей Центр внешкольной работы (ЦВР) г. Кимовска.
Записано в 1980-х годах кимовским краеведом Н. В. Федькиным вместе со школьниками Дома пионеров г. Кимовска, ныне Центр внешкольной работы (ЦВР).
Предоставлено В. Ермолаевым.

Продолжение следует...

Категория: Кимовский район | Добавил: Редактор (11.03.2018) | Версия для печати
Просмотров: 136 | Теги: Ермолаев, 12 декабря 1941, 11 декабря 1941, 25-я мотопехотная дивизия, ЦВР г. Кимовска, 324-я стрелковая дивизия
Похожие материалы:

Уточнить или дополнить описание, сообщить об ошибке.
Ваш комментарий будет первым:
avatar
для детей старше 12 лет
Поиск
В этот день
Не произошло никаких примечательных событий.
Комментарии

Последняя информация об обелиске датируется 1971 годом. Маловероятно, что сохранился. Говорят, что про группу учителей помнят еще только жители Подоси...

Цитата
...

Спасибо за уточнение! Наиболее вероятно, что в предвоенный год его перевели из школы № 5 в школу № 12. Кто-то запомнил его больше, как директора школы...

Теги
1942 год химкомбинат Пырьев 1950-е годы советские мемуары Советская площадь Мартиросян 18 ноября 1941 интервью 1930-е годы 21 ноября 1941 27 ноября 1941 24 ноября 1941 239-я стрелковая дивизия Сталиногорская правда Соцгород 1941 год ЦАМО наградные листы комиссары 25 ноября 1941 Сталиногорск-2 кавалеры ордена Красного Знамени РГАКФД комсостав медицинские работники кавалеры ордена Красной Звезды ул. Московская Сталиногорцы Яковлев Nara аэрофотосъемка 1943 год награжденные медалью «За отвагу» 26 ноября 1941 немецкие карты 19 ноября 1941 немецкое фото 17 ноября 1941 советские карты 16 ноября 1941 20 ноября 1941 108-я танковая дивизия 22 ноября 1941 23 ноября 1941 пехота Рафалович советские документы Коммунар 15 ноября 1941 немецкие преступления артиллеристы 112-я пехотная дивизия ноябрь 1941 года декабрь 1941 года 41-я кавалерийская дивизия нквд митрофанов 28 ноября 1941 180-й стрелковый полк НКВД исследования зенитчики Чумичев Документальная проза сталиногорское подполье 12 декабря 1941 Мелихов Донская газета 330-я стрелковая дивизия танкисты ул. Комсомольская Связь времен Плотников Гато октябрь 1941 года Новомосковская правда Корчук 30 ноября 1941 немецкие документы 10 декабря 1941 Шенцов 1940-е годы братская могила 1944 год 172-я стрелковая дивизия 4-я танковая дивизия 167-я пехотная дивизия 11 декабря 1941 Владимиров 2-я гвардейская кавдивизия 13 декабря 1941 29-я мотопехотная дивизия Память РГВА Малашкин 9 декабря 1941 328-я стрелковая дивизия 1945 год Белова 53-й армейский корпус
Статистика
Вход на сайт
Сталиногорск 1941 | Все материалы сайта доступны по лицензии Creative Commons Attribution 4.0