Сталиногорск 1941

поисковый отряд «Д.О.Н.» Тульского областного молодежного поискового центра «Искатель»

Новые фотографии и иллюстрации:

Статьи

Главная » Статьи » Освобождение » Факты, оценки и мнения

Озерский Н. По следу

В нашей газете уже сообщалось о том, что рабочие теплоцентрали химкомбината решили написать историю своего цеха. Из этих материалов и взят помещенный здесь рассказ, воскрешающий события, происшедшие в Новомосковске 12 декабря 1941 года, когда шли бои за освобождение нашего города.

Да когда же это кончится! Вновь и вновь грохочет немецкая пушка, установленная у южной стены больничного корпуса, по соседству с нашим шестьдесят первым кварталом. После каждого удара дом содрогается, звенят стекла в оконных рамах. Негде укрыться от этого тяжелого грохота и жалоб потревоженного человеческого жилья.

Пушка шлет снаряд за снарядом в сторону Иван-Озера, откуда прорываются к городу наши наступающие части [330-й стрелковой дивизии]. По ту сторону заснеженного парка, скрывшего горизонт, вырастает высокое багровое зарево — отступая, оккупанты жгут пригородные села.

Потом какие-то люди бегут из парка через поле к городу. Женщины с маленькими детьми на руках, старики, совсем обессилевшие в пути: «Здешние, из Иван-Озера мы... Село-то вон как огнем взялось».

Несмотря на трескучий мороз, одеты кое-как, у многих ноги обернуты тряпьем — стянула с ног сапоги немецкая солдатня.

Помогли погорельцам разместиться и вновь собрались в подъезде своего одиннадцатого дома. «Как бы и с нами такое не приключилось, куда с детьми денешься», — заметил многосемейный зольщик теплоцентрали Г. В. Черных. Накрепко договорились не допускать поджога дома.

Когда спустилась на израненный город зимняя ночь, опять багровые сполохи расцветили небо. «Так это же больница горит!» — крикнул кто-то в подъезде. Никто из нас не знал, есть ли хоть одна живая душа в больнице — немцы наглухо блокировали ее: ни туда не пускают, ни оттуда.

Выбежали было из подъезда на улицу — автоматная очередь, и рядом пропели пули. Только стреляли все-таки не в нас, это поняли, когда к нам в подъезд вполз человек. В него-то, видно, и стреляли фашисты.

— Есть тут кто?

Хоть и не видно, что за человек. но свой. Хотели помочь ему встать на ноги (потом выяснилось, что ранен он в правую лопатку и бедро), а он:

Со мной повремените, потерплю... В больнице в огне люди погибают. Идите по моему следу, так безопаснее.

Занесли его в комнату, и солдат потерял сознание. Бледный, лицо совсем заросшее волосами, весь потный, истлевшая на плечах рубаха — в багровых пятнах крови.

Запасшись старыми газетами и спичками (фонаря и свечей ни у кого не оказалось), мы втроем — Сергеи Петрович Карташев — старший печник цеха № 11, Николай Дмитриевич Минаев — начальник смены теплоцентрали и Георгий Васильевич Черных — зольщик, — двинулись в рискованный путь. Уже по дороге к нам присоединилась контролер железной дороги Дубинина.

Шли друг за другом по следу, проложенному в снегу приползшим к нам солдатом. Глубоко пропахал снежную целину — не собьешься.

Вестибюль больницы полон дыма. Дышать тяжело, в глазах жестокая резь. Пытались зажечь газеты — плохо горят. И куда идти — не знаем.

Чего же вы стоите? — раздался женский голос. — Скорее на второй этаж, там потолки могут рухнуть и тогда поздно будет.

На втором этаже уже горели стены, потолок, оконные рамы. Вначале выносили раненых вместе с кроватями в коридор. Но с каждым разом этот тяжелый груз приходилось нести все дальше и дальше. Успеем ли? Надо успеть.

А потолок вот-вот рухнет. Теперь уже носим раненых прямо на матрацах. Когда берешься за его углы, раненым больно — матрац прогибается и... раздается громкий стон. Опять носим больных на койках.

Успеем ли? Надо успеть! Все раненые вынесены из горевших палат в коридор. Теперь тем же порядком переправляем их в вестибюль — здесь безопаснее.

Время шло быстро, мы и не заметили, как прекратила бить пушка, а потом и совсем исчезла. А когда наступило затишье, сквозь пелену дыма заметили передвигавшуюся светящуюся точку. По коридору пробирался человек с фонарем «летучая мышь». Но помочь нам отказался. И фонарь отдать не хотел. По всему видно — зашел сюда, чтобы поживиться. Без церемонии выдворили его из больницы. С «летучей мышью» сподручней стало орудовать в дыму.

К утру у горевшей больницы стал собираться народ, в основном те, кто проживал в шестьдесят первом квартале. Нашли где-то сани и стали развозить раненых по домам. Всего в больнице находилось несколько десятков бойцов, и все они были спасены.

В суматохе совсем растерялась, ведь у нас в изоляторе лежат еще три девочки,

— услышали мы голос все той же женщины, что встретила нас в горящей больнице.

Но в изолятор уже не пробраться. Пришлось выбить раму. Чтобы обезопасить себя от огня, укрылись мокрым тряпьем и проникли в палату. На двух кроватях лежали три девочки лет по двенадцать-четырнадцать. Не кричали, а только тихо плакали. Вместе с кроватями вынесли и их через окно.

Спасено была много больничного оборудования, мебели, одежды. Чтобы огонь не распространялся дальше, разобрали паркетный пол, частично сняли балки.

Солдат, который приполз к нам в дом № 11, оказался уроженцем Омской области Георгием Дмитриевым. Он прожил у нас до января 1942 года. До сих пор неизвестно, кто была та женщина, что встретила нас в горящей больнице. И те девочки, которых вынесли из горящего изолятора

— Кто они?

Подготовил Н. Озерский.

Источник: Озерский Н. По следу // Новомосковская правда. — 1968. — 26 января. — № 19 (9960).


Спасенные раненые красноармейцы — предположительно бойцы-сибиряки 239-й стрелковой дивизии, оборонявшей Сталиногорск-1 две с лишним недели назад — 23-25 ноября 1941 года. Это косвенно подтверждает и то, что Георгий Дмитриев — уроженец Омской области. Однако И. В. Парамонов, который лежал в этой же больнице вместе с этими красноармейцами в начале 20-х чисел ноября 1941 года, приводит совсем другие подробности тех событий:

«Меня положили одного в большой пустой палате с десятком коек. Накормили обедом. Время от времени ко мне заходили сестра или врач и спрашивали о самочувствии. Сначала я слышал шум в коридоре, вызванный эвакуацией раненых красноармейцев. Затем стало совсем тихо. По какой-то надобности я стал вызывать сестру. На мои зовы долго никто не приходил. Наконец явилась сестра, очень встревоженная, и говорит:

Город оставлен. В больнице остались только двадцать три тяжелораненых красноармейца, вы, я, главврач и одна сиделка.

... [В 1944 году] когда я приехал в Сталиногорск и стал с товарищами вспоминать ноябрьскую эпопею сорок первого года, мне рассказали, что из оставленных в больнице двадцати трех тяжелораненых красноармейцев двадцать два были расстреляны. Спастись удалось только одному, который притворился мертвым, а затем уполз из больницы. Его подобрали на улице и выходили советские люди [вероятно, это и есть уроженец Омской области Георгий Дмитриев].

В 1943 году в Урванковском лесу, против Сталиногорского парка культуры и отдыха, начали строить дачу. При копке котлована обнаружили трупы двадцати двух красноармейцев, уничтоженных в больнице. Строительство дачи было немедленно прекращено. На этом месте была вырыта братская могила и поставлен памятник».

Категория: Факты, оценки и мнения | Добавил: Редактор (12.12.2017) | Версия для печати
Просмотров: 51 | Теги: Озерский, 12 декабря 1941, Новомосковская правда

Уточнить или дополнить описание, сообщить об ошибке.
Ваш комментарий будет первым:
avatar
для детей старше 12 лет
Поиск
В этот день
Не произошло никаких примечательных событий.
18 января...
Теги
1942 год химкомбинат Пырьев 1950-е годы советские мемуары Советская площадь Мартиросян 18 ноября 1941 интервью 1930-е годы 21 ноября 1941 27 ноября 1941 24 ноября 1941 239-я стрелковая дивизия Сталиногорская правда Соцгород 1941 год ЦАМО наградные листы комиссары 25 ноября 1941 Сталиногорск-2 кавалеры ордена Красного Знамени РГАКФД комсостав медицинские работники кавалеры ордена Красной Звезды ул. Московская Яковлев Сталиногорцы Nara аэрофотосъемка награжденные медалью «За отвагу» 1943 год 26 ноября 1941 немецкие карты 19 ноября 1941 немецкое фото 17 ноября 1941 советские карты 16 ноября 1941 20 ноября 1941 108-я танковая дивизия 22 ноября 1941 23 ноября 1941 пехота Рафалович советские документы Коммунар 15 ноября 1941 немецкие преступления артиллеристы 1939 год 112-я пехотная дивизия ноябрь 1941 года декабрь 1941 года 41-я кавалерийская дивизия нквд митрофанов 28 ноября 1941 180-й стрелковый полк НКВД исследования зенитчики Чумичев Документальная проза сталиногорское подполье 12 декабря 1941 Мелихов Донская газета 330-я стрелковая дивизия ул. Комсомольская Связь времен Плотников Гато октябрь 1941 года Новомосковская правда Корчук 30 ноября 1941 немецкие документы советские военнопленные 10 декабря 1941 Шенцов 1940-е годы братская могила 1944 год 172-я стрелковая дивизия 4-я танковая дивизия 167-я пехотная дивизия 11 декабря 1941 Владимиров 2-я гвардейская кавдивизия 13 декабря 1941 29-я мотопехотная дивизия Память РГВА 9 декабря 1941 328-я стрелковая дивизия 12 огмд 1945 год Белова
Комментарии





Статистика
Вход на сайт
Сталиногорск 1941 | Все материалы сайта доступны по лицензии Creative Commons Attribution 4.0