Сталиногорск 1941

поисковый отряд «Д.О.Н.» Тульского областного молодежного поискового центра «Искатель»

Новые фотографии и иллюстрации:

Статьи

Главная » Статьи » Город в оккупации

Озерский Н. Они пережили свою смерть

Н. Озерский

К 20-летию освобождения города


А. А. Медведев и М. Т. Кочетов

— На этом месте нас расстреляли фашисты. — говорит А. А. Медведев.

Вот здесь, на этом пустыре... Но теперь уже ничто не напоминает нам о трагедии, разыгравшейся тут 20 лет назад.

На том месте, где упали они под пулями фашистских убийц, росла тогда молодая лозинка. Потом, распахивая огород, владелец участка под корень снес дерево. Но это было здесь — грянули выстрелы, и они упали.

Уверенно ведут меня Андрей Алексеевич Медведев и Михаил Тимофеевич Кочетов по запорошенной снегом тропе к дому № 4, что в Первом Клинском переулку. Стучимся...

Пригнувшись, на низкой двери ветхого домика появляется его хозяин — Василий Фролович Тюрин. Встреча, которая запомнится надолго.

— Узнаешь, старина?

— Не доводилось вроде бы вместе хлеба-соли отведать.

— Зато кровью побратались. Помнишь, в сарае под соломой утром 13-го декабря в 41-м нас нашел?

— Глядит ты!.. Недаром говорится: «Гора с горой не сходится, а человек с человеком...»

Им было что вспомнить.

Рассказ А. А. Медведева

Мне поручено было через линию фронта вывести из занятого фашистскими оккупантами Новомосковска Зинаиду Н. Первую часть задания выполнил успешно — в районе Корниковского леса проник на оккупированную врагом территорию и прибыл в родной город.

Но тут началась полоса «невезения». Прежде всего Зинаиды Н. в Новомосковске не оказалось. Куда же теперь деться? Я решил укрыться на первой шахте местного значения, где работал где работал до войны десятником поверхности.

Переночевал у забойщика Дмитрия Фролова. А утром 7 декабря наведался к Тимофею Гостеву — он работал у нас рукояточником на подъеме. Пробыл у него два часа, подкрепился горячей картошкой и, поблагодарив за гостеприимство, вышел на улицу.

Оказывается, за мной все время следили бывший десятник шахты № 15 из раскулаченных Николай Картавых (он потом был осужден за предательство) и забойщик Касим Хархудинов. Они успели уже и немецкий патруль навести на мой след. Так я оказался в руках фашистов.

Привели меня в одну из квартир, расположенных на четвертом этаже «вышки», что в 55-м квартале. Там и М. Т. Кочетова встретил. По дороге немецкие конвоиры били нещадно. Один наступит на ногу, а другой в это время наотмашь по лицу...

Потом каждый день, обычно вечером, водили на допрос. Комендатура находилась в невзрачном двухэтажном доме, расположенным рядом с 18-й школой (сейчас на том месте новый четырехэтажный дом вырос).

Тускло горит керосиновая лампа. В комнате — что твоя барахолка: шкафы, диваны, шифоньеры. За столом следователь. Чернильный прибор и рядом — пистолет. Тут же переводчик — высокий, худой, с лошадиной челюстью. А у двери — конвоиры.

Это было в дни битвы за тульскую землю. Однажды я получил из штаба задание перейти линию фронта с нашей разведчицей. 8 декабря 1941 года меня схватили немцы.

Четверо суток продолжались зверские допросы, мне не давали ни хлеба, ни воды. 12 декабря 1941 года в деревне Клин в 5 часов вечера повели на расстрел.

Расстреливали нас двоих: меня и Кочетова Михаила Тимофеевича. Чудом я остался жив. Метились в затылок. Пуля прошла через рот.

При зверских пытках в застенке я сохранил как святую реликвию свой партийный билет.

13 декабря Советская армия освободила г. Новомосковск. Меня подобрали и направили во временный госпиталь. А потом для более усиленного лечения в Москву.

После войны я стал инвалидом и в настоящее время работаю в интернате слепых по набивке секций. Всеми силами стараюсь приносить пользу в общественной работе нашего предприятия.

Медведев А. Партбилет // Коммунар. — 1967. — 13 января. — № 6 (3829).
Заметка предоставлена С. Митрофановым.

— Партийный билет на стол!

Молчу. Конвоир бьет сзади. Следователь тянется к пистолету.

Больше всего боялся, что снимут шапку в ней был партбилет зашит — самое дорогое для меня.

И так четыре дня подряд — допрос и опять — на «вышку». Ни хлеба, ни воды не давали. Часовой днем нередко отлучался. И тогда к М. Т. Кочетову наведывалась жена. Не к нам в камеру, конечно. Из коридора через широкую щель в двери шепнет о городских новостях и кусочек хлеба подбросит (на «вышку» нетрудно было проникнуть: там проживали семьи горожан).

Уже с 10 декабря улицы заметно оживились — обозы, танки и опять обозы. Только теперь этот поток двигался в обратном направлении — с Иван-Озера на Узловую, в Донской.

Видим, радуемся. Только не думали мы живыми отсюда выбраться.

 

* * *

Над городом высокое морозное небо. А в нем молочно-белый след самолета. В окне той самой квартиры, где сидели узники — красивая тюлевая штора. По Комсомольской улице, где когда-то двигались танки, мчится машина с домашним скарбом — у кого-то новоселье. На ближнем перекрестке постовой милиционер приостановил движение — малыши из детсада идут на прогулку. Дворничиха посыпает желтым песком обледеневший тротуар.

Да могло ли все это быть: заточение, танки, пистолет в руке фашистского палача?..

Да, так было.

Рассказ М. Т. Кочетова

— Живыми нам отсюда не выбраться, — говорит мне Андрей Алексеевич. — Не случайно сегодня с утра на допрос повели.

Втолкнули нас в комендатуре в чулан. На улице с утра моросил дождь, и мы обы зуб на зуб не попадали. А в коридоре и комнате следователя суета: грузят мебель, жгут какие-то бумаги. Там успел я заметить нагруженного сверх меры барахлом и Николая Картавых — это он обвинил меня в поджоге шахты.

— Как поступим с этими, которые в чулане? — слышим мы разговор в коридоре.

— Клинский пустырь рядом.

На улицу из комендатуры нас вывели под вечер. Дождь сменился морозом. Мокрая одежда сразу заледенела. Через поселок Клин все еще шли обозы. Нас вели обочиной дороги два немецких солдата.

Они торопились. И только стали подходить к Клинскому мостику, — запомнились ветлы в инее, — как конвоир крикнул и махнул рукой направо. Кусты. Знать, не ошиблись мы! Обернулся я к конвоиру, а он пистолет из кобуры вынимает...

И дальше ничего не помню.

Очнулся. Хотел приподняться — вмерз в землю. Небо вызвездило. По ближней дороге танки идут. Мелькнула мысль: заметят — добьют.

Никак не мог понять: жив или нет мой товарищ? Лежит вниз лицом, разбросав руки, словно бы обняв закованную морозом землю. Потом стон...

Пуля ему прошила шею и вышла через рот — лицо и одежда были залиты кровью. А у меня пробит ворот шинели, борт телогрейки и рана под ухом.

Поползли к жилью. В дом-то и в мыслях не держали попасть — а вдруг солдаты расквартированы. Благо, соломы много, расположились в сарае. А на дороге уже стихли лязг гусениц, крики ездовых, солдатская ругань. Близился рассвет, на поселке началась петушиная перекличка.

Сарай непосредственно примыкал к дому. За стеной заплакал ребенок. Потом торопливые шаги. И вот в дверях сарая стоит закутанная в теплый платок женщина: «Страсть-то какая... Фролович, сюда!»

Обогрелись мы у Тюриных. Обмыли кровь с лица Андрея Алексеевича, забинтовали его полотенцем. Земной поклон хозяину и — за дверь.

А над поселком вставало новое утро.

 

* * *

Время много стерло. И лишь память людей хранит события тех ставших уже далеких лет. Так пусть же это не повторится больше. Никогда! Вместе с нами все человечество ныне провозглашает: «Уничтожить войны, утвердить вечный мир на земле.»

 


В этой старой избушке они тогда нашли приют. Фото М. Борщева. 

 

Источник: Озерский Н. Они пережили свою смерть // Новомосковская правда, декабрь 1965 года

Категория: Город в оккупации | Добавил: Редактор (31.03.2016) | Версия для печати
Просмотров: 507 | Теги: Озерский, Борщев, 7 декабря 1941 года, немецкие преступления, 12 декабря 1941 года, Новомосковская правда

Уточнить или дополнить описание, сообщить об ошибке.
Ваш комментарий будет первым:
avatar
для детей старше 12 лет
Поиск
В этот день
Не произошло никаких примечательных событий.
Комментарии

Последняя информация об обелиске датируется 1971 годом. Маловероятно, что сохранился. Говорят, что про группу учителей помнят еще только жители Подоси...

Цитата
...

Спасибо за уточнение! Наиболее вероятно, что в предвоенный год его перевели из школы № 5 в школу № 12. Кто-то запомнил его больше, как директора школы...

Теги
1942 год химкомбинат Пырьев 1950-е годы советские мемуары Советская площадь Мартиросян 18 ноября 1941 интервью 1930-е годы 21 ноября 1941 27 ноября 1941 24 ноября 1941 239-я стрелковая дивизия Сталиногорская правда Соцгород 1941 год ЦАМО наградные листы комиссары 25 ноября 1941 Сталиногорск-2 кавалеры ордена Красного Знамени РГАКФД комсостав медицинские работники кавалеры ордена Красной Звезды ул. Московская Сталиногорцы Яковлев Nara аэрофотосъемка 1943 год награжденные медалью «За отвагу» 26 ноября 1941 немецкие карты 19 ноября 1941 немецкое фото 17 ноября 1941 советские карты 16 ноября 1941 20 ноября 1941 108-я танковая дивизия 22 ноября 1941 23 ноября 1941 пехота Рафалович советские документы Коммунар 15 ноября 1941 немецкие преступления артиллеристы 112-я пехотная дивизия ноябрь 1941 года декабрь 1941 года 41-я кавалерийская дивизия нквд митрофанов 28 ноября 1941 180-й стрелковый полк НКВД исследования зенитчики Чумичев Документальная проза сталиногорское подполье 12 декабря 1941 Мелихов Донская газета 330-я стрелковая дивизия танкисты ул. Комсомольская Связь времен Плотников Гато октябрь 1941 года Новомосковская правда Корчук 30 ноября 1941 немецкие документы 10 декабря 1941 Шенцов 1940-е годы братская могила 1944 год 172-я стрелковая дивизия 4-я танковая дивизия 167-я пехотная дивизия 11 декабря 1941 Владимиров 2-я гвардейская кавдивизия 13 декабря 1941 29-я мотопехотная дивизия Память РГВА Малашкин 9 декабря 1941 328-я стрелковая дивизия 1945 год Белова 53-й армейский корпус
Статистика
Вход на сайт
Сталиногорск 1941 | Все материалы сайта доступны по лицензии Creative Commons Attribution 4.0