Сталиногорск 1941

поисковый отряд «Д.О.Н.» Тульского областного молодежного поискового центра «Искатель»

Новые фотографии и иллюстрации:

«Сталиногорское направление»

Главная » 2018 » Февраль » 7 » Военные тайны Ново-Яковлевки: 239-я стрелковая дивизия в боях за Сталиногорск
20:00
Военные тайны Ново-Яковлевки: 239-я стрелковая дивизия в боях за Сталиногорск

начало: Переброска 239-й стрелковой дивизии с Дальнего Востока
«Сибирский характер» Узловой, Донского и Сталиногорска

Как вы уже знаете, 22 ноября 1941 года частями Красной армии был оставлен промышленный Сталиногорск-2, а 24 ноября пал Венёв. Немецкие танки беспрепятственно двигались дальше на север через Мордвес на Каширу... и на Москву. Но мало кто знает, что все это время сибирская 239-я стрелковая дивизия все еще дралась под Сталиногорском-1 и Донским — в полном кольце окружения, далеко от других войск 50-й армии, в тылу врага.

По поводу свежей, полностью укомплектованной и хорошо вооруженной 239-й стрелковой дивизии, переброшенной с Дальнего Востока сюда, в самое пекло под Сталиногорск, командование советской 50-й армии всерьез и не без оснований полагало: 

Не жди подкрепления. Ты и есть подкрепление.

Невероятно, но факт. Сибирская 239-я стрелковая дивизия приказа на отход из Сталиногорска не получила. Ее полки сосредоточились на рубеже Урванка — Сталиногорск-1 — Донской — Смородино — Дубовое, снова готовясь вступить в неравную схватку с врагом. 

23 ноября 1941 года ей вместе с остатками 41-й кавалерийской дивизии была поставлена новая боевая задача. Нет, отнюдь не удерживать оборонительный рубеж, а снова и снова атаковать противника — на запад в направлении станции Узловая. По всей видимости, в штабе 50-й армии рассчитывали всеми доступными средствами оттянуть немецкие силы от Венёва, чтобы как следует успеть подготовить Венёвский боевой участок. 

Но когда в 16:00 полки вышли на исходные позиции, от 172-го кавалерийского полка 41-й кавалерийской дивизии, оставшегося прикрывать тыл на станции Епифань (ныне г. Кимовск), поступило срочное донесение, что сюда уже ворвались танки противника. К 19:00 кавалеристы методом «подвижной обороны» вынуждены были отойти севернее, на рубеж реки Пронь у д. Дудкино. Вот так начался «морозный поход» 29-й моторизованной пехотной дивизии вермахта, имевшей задачу окончательно отрезать сибиряков от тыловых баз снабжения и замкнуть Сталиногорский котел с востока. 

Что могла сделать против новой немецкой дивизии советская 41-я кавалерийская дивизия, имевшая в полках всего по 300 сабель?.. Ничего. И она ушла на восток, оголив теперь еще и левый фланг сибиряков, оставшихся совершенно одних против теперь уже 4-х немецких дивизий под Сталиногорском. 

Но мы были не одни!

Тем не менее, согласно политдонесениям, в 239-й стрелковой дивизии был необычайно высокий боевой дух: большинство бойцов и командиров мужественно и смело дрались с врагом, показывая массовый героизм и высокие моральные качества. И дело не только в том, что они клялись самим Ворошилову и Калинину защищать свою Родину, а у города было важное географическое и стратегическое положение: он связан с Москвой железной и шоссейной дорогами. 

Особую гордость и ответственность придавал тот факт, что город, на оборону которого вставали сибиряки, носил имя «величайшего вождя всех времен и народов» — 

СТАЛИНОГОРСК 

Это было делом престижа. Делом чести. И когда по полкам и батальонам 239-й стрелковой дивизии на митингах и собраниях объявили, что на этом рубеже надо драться до последнего патрона, командир отделения сержант Гиса Хатимович Емкужев убежденно заявил своим бойцам: 

Здесь и погибать будем...

И ему верили. Слово Гайку Оганесовичу Мартиросяну, командиру 239-й стрелковой дивизии: 

«В виду того, что и справа и слева соседи ушли и оставили нас одних, а противник свободно обошел оголенные фланги, мы оказались в тяжелом положении. Во чтобы то ни стало враг стремился окружить и уничтожить нашу одну дивизию, находившуюся в большом отрыве от своих войск... 

Но мы были не одни — к нам приходило много юношей и девушек 15-16 лет и просили, чтобы их приняли в медицинские подразделения. Были и такие, которые принимали участие в боях. В Сталиногорске, Узловой, Донском группы шахтеров минировали танкоопасные участки, строили противотанковые препятствия, действовали как истребители танков. Отдельные снайперы-спортсмены метким огнем уничтожали фашистов. Органы разведки посылали смельчаков в тыл противника. 

Мы восхищались проявлением такого патриотизма и сознательного отношения к выполнению своего гражданского долга перед Родиной. Вот эти героические подвиги шахтеров и вообще советских людей воодушевляли и нас, воинов—сибиряков». 

В обороне Сталиногорска активно участвовало все оставшееся население города: женщины, дети, старики. Это была не только война армий, но и народная война. 

«Еще никогда, ни в одной войне женщины не играли такой роли, как в Великой Отечественной. Женщины, комсомолки и школьники Сталиногорска становились санитарками, медсестрами, врачами, связными, разведчиками, партизанами, служили в тыловых частях и учреждениях.... Помню, как из города Сталиногорска по телеграмме политкома ЛКСМ к нам прибыла группа девушек-комсомолок. Сначала мы не хотели их принимать, так как они были несовершеннолетние (15-17 лет) и не имели профессии. Девушки упрямо просили назначить их санитарками. И действительно, эти бесстрашные девчушки бросались в бой и выносили раненых. 

Да, действительно мы были не одни!» 

Вместе до конца: выйти из окружения или погибнуть

Итак, вплоть до 25 ноября 1941 года это элитное советское соединение вело бои практически в одиночку против частей 4-х(!) немецких дивизий: 

1) с юга топталась на месте «более небоеспособная» немецкая 112-я пехотная дивизия
2) с запада от Узловой нетерпеливо штурмовала 167-я пехотная дивизия
3) с севера расположились части 4-й танковой дивизии
4) ну и наконец с востока сталиногорский котел окончательно запечатала 29-я моторизованная пехотная дивизия вермахта. 

Добавим, что для усиления частям немецкой 4-й танковой дивизии была специально придана боевая группа из соседней 3-й танковой дивизии, а пехотинцев 112-й и 167-й пехотных дивизий поддерживали еще и несколько штурмовых орудий StuG III из 202-го дивизиона штурмовых орудий. Очевидно, что так крайне необходимое участие всех этих частей в немецком наступлении на Москву снова откладывалось.

Еще неделю назад, «17 ноября мы получили сведения о выгрузке сибиряков на станции Узловая» — докладывал немецкий генерал Г. Гудериан, но Гейнц, ведь на дворе уже — 25 ноября! Из-за какой-то одной советской дивизии (или нет, не какой-то, а какой!...) целая неделя прямиком коту под хвост!.. В штабе немецкой 2-й танковой армии, однозначно, уже было совсем не до шуток.

В этой, мягко говоря, крайне сложной ситуации командир 239-й стрелковой дивизии полковник Гайк Оганесович Мартиросян принял единственно верное решение — идти на прорыв. В документальной повести новомосковского краеведа Н. С. Чумичёва ему приписываются до глубины души пронзительные слова: 

Только безвольный и трусливый командир под видом «безвыходного положения» может распустить свою часть для выхода из окружения мелкими группами, а на самом деле он бросает своих воинов, которые верят ему как отцу, на произвол судьбы. 

Не будет такого, вместе до конца. Я принял решение нанести удар по противнику и выйти из окружения или погибнуть...

И этот замысел безусловно приводится в исполнение. Для этого 25 ноября 1941 года 3-й стрелковый батальон 813-го стрелкового полка должен был надежно прикрывать отход основных сил дивизии на рубеже деревни Урванка, нынешних Детского парка, Березовой рощи и поселков 26-й и 27-й шахт. Бойцов просили крепко держаться как можно дольше. И они держались.


Рубеж обороны 813-го стрелкового полка 239-й стрелковой дивизии по железнодорожной насыпи западнее Урванки и Клина. Фрагмент советской отчетной карты боевых действий 50-й армии на 23 ноября 1941 года. ЦАМО.

...Сегодня за Сталиногорск умирать не нужно, сегодня за Сталиногорск пожить нужно


Командир роты ПВО
Г. А. Аванесов

По воспоминаниям Дарьи Александровны Тимошиной, жительницы крайнего дома в Сталиногорске-1, когда 25 ноября 1941 года началась немецкая атака, по полю прямо к ее дому надвигались 5 немецких машин (остальные танки пошли в сторону 26-й шахты). Здесь их уже ждали бойцы-сибиряки. Завязался неравный бой. Увидев около своего дома двух раненых красноармейцев, Дарья Александровна выбежала из укрытия и под огнем противника перенесла их с поля боя в подвал дома, где оказала первую медицинскую помощь — сделала перевязку.

Вскоре на позициях 3-го стрелкового батальона сложилась реально критическая ситуация. Командир полка Георгий Алексеевич Гоголицын вызвал к себе старшего лейтенанта Григория Андреевича Аванесова и лично поручил ему прийти на выручку погибающим, но не сдающимся бойцам 3-го батальона. Взяв машину с зенитной установкой, он выехал в поле перед городскими домами и огнем с коротких дистанций принялся уничтожать немецкую пехоту.

Повсюду бушевала ожесточенная рукопашная схватка... Для многих защитников Сталиногорска, как и для Григория Аванесова, тот бой стал последним.

Выжившие немецкие ветераны свидетельствуют: «Сибиряки оборонялись до последнего, предпочитая быть убитыми, но не покинуть свои одиночные окопы-укрытия. РУССКИЕ НЕ СДАЮТСЯ, прерывисто строчат их очереди из пулеметных гнезд». Из высотных домов (городская застройка Сталиногорска-1) навстречу немецким пехотинцам «били медленные очереди «так-так» русских пулеметов Максима — их огневые точки невозможно сразу засечь в бесконечных оконных проемах...» 

Нет, Сталиногорск не сдался без боя. Вплоть до самой ночи стучали пулеметы, трещали карабины и грохотали ручные гранаты. Потом наконец наступила тишина... Немецкие потери были велики. Один только 315-й пехотный полк 167-й пехотной дивизии доложил в качестве текущих потерь о 100 раненых и о выбытии 5 командиров рот. Особенно сильно был обескровлен 2-й батальон, а 3-й батальон вообще был к вечеру отведен назад в Каменку (Узловский район). Мучительная смерть у деревни Урванка, ныне в черте современного Новомосковска, настигла обер-лейтенанта Роскотена, «когда он захотел приблизиться прямо к одному русскому, чтобы взять его в плен. Красноармеец высоко вскинул свое оружие, выстрел ранил обер-лейтенанта так тяжело, что он умер несколько часов спустя...»

Сталиногорская операция 22-25 ноября 1941 года. Фрагмент военной карты 239-й стрелковой дивизии....

Эти русские не сдаются. Тем временем, основные силы сибирской дивизии в ночь с 25 на 26 ноября 1941 года наносят врагу неожиданный удар в восточном направлении — здесь, как и планировал Г. О. Мартиросян, его 239-я стрелковая дивизия пошла на отчаянный прорыв из кольца окружения. Бойцы 3-го стрелкового батальона 813-го стрелкового полка в Сталиногорске-1 смогли прикрыть их отход.

Продолжение: прорыв сибиряков из сталиногорского котла!

См. также:

Просмотров: 184 | Добавил: Редактор
Всего комментариев: 0
avatar
для детей старше 12 лет
Поиск
В этот день
Не произошло никаких примечательных событий.
Комментарии


Через соцсети найдено фото красноармейца Щетникова, останки которого обнаружили туляки под Новомосковском

Поисковик из Саратова ...

Подборка видео-репортажей:

РЕН ТВ. Новости. Под Тулой обнаружили огромное захоронение солдат Красной армии
...

Найти родственников Алексея Васильева:
«Шанс есть всегда. Через год, через два, через 10 лет, через 20 лет, завтра, сегодня — всегда ест...

Теги
1942 год химкомбинат Пырьев 1950-е годы советские мемуары Советская площадь Мартиросян 18 ноября 1941 интервью 1930-е годы 21 ноября 1941 27 ноября 1941 24 ноября 1941 239-я стрелковая дивизия Сталиногорская правда Соцгород 1941 год ЦАМО наградные листы комиссары 25 ноября 1941 Сталиногорск-2 кавалеры ордена Красного Знамени РГАКФД комсостав медицинские работники кавалеры ордена Красной Звезды ул. Московская Сталиногорцы Яковлев Nara аэрофотосъемка 1943 год награжденные медалью «За отвагу» 26 ноября 1941 немецкие карты 19 ноября 1941 немецкое фото 17 ноября 1941 советские карты 16 ноября 1941 20 ноября 1941 108-я танковая дивизия 22 ноября 1941 23 ноября 1941 пехота Рафалович советские документы Коммунар 15 ноября 1941 немецкие преступления артиллеристы 112-я пехотная дивизия ноябрь 1941 года декабрь 1941 года 41-я кавалерийская дивизия нквд митрофанов 28 ноября 1941 180-й стрелковый полк НКВД исследования зенитчики Чумичев Документальная проза сталиногорское подполье 12 декабря 1941 Мелихов Донская газета 330-я стрелковая дивизия танкисты ул. Комсомольская Связь времен Плотников Гато октябрь 1941 года Новомосковская правда Корчук 30 ноября 1941 немецкие документы советские военнопленные 10 декабря 1941 Шенцов 1940-е годы братская могила 1944 год 172-я стрелковая дивизия 4-я танковая дивизия 167-я пехотная дивизия 11 декабря 1941 Владимиров 2-я гвардейская кавдивизия 13 декабря 1941 29-я мотопехотная дивизия Память РГВА Малашкин 9 декабря 1941 328-я стрелковая дивизия 1945 год Белова
Календарь
«  Февраль 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728
Статистика
Вход на сайт
Сталиногорск 1941 | Все материалы сайта доступны по лицензии Creative Commons Attribution 4.0