Сталиногорск 1941

поисковый отряд «Д.О.Н.» Тульский областной молодежный поисковый центр «Искатель»

Новые фотографии и иллюстрации:

Статьи

Главная » Статьи » Город в оккупации

Бахмутов В. М. Партбилет

Бахмутов В. М.
красноярский писатель, уроженец г. Сталиногорска

 

Круша и калеча тысячи человеческих судеб, огненное дыхание войны пронеслось над головами моих деда и бабушки, их невестки, — моей матери, и меня, — полуторогодовалого внука, — невольных свидетелей и участников этой драмы, почти две с половиной недели проживших на территории, оккупированной немцами, а по существу — в зоне непрерывных боевых действий, когда здесь, — на гребне войны решался вопрос — кто кого.

Это был последний рубеж наступления немцев на Москву с юга. Именно здесь в последних числах ноября 41-го были предприняты первые наступательные операции советских войск, положившие начало разгрому немецких войск под Москвой.

 

Дедушка мой [Иван Гаврилович Бахмутов] был членом партии большевиков. Вступил еще в бытность свою в родном своем селе [Бороздино ныне в составе муниципального образования Город Новомосковск] сначала председателем комбеда, а потом, — в середине 30-х, — председателем сельского совета. Не знаю, по доброй ли воле вступил. И не захочешь, да вступишь. Как это так, — тебя сельчане председателем избрали, а ты — беспартийный. Это при советской-то власти. Попробуй — не вступи! Ведь дело было, напомню, в канун пресловутого 37-го года.

Он, видимо, был неплохим хозяйственником и организатором, — мой дед, если партийные власти вскоре направили его на хозяйственную работу в расположенный неподалеку город Сталиногорск руководителем Горторга. Сталиногорск (ныне — Новомосковск северный) — это бывшие Бобрики, — город, выросший на месте родовой усадьбы знаменитых потомков Екатерины Великой и графа Орлова — графов Бобринских.

Воспротивился было дедушка, — только ведь новый дом себе срубил. Очень не хотелось ему покидать родное село, где жили его деды-прадеды. Но куда денешься, — с властью не поспоришь. Пришлось переезжать.

Это сейчас начальник Горторга — о-го-го! Величина! А тогда, да еще в небольшом городке…. Во всяком случае, жили мы тогда, несмотря на служебное положение деда, — в бараке, что за старым базаром, занимая семьей из шести человек две комнатки. К слову сказать, там я и родился.

Только лишь перед самой войной получил дедушка две комнаты в коммунальной квартире на первом этаже двухэтажного брусового четырехквартирного дома в новом поселке со странным названием, — Аварийный. Дедушка нарадоваться не мог, — в одной из комнат был погреб-подполье, а в кособоком сарайчике возле дома можно было держать поросенка и с десяток куриц.

 


Справа — типовой двухэтажный барак в квартале № 12 г. южного Сталиногорска-1.

 

Поздней осенью 1941-го, когда немецкие армии безудержно рвались к Москве, и стало ясно, что со дня на день немцы войдут в город, дедушке, как партийному деятелю городского масштаба, поручили организовать в лесах близ родного его села партизанский отряд. Он перевез свою семью, в «новый», стоявший уже многие годы пустым, дом, что на околице села близ погоста.

«Новый», т.е. не тот старый дом на низах, где родились он сам и и мой отец, а новый, выстроенный Иваном Гавриловичем для своей семьи в конце 20-х годов. С ним переехали в село бабушка, моя мама, которой тогда было 20 лет, со мной — полуторогодовалым, и две мои двоюродные сестренки, — Нелля и Галя Шаховы в возрасте соответственно двух и трех с половиной лет.

Отец мой [Михаил Иванович Бахмутов] в это время ускоренным порядком заканчивал эвакуированное в Новосибирск московское военно-техническое училище. Отец моих малолетних кузин, шофер по профессии, — Василий Шахов был призван в армию и ушел навсегда. Он пропал без вести весной 1942 года. Закончившая шоферские курсы тетя Нюра Шахова, — сестра моего отца и мать моих двоюродных сестренок, по порядкам военного времени не смогла выехать вместе со всеми, — осталась в городе.

С приходом немцев, дедушка ушел в лес, — скрывался там вместе с другими по разным причинам не эвакуировавшимися жителями окрестных сел. Был ли это партизанский отряд? Не знаю. Вряд ли. Ведь для его организации просто не было времени, — немцы продержались там чуть больше двух недель. Но бабушка в своих рассказах неизменно повторяла:

Дед ушел к партизанам.

 


Немецкая колонна артиллерии, предположительно, 86-го артиллерийского полка 112-й пехотной дивизии, движется на восток через Сталиногорск-1. Конец ноября — начало декабря 1941 года. 

 

Она рассказывала, как в доме вскоре поселился молодой немецкий офицер какой-то, видимо, тыловой службы, с денщиком. Боясь излишнего внимания постояльцев к молодой невестке, бабушка постаралась придать моей матери максимально непривлекательный вид чумазой и неопрятной замарашки.

Много лет спустя, мама рассказывала мне, что в те беспокойные и тревожные дни я, видимо, приболел, капризничал, громко и подолгу плакал, раздражая тем самым постояльцев. Денщик несколько раз подходил ко мне, пристроенному на старом сундуке возле печи, зло смотрел на меня и что-то громко и остервенело кричал по-немецки.

У матери, безуспешно пытавшейся меня успокоить, каждый раз обрывалось сердце, — боялась, как бы денщик не схватил меня за ноги и не треснул об печь. Бабушка в такие минуты, размахивая полотенцем, бесстрашно наступала на денщика, всячески стыдя его и оттесняя к сеням. Тот, отругиваясь и ворча, отступал.

Впрочем, офицеру, видимо, было не до молодухи. Не мешал ему и детский плач. Вернувшись со службы, уединялся он в своей комнате с бутылкою шнапса или самогонки, требовал закуски, молча пил один при свете керосиновой лампы, играл на губной гармошке грустные мелодии и тихонько плакал, разложив на столе и разглядывая фотографии молодой женщины с детьми.

Иногда выходил в горницу, что-то говорил бабушке на ломаном русском языке, показывал фотографии, плакал пьяными слезами, гладил по головам моих малолетних сестер, угощал их шоколадом и еще какими-то диковинными сладостями.

Словом, оставил постоялец о себе память, как о незлобивом и мягкосердечном человеке. Такому впечатлению способствовало и его поведение в одном небезынтересном случае, о котором рассказывала мне бабушка.

Еще перед вселением постояльца, она, наслышанная от людей о том, как солдаты-постояльцы обирают в доме все съестное, оборудовала в горнице под полом яму-тайничок, в которую сложила имевшиеся в доме съестные припасы, подлежащие длительному хранению. В подполье же оставила самое малое. И не напрасно все это сделала, так как уже в первый же вечер после подселения денщик слазил в подполье и прибрал там все лучшее для себя и «господина офицера».

Если бы не бабушкина предосторожность, совсем пришлось бы жить впроголодь. А так, с оглядкой, когда не было в избе постояльцев, поднимала она половицу, и доставала кое-что из припасов.

Однажды вечером офицер-постоялец вышел из своей комнаты в горницу и стал там прохаживаться, чистя ногти маленьким изящным перочинным ножичком. Из-за неловкого движения ножичек вдруг выскользнул у него из рук. И, надо же было такому случиться, — стоял он в это время как раз над тайником. Ножичек ударился об пол, подскочил и скользнул в щель между половицами. Бабушка так и обмерла.

Она понимала, конечно, что постоялец не смирится с потерей этой изящной вещицы. Заставит сейчас вскрыть пол, а вместе с этим и открыть бабушкину тайну. Но, видимо, и постоялец о чем-то догадался, глядя на испуганную, побледневшую бабушку. Нахмурился, повернулся, и ушел к себе.

К утру бабушка, конечно же, добыла ножичек, и когда постоялец появился в горнице, передала ему вещицу. Тот взял ее молча, ни о чем не спрашивая.

 

* * *

 

Несколько раз по ночам, крадучись, приходил к дому дедушка. Приходил, чтобы запастись продуктами. Забрав харчи, быстро уходил. Как удавалось ему проделывать это, не потревожив постояльцев, для меня и сейчас, — загадка. Однако, бабушка, помнится, рассказывала, что ждала его и готовила к его приходу продукты. Может быть, каким-то образом давала ему знать о безопасности обстановки. И все же дедушка, видимо, хорошо сознавал риск, на который шел.

Перед домом стоял большой старый вяз с сухим крепким суком, торчавшим над головами. Дед несколько раз с беспокойством говорил бабушке, что надо бы спилить этот сук, а то, де, схватят, — тут же, на этом суку и повесят!

Как-то в одну из ночей, незадолго перед приходом наших, поднялась вдруг ночью стрельба, — казалось, возле самого дома. Бабушка переполошилась, — испугалась за деда. А утром стало известно, что это группа красноармейцев, — четверо молодых парней, видимо, разведчиков, напоролась на засаду возле сельского погоста. Здесь все четверо и сложили свои головы. И сейчас посреди кладбища, недалеко от наших родовых захоронений стоит скромный обелиск над братской могилой этих ребят.

 


Памятник на братской могиле в деревне Бороздино.

 

Однажды под утро, после очередной вылазки за харчами, на пути к Ширинскому лесу деда таки заметили немцы. Крикнули:

Хальт!

выстрелили в воздух, побежали к нему. Деваться было некуда. Подумал только, что если найдут партбилет, — расстреляют непременно. Что тогда будет с женой, невесткой, внуками, — ведь пропадут без меня. Упал на снег, торопливо достал из-под телогрейки тонкую книжицу. Времени уже не оставалось, — сунул её в снег.

Криками дедушку заставили подняться с земли, поднять руки, обыскали. Оружия у него не было. Отобрали продукты, привели в село и закрыли в сарае. Весь день бушевала вьюга. А к ночи вдалеке загрохотала канонада, у горизонта заполыхали зарницы. Деду повезло, — утром немцы спешно без боя оставили село. Про деда никто не вспомнил.

На другой день после освобождения он до сумерек бродил и шарился в снегу возле того оврага, где его взяли немцы. Но ничего не нашел. Приходил и еще не раз, спустя время, и все с тем же результатом, — книжица как в воду канула.

С возвращением в город вскоре встал вопрос о партбилете. Рассказал все, как было. Однако сочувствия не нашел. За утрату партийного билета дедушку исключили из партии, а летом 1942 года он был мобилизован и отправлен на фронт. Понятное дело, — рядовым. Ему в это время шел пятьдесят второй год.

 


Партийный билет ВКП(б) образца 1935 года. Источник: livinghistory.ru 

 

Бахмутов В. М.
Красноярск, 2013 г.

Источник: Бахмутов В. М. Партбилет // Проза.ру, 18 октября 2013.

См. также:

  • Воздушная тревога — об эвакуации из прифронтового Сталиногорска в д. Бороздино накануне немецкой оккупации города.
Категория: Город в оккупации | Добавил: Редактор (14.07.2017) | Версия для печати
Просмотров: 101 | Теги: ноябрь 1941 года, Бахмутов, Сталиногорцы, декабрь 1941 года
Похожие материалы:

Уточнить или дополнить описание, сообщить об ошибке.
Ваш комментарий будет первым:
avatar
для детей старше 12 лет
Поиск
В этот день
Не произошло никаких примечательных событий.
22 ноября...
Теги
1942 год химкомбинат Пырьев 1950-е годы советские мемуары Советская площадь Мартиросян 18 ноября 1941 интервью 1930-е годы 21 ноября 1941 27 ноября 1941 24 ноября 1941 239-я стрелковая дивизия Сталиногорская правда Соцгород 1941 год ЦАМО наградные листы комиссары 25 ноября 1941 Сталиногорск-2 кавалеры ордена Красного Знамени РГАКФД комсостав медицинские работники кавалеры ордена Красной Звезды 19 ноября 1941 ул. Московская Яковлев Сталиногорцы Nara аэрофотосъемка 1943 год награжденные медалью «За отвагу» 26 ноября 1941 немецкое фото 17 ноября 1941 советские карты 16 ноября 1941 20 ноября 1941 108-я танковая дивизия 22 ноября 1941 23 ноября 1941 пехота Рафалович советские документы Коммунар 15 ноября 1941 немецкие преступления артиллеристы Сталиногорская ГРЭС 1939 год 112-я пехотная дивизия ноябрь 1941 года декабрь 1941 года 41-я кавалерийская дивизия нквд митрофанов 28 ноября 1941 180-й стрелковый полк НКВД исследования зенитчики Чумичев Документальная проза сталиногорское подполье 12 декабря 1941 Мелихов Донская газета 330-я стрелковая дивизия ул. Комсомольская Связь времен Плотников Гато июль 1941 года октябрь 1941 года Новомосковская правда Корчук 30 ноября 1941 немецкие документы советские военнопленные 10 декабря 1941 Шенцов 1940-е годы братская могила 1944 год 172-я стрелковая дивизия 4-я танковая дивизия 167-я пехотная дивизия 11 декабря 1941 Владимиров 2-я гвардейская кавдивизия 13 декабря 1941 29-я мотопехотная дивизия РГВА 9 декабря 1941 328-я стрелковая дивизия 1945 год Кислицын Белова
Комментарии
21 октября 2017 года на Куликовом поле прошла эколого-патриотическая
Возможно, он же:
- ефрейтор
Возможно, он же:
капитан Сидоров Анатолий Петрович (род. 1909 в г. Череповец Вологодской области), командир 1101-го стрелкового полка 326-й стр...

Возможно, это он же - https...


Статистика
Вход на сайт
Сталиногорск 1941 | Все материалы сайта доступны по лицензии Creative Commons Attribution 4.0