Сталиногорск 1941

поисковый отряд «Д.О.Н.» Тульского областного молодежного поискового центра «Искатель»

Выверка братских могил Новомосковска: 98%

Статьи

Главная » Статьи » Машинорудной Тулы брат » Кимовский район

Интервью с Александрой Семеновной Будковой

Александра Семеновна Будкова родилась 25 октября 1927 года в селе Михей Сапожковской волости Рязанской губернии (ныне Сапожковского района Рязанской области). В 1941 году в возрасте 14 лет она пережила боевые действия и временную немецкую оккупацию села Пронь Кимовского района. 

Как ваша семья оказалась в Прони и как жили

В поселок Пронь переехали в 1939 году. Здесь был совхоз, брат отца тут жил. И отец сюда приехал, на заводе [прим.: спиртзавод] работал каменщиком. Жили с мачехой (Паша), младшей сестрой Антониной (1930 г.р.) и братом Василием. На территории завода была длинная конюшня, мастерская, склад, сарайчик для скота (его определили нам под жилье), где были наши четыре квартирки. В одной из них мы и жили впятером. Прямо около пруда.

Училась в Дудкинской школе. В школе была учительница Анна Александровна Морозова (муж Сергей Тимофеевич – по ботанике), Косоусова Александра Дмитриевна, Николай Дмитриевич. Еще одна школа была на язычке [прим.: местный топоним; жилой район у спиртзавода, который начинался от развилки двух дорог, как бы образуя форму языка; ныне упомянутая школа не существует]. Успела окончить 4 класса. В сентябре [1941 года] пошла в 5 класс, но через месяц ушла работать. Мачеха мне сказала: «Нет, ты учиться не будешь. А кто вас кормить будет?» Я бросила учиться, в школу так и не вернулась. Работала уборщицей – то на заводе, то в конторе. 

Как в Пронь пришли немцы

Немец наступал с Александровки на мотоциклах. Шуму было!.. Танков и грузовиков у них не видела [прим.: 3-й батальон 15-го пехотного полка 29-й моторизованной пехотной дивизии вермахта наступал через Александровку на Пронь, которая была захвачена в 13:00 мск 24 ноября 1941 года].

Тут бой начался. Сидим в нашей квартирке, видим: бежит наш красноармеец, небольшого росточка, весь согнутый, в шинели, рюкзак на нем, а в руках небольшая лопаточка. Мы ему говорим, схоронись в туннеле (у нас от завода туннель был, по нему из кочегарки в вагонетку клали нажигу и лошади на постромках вывозили ее прямо мимо нашего порога). А он побежал дальше по совхозу, куда не знаю. Успели лишь спросить, откуда он, а он ответил, что сибиряк: «Я из Сибири».

[Прим.: как видно, поселок прикрывали бойцы 239-й стрелковой дивизии с Дальнего Востока, которая была доукомплектована в Сибири. Пронь находилась в оперативном тылу этой советской дивизии. Однако 24 ноября тыла больше не стало: немецкие войска замкнули здесь кольцо окружения с востока. Развернулись последние бои сибирской и дальневосточной дивизии под Сталиногорском.]

Шел бой, пули летят. Соседи говорят нам: «Давайте в туннель спускаться!», а наша мачеха отвечает: «Нет, никуда я не пойду! Если убьют, то здесь убьют, и там нам житья не будет». Так мы в коридоре и сидели. 

Что происходило во время оккупации Прони

В 1941 году был жутчайший холод, яблоневые сады все вымерзли. Есть кроме картошки было нечего, топить было не чем. В то время было очень много грачей, и вот у них падали гнезда, ими-то и топили печь.

Как-то вечером пришли к нам двое или трое немцев, и пробормотав на своем, забрали брата. Запрягли лошадь (из конюшни завода), и он их повез. Поехали к вышке под 38-й [шахтой]. Оттуда брат вернулся уже один [и рассказал мне следующее]. На пути туда (ближе к тупику) у дороги лежал наш красноармеец, был живой, но раненый. Немец слез и пристрелил его, так он там и остался. В 1942 году, когда стало таять, наши ходили по полям собирали убитых. Привезли четверых к нашему дому и положили их в сарайчик возле склада. Мы собрались пойти посмотреть. От страха я закричала: как они там лежали, а их лица и руки были погрызанны мышами. А вот куда их повезли и где их похоронили, я не знаю. 

Знаю, что в Дудкино немцы [наших] военных вешали. Сколько их было и где похоронили не знаю. 

Еще помню, где ручей тек к пруду, там нашли убитого. Он оказался из д. Дудкино – Юдаев. Родные у него были – учительница Анна Александровна, я у нее училась.

Копия.
Акт. –
21 января 1942 года

В колхозе «Борьба», Пронского сельсовета, Кимовского района, Тульской области немецко-фашистские войска за период с 24 ноября по 10 декабря 1941 года учинили следующие зверства:

1) Так, 28 ноября 1941 года попавшие в плен разведчики частей Красной Армии в количестве 18 человек, были зверски убиты германскими фашистами: 8 человек повешено, в том числе одна санитарка, и 10 человек расстреляно на льду.

2) Юдаев Петр Александрович, год рождения 1923, был увезен немцами в неизвестном направлении 1 декабря 1941 года и зверски замучен лишь за то, что у него был найден бинокль и компас.

3) Прошина Анна Игнатьевна, год рождения — 1901, была убита за то, что отказалась топить печь.

На что и составлен настоящий акт.

Члены комиссии:
Прошин [Никита Никифорович — член колхоза «Борьба»]
Жорина
Жорина
Жорин 
[Илья Поликарпович — председатель колхоза «Борьба»]
Юдаев [Александр Тимофеевич — член колхоза «Борьба»]
Прошина

Верно: /подпись/

Источник: ГАТО. Ф. 177. Оп. 8. Д. 125. Кор. 181. Л. 221.
Текст документа предоставлен С. Митрофановым.

Как-то раз затопили печку, а на дым пришли к нам на ночлег 5 немцев, один из них был переводчиком [прим.: предположительно эмигрант из России]. Попросили солому, чтобы на полу спать. Так и жили они в нашей комнате 5 дней. Переводчик рассказал нам, что у него есть брат под Ленинградом, относился к нам хорошо. Однажды посылку к ним прислали – немецкий самолет сел в старом саду. Переводчик достал оттуда пряники-треугольнички и раздал всем нам. 

Немцы что-то бормочут на своем – ничего не поймешь. Напротив жила сноха нашей мачехи. Немцы заставили ее картошку жарить. Она жарит и ругается на них: «Когда вас отсюда унесет!» Ну так нас [немцы] не трогали. А вот после них шел «карательный отряд», который уничтожал все, забирал скотину и кур. Но вот именно к нам они не попали, [наши] отогнали немцев. Финны были самые злые! Рыжие финны.

Дней 17 немцы у нас были, а потом ушли. Отступали немцы уже по мосту.

 


Старый мост через пруд в Прони. 
Из семейного архива Надежды Николаевны Исаевой (пос. Пронь)

 

Была могила [советских солдат] напротив магазина, на ней было написано «Неизвестный солдат». Сначала памятника не было, а уже только после войны сделали деревянный памятник и небольшую деревянную ограду. Рядом росло деревцо. 

Еще было захоронение на бугре – там, где бой был; после войны там был скотный двор, ближе к большаку. 

Захоронение в Дудкино у дома, где Юлины жили [прим.: семья председателя Пронского сельсовета Юлина]. Не знаю, была ли эта могила на месте казни. У памятника, как мне помнится, ограды не было.

Всех их потом перезахоронили, увезли кости. Но как именно не видела [прим.: согласно документам Кимовского РВК, 26 июня 1954 года останки из пяти братских могил в Дудкино, Прони и Новосёлках были перезахоронены в братскую могилу в Карачевском лесу.]

 

 
Братская могила в Прони у магазина, до 1954 года.
Из семейного архива Надежды Николаевны Исаевой (пос. Пронь)

 

Расскажите про вашу семью

Отец мой, Чекалкин Семён Максимович. Был призван 9 сентября 1941 года, защищал Тулу, был пулемётчиком. У него был друг из Осаново, когда немец отступал на бугор, он к нам зашел и говорит: в бой под шахтой № 22 мы шли вместе, больше его не видел, наверное, числится в раненых. Отец, будучи раненым, с открытым переломом руки, был отправлен в полевой госпиталь. Бабушки приносили раненым кто картошку, кто кусочек хлеба. Он долго думал и попросил одну бабушку одеть его. Она его одела, он вышел на д. Петровочку (немец уже отступал), и вот он к нам пришел.

Потом поехал в военкомат и в больницу. С декабря [1941 года] до мая месяца [1942 года] он был на лечении. В мае я его проводила до большака, и он уехал. Письма писал нам [с фронта], а потом долго писем не было. И вот как-то из Дудкинского сельсовета приходит секретарь Клава – принесла похоронку, что он погиб под Ленинградом в блокаду. Его убили, а мачеха от нас ушла. Уехала к сестре в Москву, а нас бросила.

[Прим.: стрелок 172-го стрелкового полка 13-й стрелковой дивизии красноармеец Чекалкин Семён Максимович (род. 1902 в д. Михеи Сапожковского района Рязанская области, призван 9 сентября 1941 года Кимовским РВК) убит в бою 15 февраля 1943 года на Синявинских торфоразработках Мгинского района Ленинградской области. Похоронен в братской могиле поселка Синявино.]

Брата Василия тоже забрали на фронт, откуда он пришел инвалидом, без ноги. Потом женился, ушел от нас.  

[Прим.: Чекалкин Василий Семенович родился в 1925 году в д. Михеи Сапожковского района Рязанская области. Призван Кимовским РВК в 1943 году. С января по август 1943 года в составе 455-го стрелкового полка 42-й стрелковой дивизии (2-го формирования) воевал на Смоленском фронте. 28 августа 1943 года в бою за местечко Заячьи Горы тяжело ранен осколком в правую ногу. В госпитале ампутировали ногу выше колена, инвалид 2-й группы. Работал сторожем на спиртзаводе «Пронь». Награжден орденом Отечественной войны II степени (30 мая 1951). ]

Муж Будков Петр Павлович, родился 19 августа 1926 года. В январе 1946 года я расписалась с ним в Дудкинском сельсовете (он был на самом краю деревни, с той же стороны, где памятник повешенным красноармейцам). Познакомились с ним здесь же в Прони, приехал он с матерью с Волгоградской области сначала в Бобрики, а потом сюда в Пронь. С фронта тоже вернулся без ноги. Сейчас [на свадьбу] надевают фату, а тогда на мне были валенки с галошами и жилеточка с бубенцами. Соседка тетя Поля Веденина дала мне старинный платок, красивый. И вот на Крещение на маленьких санках на лошади ездили в сельсовет расписываться. Ходил на протезе, работал в совхозе. Прожили вместе 24 года. Умер в 50 лет. 

Дочь жила в Кимовске, умерла в 64 года.

 


Александра Семеновна с мужем Петром Павловичем и дочерью, пос. Пронь, конец 1940-х.
Из семейного архива Александры Семеновны Будковой


Сестра моя Антонина тоже работала на заводе, в 18 лет на покосе ее убило молнией. Будучи маленькой, прошла все тяготы войны, а тут такая нелепая смерть…

 

 
1) Слева направо: сестра Антонина, Александра (сидит), брат Василий с женой. 
2) Будковы
Послевоенное фото. Из семейного архива Александры Семеновны Будковой

 

Что еще можете рассказать о послевоенной жизни

Река Марковка небольшая, как ручей. После войны в Дудкино под мостом у реки играли ребятишки и взорвалась мина. Отцу Елены Бузуёвой оторвало ногу, у учительницы Морозовой у дочери оторвало пальцы, у директора Бобкова убило насмерть сына. Помимо этого под мостом дети находили каски, пули. Морозовы жили в Дудкино, на той же стороне, где и Молодкины. Потом их дети уехали из Дудкино. 

Окопов в Прони не было. В войну также были землянки, в которых жили [люди].

После войны у нас здесь были концлагеря, видимо, наших забрали из немецкого плена. Жили они на втором этаже в церкви [прим.: по-видимому, в Прони находилось одно из отделений спецлагеря № 283]. Работали кто на шахтах, кто в совхозе. Их потом много у нас осталось [жить в Прони].

 


Пронский спиртзавод, 1952 год. 
Из семейного архива Надежды Николаевны Исаевой (пос. Пронь)

 

Потом начали восстанавливать совхоз. С 1943 года я работала дробильщицей на заводе, в градильне, в солодовой. Никогда не ели досыта. Бывало инженер 3-й смены, хороший человек, просил сменную зачерпнуть спирта и дать нам по бутылочке. Мы ее продадим или на хлеб сменяем – так вот и жили. Тогда только хлеб был, а сахара мы и не видали.

Знала многих в Дудкино и Александровке. Были подружки у меня Мария Потатурчева, Мария Евнюкова

Пережила войну я. Но я сейчас не обижаюсь. Путин дал нам хлеба кусок, дай Бог ему здоровья! 

 

Поселок Пронь, Кимовский район, 4 ноября 2022.
Интервью и лит. обработка: А. Яковлев, О. Кострикова, 2022 год.


Категория: Кимовский район | Добавил: Редактор (09.11.2022) | Версия для печати
Просмотров: 254 | Теги: Кострикова, Яковлев, интервью, 239-я стрелковая дивизия

Еще на эту тему:


Уточнить или дополнить описание, сообщить об ошибке.
Ваш комментарий будет первым:
avatar
для детей старше 12 лет
В этот день
Не произошло никаких примечательных событий.
Комментарии
Цитата

Ну хотя бы так. Остается только память... Он не оставил мемуары или какие-то записи о ноябре 1941-го? Любые подробности очень ценны.

Жаль, что я не увидела своего деда. Хотя и он встреч не искал. Магилу навестили, маме захотелось побывать в Пскове, с ним "поговорить"

Спасибо, исправлено. Нашел Белозёрки: 
Спасибо! В каком батальоне он служил? Может быть, он оставил воспоминания? См. например: 
Теги
28 ноября 1941 немецкие преступления Соцгород 1930-е годы Шенцов Связь времен аэрофотосъемка Коммунар 1944 год немецкое фото химкомбинат 4-я танковая дивизия 112-я пехотная дивизия 328-я стрелковая дивизия 9 декабря 1941 41-я кавалерийская дивизия 18 ноября 1941 1945 год ул. Комсомольская 1950-е годы 1941 год 172-я стрелковая дивизия Советская площадь 1940-е годы 2-я гвардейская кавдивизия Белова нквд Пырьев Nara 239-я стрелковая дивизия 27 ноября 1941 29-я мотопехотная дивизия 1943 год митрофанов Гато советские карты Сталиногорцы Владимиров октябрь 1941 года ноябрь 1941 года ул. Московская 11 декабря 1941 12 декабря 1941 Документальная проза декабрь 1941 года РГАКФД 19 ноября 1941 Сталиногорск-2 1942 год Рафалович Донская газета Мелихов 108-я танковая дивизия 180-й полк НКВД 336-й артиллерийский дивизион 30 ноября 1941 Мартиросян РГВА июль 1941 года советские документы сталиногорское подполье 17 ноября 1941 16 ноября 1941 15 ноября 1941 20 ноября 1941 21 ноября 1941 22 ноября 1941 26 ноября 1941 исследования 25 ноября 1941 Головко Малашкин связисты пехота интервью Яковлев артиллеристы комсостав награжденные медалью «За отвагу» 23 ноября 1941 немецкие документы наградные листы комиссары кавалеры ордена Красного Знамени 10 декабря 1941 предатели Память советские мемуары медицинские работники 167-я пехотная дивизия братская могила ЦАМО 13 декабря 1941 330-я стрелковая дивизия кавалеры ордена Красной Звезды Сталиногорская правда Новомосковская правда 24 ноября 1941 Чумичев Новомосковский музей
Статистика
Вход на сайт
Сталиногорск 1941 | Все материалы сайта доступны по лицензии Creative Commons Attribution 4.0