Сталиногорск 1941

поисковый отряд «Д.О.Н.» Тульского областного молодежного поискового центра «Искатель»

Новые фотографии и иллюстрации:

Статьи

Главная » Статьи » Оборона Сталиногорска » 239-я стрелковая дивизия

Поликарпов Е. К. Боевой путь 239-й Краснознамённой стрелковой дивизии: Прорыв из сталиногорского котла

← Глава первая. Формирование дивизии • Глава вторая. Боевое крещение • Оборона Сталиногорска и Донского

 

23 ноября усилился нажим противника на правом фланге в центре от Михайлова на левом фланге, где противник повел наступление в тыл дивизии, нанося удар на Бобрик-Донской с фронта. В это же время моторизованные части противника появились в Спасском, Петровочке и устремились на север к Михайлову. Тылы дивизии и пути ее отхода на север были отрезаны. Слово Г.О. Мартиросяну:

«Теперь боевой рубеж проходил так: 250-й полк 299-й дивизии полковника Соловьева защищал город Донской, 817-й полк на юго-восточной окраине Сталиногорска, позиции его в районе березовой рощи детского парка и поселка [14] шахты № 27, в деревне Урвановка — 511-й полк полковника Гоголицина, далее части 813-го и часть 688-го гаубичного артполка майора Минько[Прим.: г. Донской оборонял 239-й стрелковый полк 239-й стрелковой дивизии полковника Г. М. Соловьева; 511-й стрелковый полк к этому времени уже имел другой номер — 813-й — и занимал оборону Сталиногорска-1 в районе современной березовой рощи, детского парка, поселка шахты № 26 и в деревне Урванка.]

Поздним вечером 24 ноября радисту, каким-то образом, удалось установить связь с командованием 10-й армии. Последовал вопрос:

«Где вы находитесь?».

Ответ: «Ведем бои в районе Донского-Сталиногорска».

Вопрос: «Почему не выполнили приказ об отходе на рубеж Пронск-Михайлов?».

Ответ: «Такого приказа мы не получали, ведем тяжелые бои с моторизованными и танковыми частями противника все время лицом к лицу. Потери личного состава составляют почти две трети. Боеприпасы на исходе. Деремся в основном стрелковым оружием. Слева и справа своих войск не ощущаем. По данным разведки немцы уже в тылу, километров за пятнадцать, где-то в районе Спасское-Гремячее. Думаем, что в «мешке». Но сражаться будем до последнего...»

В ответ последовало: «Ждите у рации...» Молчание длилось довольно долго, но мы были терпеливы, ибо понимали, что решается судьба оставшихся боеспособных подразделений дивизии.

Наконец прозвучало: «Сегодня 24 ноября Михайлов занят частями 10-й моторизованной дивизии противника. Сданы Серебряные Пруды. Немцы оставили вас в глубоком тылу, уйдя от вас на 60-70 километров и выйдя передовыми танковыми и моточастями на рязанскую землю, оставив вам коридор — горловину не более двадцати километров в ширину. Надеются на то, что следующие за ними подкрепления фронтом будут сжимать вас в гармошку и, в конце концов, меха ее сомкнутся, раздавив вас с двух сторон.

Наше предложение: сегодня ночью собрать все силы в один кулак и единой колонной двинуться по маршруту: Иван-ОзероШириноСпасскоеКукуйсовхоз Савино, далее через несколько населенных пунктов, где сопротивление не ожидается. Через десяток километров выйдете левее Михайлова, где мы постараемся помочь вашему прорыву. Старайтесь сберечь больше людей. Будем держать радиосвязь...»

В сумерках, оставив небольшие группы прикрытия, я отдал приказ батальонам 511-го, 813-го стрелковых полков, дивизионам 688-го гаубичного артполка и другим спецчастям дивизии переправиться на восточный берег узкого и неглубокого здесь Дона и, осторожно двигаясь мимо деревушек, выйти к деревне Ширино, на опушку небольшого леса. Вместе с ними отправилось большинство работников штаба. С несколькими офицерами я остался в небольшой деревеньке Огарёвка [прим.: ныне Хмелёвка в составе муниципального образования Город Новомосковск].

Дело осложнилось тем, что оторванными от основных сил оказались батальоны 817-го и 250-го полков 299-й дивизии, оставшиеся на обороне Донского [прим.: некорректно; 239-й стрелковый полк 239-й стрелковой дивизии]. Я направил туда дежурного офицера с конной группой сопровождения с приказом совершить ночной переход и к рассвету присоединиться к основным силам. За несколько часов до сумерек через расположение 250-го полка просочилась большая группа немецких автоматчиков и захватила наш последний склад с боеприпасами. Положение спас заместитель командира полка [15] Иван Георгиевич Бородачев, который с бойцами в свою очередь окружил и уничтожил фашистов. По получении приказа глубокой ночью обоз с боеприпасами в сопровождении местных жителей самыми короткими дорогами взял направление на Ширинский лес через шахтерские поселки.

В городе осталось около двухсот тяжелораненых, которых разместили в обычной и инфекционной больницах. Часть их спрятали у себя местные жители.

На рассвете 26 ноября все подразделения сосредоточились и укрылись на северной окраине Ширинского леса. Колхозники сообщили, что в двух километрах за лесом деревня Спасское, а в ней осталась большая часть воинов с танками, автомашинами, мотоциклами [прим.: очевидно, имеется в виду, что в Спасское находится противник  — 1-й батальон 15-го пехотного полка с приданными 6-й, 7-й и 8-й батареями 29-го артиллерийского полка 29-й моторизованной пехотной дивизии].

В ночь на 26 ноября 1941 года продолжая удерживать противника с фронта частью сил, дивизия ударом 817-го стрелкового полка прорвала замкнутое кольцо у Спасское и вышла из боя, но под Ольховец противник вновь соединил кольцо, отрезав от главных сил и завершил полное окружение дивизии [прим.: контратака с севера из Озёрки и Макшеево проведена частями немецких 3-й и 4-й танковых дивизий, заранее ожидавших здесь прорыва 239-й стрелковой дивизии из сталиногорского котла].

Когда противник полностью обошел 239-ю стрелковую дивизию, у бойцов почти не было боеприпасов, продовольствия, в частях скопилось большое количество раненых (около 800 чел.). В этих условиях было принято решение закопать в лесу севернее Спасского все тяжелое оружие, забрать всех раненых и пробиваться в восточном направлении через Спасское на Пронск. В авангарде действовал 817-й стрелковый полк.

Выполняя поставленную задачу, полк, подойдя к Спасскому, обнаружил, что деревня занята противником 71-го мотополка 29-й моторизованной дивизии. В результате внезапных (ночных) стремительных действий авангард в течение трех часов полностью разгромил вражеский полк. Наши части захватили: 8 семитонных грузовиков с продуктами и награбленным врагом имуществом, 8 орудий дивизионной артиллерии, полковую батарею, 30 других автомашин и др. В районе Пронска полки в Гетмановке разгромили еще и штаб 29 мд, захватив штабные документы, которые после были переданы командующему 10-й армии генералу Голикову [прим.: этот эпизод не находит подтверждения в немецких документах; деревня Гетмановка также не существует; предположительно, речь идет о разгроме последнего немецкого опорного пункта на пути прорыва 239-й стрелковой дивизии — в д. Ново-Яковлевка].

В ночь на 27 ноября 1941 года дивизия вторично прорывает кольцо окружения у Ольховца и, отдельными полками, разными маршрутами, отходит к Пронску.

Прорыву окружения дивизии способствовали удачно проведенные бои при отходе 813-го стрелкового полка и 688-го гаубичного артиллерийского полка, которые также дали возможность провести смелую атаку 817-го стрелкового полка от Петровочки и выйти на соединение с дивизией в район Ольховец.

К 30 ноября 1941 года дивизия вышла из окружения и сосредоточилась в районе г. Пронск, поступив в подчинение 10-й армии.»

 

О положении соединений 50-й армии и в том числе 239-й стрелковой дивизии сообщил командующий 50-й армии генерал-лейтенант Болдин командующему Западным фронтом Жукову в донесении от 28 ноября 1941 года.

Доношу положение по Вашей шифровке:

1. 239 сд после боев 23 и 24 ноября в районе Сталиногорск-1 была окружена противником силою до четырех полков с танками.

2. По донесению командира 239 сд с 16.00 25 ноября дивизия начала отход на северо-восток, ведя бой в окружении. С 8.00 25 ноября связи с ней не имею. В 7.20 25 ноября дивизии послан боевой приказ о выходе в район [15] Серебряные пруды. Самолет, возивший приказ, не вернулся.... [прим.: приказ был перехвачен и внимательно изучен немецкой разведкой — см. например, журнал боевых действий 47-го танкового корпуса за 26 ноября 1941 года]

28 ноября 1941 года

Командующий 50 армии

Генерал-лейтенант Болдин

(ЦАМО, ф 405, оп. 9769, д. 2, л. 175)

 

Из политдонесений начальника политотдела 239 сд 25 ноября 1941: «..Не имея возможности дальше сдерживать превосходящие силы противника, не имея связи с другими частями, 239 сд вышла в район Ольховец с целью пробиться к своим войскам на северо-восток. К исходу дня оказалась в окружении, не имея горючего, продовольствия и противотанковых средств. Командование дивизии приняло решение вывести личный состав из окружения в район Пронска.

Наши потери с 15 по 30 ноября 1941 г: убито — 976 человек, ранено 2652 человек, пропало без вести — 272 человека. По неполным данным уничтожено: до 6000 солдат, офицеров противника, 41 танк, 43 орудия, 74 миномета, сбито 5 самолетов.» (ЦАМО, ф. 1520, д. 72, лл. 4-6.)

 

Из письма Г.О. Мартиросяна:

«... Теперь, спустя десятилетия, многое ранее неизвестное стало явным. О этом в какой-то мере поведали мемуары известных полководцев Великой Отечественной войны. Даже я, командир стрелковой дивизии, которая находилась в непосредственном подчинении Ставки Гпавного командования, которую перебрасывали из армии в армию, с фронта на фронт, только спустя годы по окончании войны узнал, какую роль сыграла наша дивизия в те тяжелые и страшные дни подмосковной битвы. Вот что писал об этом времени командующий Западным фронтом Г.К. Жуков в своем донесении в Ставку:

«Отвод войск левого фланга увеличил разрыв между 50-й армией Западного фронта и 3-й армией Северо-Западного фронта, отошедшей на юго-восток. Между двумя фронтами образовалась брешь шириной до 50-ти километров. В нее и прорвались гудериановские войска. Это создало большую угрозу не только фланговым группировкам фронтов, но и Рязани, где в то время сосредоточивалась новая 10-я армия резерва. Поэтому решением Ставки для прикрытия этой бреши между фронтами из ее резерва и была направлена 239-я стрелковая дивизия сибиряков, которой командовал полковник Г.О. Мартиросян. 16 ноября 1941 г. ее подразделения выгрузились на станции Узловая и с ходу вступили в бой...» (ЦАМО, ф. 405, оп. 9783, д. З, л. 4).

...Получив от представителя Ставки приказ об обеспечении стыка между Западным и Северо-западным фронтами, я подчинил себе вышедшие из окружения в моей полосе обороны около трех эскадронов 41-й кавалерийской дивизии третьей армии Северо-западного фронта, танковый батальон 108-й танковой дивизии отдельные подразделения 299-й стрелковой дивизии. Натиск гитлеровцев был сдержан, остановлен, а 19 ноября мы нанесли мощный удар по правому флангу 53-го армейского корпуса противника, тем самым ослабив [17] напор на Тулу... Активными действиями 239-я улучшила положение левофланговых частей генерала Болдина и выполнила поставленную задачу. Однако в дальнейшем противник обошел ее с флангов и, устремившись на Михайлов, окружил в районе Донской-Сталиногорск. Сибиряки, оказавшись в чрезвычайно тяжелом положении, сражались с исключительным героизмом. До 27 ноября части дивизии вели ожесточенные бои, но потом вышли из окружения...» (ЦАМО, ф. 353, оп. 5866, д. 8, л. 12).

...Мужество, твердость, проявленные воинами 239-й стрелковой дивизии, вынужден был и признать противник. Вот что писал в своих воспоминаниях командующий 2-й танковой армией Г.Гудериан: «О достоверности полученных мной сведений свидетельствовали многочисленные трупы немецких солдат. Я постарался ободрить личный состав и заставить забыть свою неудачу. Сибиряки ускользнули от нас без своего тяжелого оружия, оставив обоз, а у нас не нашлось сил задержать их. Это было самым печальным событием того дня (27 ноября)...»

Гитлеровский генерал, войска которого понесли от действий нашей дивизии большой урон в технике и живой силе, утешается тем, что сибиряки «ускользнули» без тяжелого оружия и своего обоза. У нас не было боеприпасов и продовольствия, в дивизии скопилось более тысячи раненых и мы не допускали мысли оставить их в лапах врага. В этих условиях штабом дивизии было принято решение закопать тяжелое оружие, но забрать всех раненых и пробиться в восточном направлении в район Пронск-Михайлов. И еще «забыл» генерал о печальном случае, когда под Спасском, выручая 817-й стрелковый полк, нами был полностью разгромлен 71-й полк 29-й моторизованной немецкой дивизии вместе со штабом.

Воины захватили в качестве трофеев полковую артиллерию, бронетранспортеры, танки, почти 80 грузовых автомашин, не считая другой техники и оружия. Вот на этих грузовиках с ранеными и бойцами, оставшимися в строю, с захваченными танками, бронетранспортерами мы в тот же день двинулись по тылам противника на соединение с нашими войсками. Немцы думали, что с нами покончено в районе Донского и Сталиногорска, поэтому неожиданным был для них удар с тыла в районе деревни Гетмановка. А позже, через 10 дней, переформировавшись и пополнившись резервами, 239-я сд с декабря в составе 10-й армии генерала Голикова с Михайловского плацдарма вновь пошла в наступление...»

 

Источник: Поликарпов Е. К. Боевой путь 239-й Краснознамённой стрелковой дивизии — дивизии Резерва Ставки Главного Командования / ред.: И. Д. Устинов. — М.: 2002. Из научного архива Узловского художественно-краеведческого музея. Текст рукописи предоставлен Ильей Сазоновым. 

Категория: 239-я стрелковая дивизия | Добавил: Редактор (07.01.2017) | Версия для печати
Просмотров: 629 | Теги: Устинов, Поликарпов, Узловский музей, 30 ноября 1941, 27 ноября 1941, 25 ноября 1941, 239-я стрелковая дивизия, 26 ноября 1941, Сазонов, исследования
Похожие материалы:

Уточнить или дополнить описание, сообщить об ошибке.
Ваш комментарий будет первым:
avatar
для детей старше 12 лет
Поиск
В этот день
Не произошло никаких примечательных событий.
18 января...

В 1905 году родилась Мария Михайловна Шибанова, сталиногорский врач, начальник хирургического отделения эвакогоспиталя № 2981.

Комментарии
И таких странностей с реабилитацией в 1990-х много. Наиболее вероятно, что реабилитировали в массом порядке по формальным признакам (номер статьи, к п...

Получается, что по этим актам, а также по показаниям Бобкова от 29 марта 1944 года Кулагин Григорий Ильич есть предатель, был осужден трибуналом и рас...

Спасибо за уточнение! Вписал сюда:
...

Боец на переднем плане вооружён полуавтоматической винтовкой АВС-36.

К сожалению, огромные жертвы были обусловлены сложившимися обстоятельствами. Нельзя было медлить, дать врагу закрепиться, ни одной минуты. Не было вре...

Теги
1942 год химкомбинат Пырьев 1950-е годы советские мемуары Советская площадь Мартиросян 18 ноября 1941 интервью 1930-е годы 21 ноября 1941 27 ноября 1941 24 ноября 1941 239-я стрелковая дивизия Сталиногорская правда Соцгород 1941 год ЦАМО наградные листы комиссары 25 ноября 1941 Сталиногорск-2 Малашкин кавалеры ордена Красного Знамени РГАКФД комсостав медицинские работники кавалеры ордена Красной Звезды ул. Московская Сталиногорцы Яковлев Nara аэрофотосъемка награжденные медалью «За отвагу» 1943 год 26 ноября 1941 немецкие карты 19 ноября 1941 немецкое фото 17 ноября 1941 советские карты 16 ноября 1941 20 ноября 1941 108-я танковая дивизия 22 ноября 1941 23 ноября 1941 пехота советские документы Коммунар 15 ноября 1941 Головко немецкие преступления артиллеристы 112-я пехотная дивизия ноябрь 1941 года декабрь 1941 года 41-я кавалерийская дивизия нквд митрофанов 28 ноября 1941 180-й стрелковый полк НКВД исследования Чумичев Документальная проза сталиногорское подполье 12 декабря 1941 Мелихов 336-й артиллерийский дивизион 330-я стрелковая дивизия Донская газета ул. Комсомольская Связь времен Плотников Гато июль 1941 года октябрь 1941 года Новомосковская правда Корчук 30 ноября 1941 немецкие документы 10 декабря 1941 Шенцов 1940-е годы братская могила 172-я стрелковая дивизия 4-я танковая дивизия 167-я пехотная дивизия 11 декабря 1941 Владимиров 2-я гвардейская кавдивизия 13 декабря 1941 29-я мотопехотная дивизия Память РГВА предатели 9 декабря 1941 328-я стрелковая дивизия 12 огмд 1945 год Белова
Статистика
Вход на сайт
Сталиногорск 1941 | Все материалы сайта доступны по лицензии Creative Commons Attribution 4.0