Сталиногорск 1941

поисковый отряд «Д.О.Н.» Тульского областного молодежного поискового центра «Искатель»

Новые фотографии и иллюстрации:

Статьи

Главная » Статьи » Оборона Сталиногорска » 239-я стрелковая дивизия

Поликарпов Е. К. Боевой путь 239-й Краснознамённой стрелковой дивизии: Оборона Сталиногорска и Донского

Глава первая. Формирование дивизии • Глава вторая. Боевое крещение

 

С 20 ноября 1941 года в связи с прорывом фронта на участке 299-й стрелковой дивизии под Дедилово группой генерала Гудериана (3-я и 4-я танковые дивизии) правый фланг 239-й стрелковой дивизии оказался открытым. Противник устремился в прорыв и развивал удар на Венёв, продолжал отбрасывать остатки 299 сд справа. 108-я танковая дивизия также отошла к Сталиногорску.


Безуспешный контрудар 108-й танковой дивизии (с 2.12.1941 года — 108-я танковая бригада) на правом фланге 239-й стрелковой дивизии. Флагом отмечен штаб 239 сд в д. Бибиково.


 

Из воспоминаний бывшего начальника политотдела 239-й дивизии А.Ф. Скурлатова:

«20 ноября, оправившись от наших ударов, противник уже атаковал со стороны Богородицка по левому флангу в стык нашей дивизии с 41-й кав. дивизией. Конники, понеся потери, отступили в район деревни Смородино, мы закрепились у деревни Крутой Верх и севернее в районе Каменки, Каменецкого поселка, гипсового рудника. Встреченные фронтальным и левофланговым огнем, немцы приостановили движение, но вскоре перегруппировались и опять повели [9] наступление. Теперь в бой вступила пулеметная рота Шахарева и минометчики открыли заградительный огонь. Но все-таки, устилая поле трупами, гитлеровцы прорвались при помощи танков сквозь свинцовую завесу.

Гранатами их

— послышался голос полкового комиссара Куренкова. Поднявшись на бруствер окопа, он сам пошел вперед. Дружно высыпали за ним солдаты в контратаку, и отхлынула волна, грозившая разлиться по окопам 817-го полка. Но и нашим воинам пришлось вернуться на свои позиции. Из оврагов показались хоботы десятка танков и несколько бронетранспортеров с пехотой врага. Однако их ждал сюрприз. Из небольшого лесочка наперерез выскочили восемь танков 125-го отдельного танкового батальона и резко двинулись навстречу.

В те же минуты со стороны Каменки по вызову командира полка ударили артиллерийские дивизионные орудия 76-го гаубичного полка [прим.: неточность; предположительно, речь о 688-м артиллерийском полку]. Оказавшись меж двух огней запылали фашистские машины на ровном поле между Вельменкой и Егорьевским хутором. Огня добавили эскадроны 41-й кавалерийской дивизии, кинувшиеся в атаку сквозь наши боевые порядки. Бесстрашно закидывали танки и бронетранспортеры гранатами,.., они нагоняли мотоциклистов и с плеча рубили их... Атака вновь была отбита, но наши тылы с юго-востока остались оголенными и части 10-й и 29-й немецких моторизованных дивизий заняли деревни Люторичи и Михайловку. Таким образом, 817-й стрелковый полк со стороны Донского оказался в полуокружении...»

Воспоминания сержанта Чижова Александра Васильевича, командира отделения саперного батальона 239-го стрелковой дивизии:

«17 ноября 1941 года наш саперный батальон прибыл на станцию Узловая. Узловую уже бомбили самолеты и была слышна артиллерийская стрельба. Ночью нас, 2 роты саперного батальона, погрузили на автомашины и отвезли на 15 км от Узловой в район деревни Медвенка [Киреевского района Тульской области].

Заняли круговую оборону на окраине деревни. Пулеметы я расположил на флангах. Я со своим пулеметом занял оборону на правом фланге. 18 ноября в 8.00 началась атака немцев на нашу дивизию. Завязался бой. Пулеметчики своим огнем заставили немцев отступить. Через некоторое время противник открыл сильный артиллерийский огонь и слышен был гул немецких танков.

Командованием был дан приказ отойти на другую позицию. Мы отошли от деревни и заняли круговую оборону в овраге, вместо того чтобы отойти на опушку леса и там занять оборону. В овраге нас буквально расстреляли из танков, все пулеметы были разбиты и мы понесли большие потери. В частности я лежал за пулеметом и по команде комиссара открыл огонь по танку. Танк развернул свое орудие и открыл огонь по моему расчету.

Что меня спасло? Видимо счастье. Пулемет был разбит: станок исковеркан, щит изогнут, в моей каске была вмятина, а расчет выведен из строя. Как стемнело подвели итоги. Было много раненых и убитых.

Мы оказались в окружении. Тяжелораненых оставили в деревне и двинулись ночью на Москву. В окружении были с 18 по 30 ноября и вышли в город Серпухов. И там узнали, где находится наша дивизия. Дивизию отвели на переформирование в город Коломну. Нас 70-80 человек из саперного батальона привезли в Коломну, где мы соединились со своим батальоном».

Примерно о таких же сражениях вспоминает и бывший командир отделения разведки 239 сд Вишневский Сергей Иванович, который, будучи в [10] окружении, упорно сражался с врагом, проявив при этом исключительную стойкость и мужество. Но, при выходе из окружения, он не смог попасть в свою часть, а был направлен в другую часть, где и продолжал вести боевые действия до окончания Великой Отечественной войны, пройдя путь от сержанта до полковника:

«Вечером 20 ноября командир 817-го полка майор Мельников создал из добровольцев команды «ночных призраков» с целью выяснения судьбы воинов-кавалеристов. Добравшись до деревни Никольское, что на южной окраине Донского, добровольцы окружили ее и почти без выстрелов уничтожили спящий гарнизон немцев, захватили штабные документы, шесть пушек, тринадцать пулеметов. Обнаружили они в Люторическом лесу и три эскадрона 41-й кавалерийской дивизии. К утру все без потерь возвратились в расположение полка. Взбешенные фашисты решили проучить не желающих отступать сибиряков-дальневосточников, окружив и уничтожив 239-ю дивизию на месте ее сосредоточения.

Гудериан лично приехал на командный пункт 17-й немецкой мотодивизии и приказал утром 21 ноября бросить с Узловой сорок танков и ударить по правому флангу нашей 239 и 817-го полка. Малочисленный состав нашего 108-го танкового батальона [прим.: неточность; речь о 125-м отдельном танковом батальоне] хоть и дрался с завидным упорством, но все же не смог противостоять превосходящим силам противника. Вечером 21 ноября фашисты захватили Узловую и на следующий день приблизились к Сталиногорску-второму. Однако гитлеровскому командованию не удалось послать отсюда ни на Венёв, ни на Каширу ни одной пехотной или танковой части, потому что здесь насмерть встала дивизия Мартиросяна.

Она была в отчаянном положении, ибо со сдачей Сталиногорска-первого, оказалась в глубоком окружении, отрезанной от частей 50-й армии Болдина, немцы могли уничтожить ее по частям.......

Утром в туманной морози над позициями наших полков появились «рамы» корректировщиков. Стало понятно, будет нанесен бомбовый удар. И не ошиблись. Со стороны Богородицка, Киреевска, Дубовки послышался нарастающий гул, и через несколько минут на позиции дивизии с пронзительным воем юнкерсы стали сыпать свой смертоносный груз. Беспрерывным обвалом загремели глухие взрывы. Развернувшись, они еще раз прошлись над нашими боевыми порядками.

И не успело очиститься небо, улечься земля, как двинулись около двух десятков танков и сотни автоматчиков. От общей колонны отделились пять машин и направились к выброшенной из глубокой воронки груде земли, лежащей черной заплаткой на белом снегу. Головной танк с хода выпустил два снаряда, но сразу же дернулся и встал. В ту же минуту из воронки выскочил бронебойщик Амар Саркисян и метнул в него бутылку с зажигательной смесью. Грохнул оглушительный взрыв и из танка повалил черно-ядовитый дым.

Отдыхай, пожалуйста!

— успел крикнуть боец и тут же пал под очередями автоматов. Полковая батарея открыла по танкам огонь, но они уже успели преодолеть опасный рубеж и, оставляя за собой своих автоматчиков ринулись на Сталиногорск-Южный. Но тут на их пути встал 511-й стрелковый полк, 108-й батальон полка НКВД [прим.: батальон 180-го полка НКВД], легкие танки 125-го отдельного батальона. С поля боя сумели выйти невредимыми только три вражеских машины. [11] Автоматчики отпрянули назад, но все же немцам удалось закрепиться в деревнях Ильинка и Черемховка под Узловой.

Для второй немецкой танковой армии создавалась благоприятная обстановки для обхвата и обхода дивизии с флангов и она устремилась в свободное пространство, оставив против нее пехотную и моторизованные дивизии. Оставаясь на прежних позициях, наша дивизия ощетинилась против врага, приняв решение сражаться до конца, однако командование Западного фронта отдало приказ на отход из района Узловой — Родинка — совхоз «8 марта» на новый рубеж обороны: 817-й стрелковый полк занял позиции в районе деревень Смородино — Подлесный и Курский поселок почти на юго-западе Донского, 813-й стрелковый полк расположился западнее в районе Каменка-Васильевка, 511-й стрелковый полк занял шахтерские поселки каменецких шахт, перерезав шоссейную дорогу Узловая—Сталиногорск.

Было приказано организовать немедленную эвакуацию раненых. В Донском и Сталиногорске насчитывалось их около четырех тысяч. Тяжело раненые вывозились на полуторках в район Гремячего, там погружались на мобилизованные подводы и направлялись в район Михайлова. Легко раненых способных двигаться на восток сопровождали добровольцы из числа местных жителей. Вместо погибшего командира 511-го стрелкового полка командование принял комбат второго батальона Александр Григорьевич Абакумов...

— Газета «Звезда» от 10.12.1988 года. Алексей Мелихов. На Михайловском плацдарме.

 

Дивизия, имея на правом фланге 3-ю и 4-ю танковые дивизии и до полка мотопехоты противника, находясь в отрыве от наших частей, отошедших на север, ведет тяжелые бои на правом фланге и, в тоже время, отбивает атаки в центре на своем левом фланге, где действовали 116-я пехотная дивизия противника и стали появляться части свежей 263-й пехотной дивизии [прим.: неточность; вероятно имелось в виду немецкие 112-я и 167-я пехотные дивизии 53-го армейского корпуса]. Дивизия до 22 ноября ведет упорные изнурительные бои, переходит в частые (днем и ночью) контратаки на правом фланге у Большая Россошка, в центре у станции Полунино, Марьинка. Связь у дивизии с войсками 50-й армии и штабом, ввиду отсутствия рации (отцеплена платформа с рацией в дороге и к бою не подошла), окончательно потеряна.

22 ноября противник силою до 60 танков и двух моторизованных полков наносит удар с северо-запада и овладевает станцией Узловая. В тоже время противник атакует дивизию на всем фронте полосы обороны и проводит интенсивную переброску войск к Епифани. На левом фланге дивизии появляется мотопехота с танками. 41-я кавалерийская дивизия, оборонявшая на Епифаньевском, отходит в район Бобрик-Донской, что ослабляет и осложняет положение 239 сд. Теперь дивизия имеет оба открытых фланга, на которых повисли: справа-части 3-й и 4-й тд с мотопехотой в Узловой , в центре — части 116 пд, на левом фланге части 10 мд.

В ночь на 22 ноября 1941 года дивизия с боем отходит в Бобрик-Донской, где снова переходит к обороне Урванки, Сталиногорска-1, станции Бобрик-Донской, Никольское. К вечеру 22 ноября противник подходит к полосе [12] обороны дивизии с направлений Сталиногорск-2, Узловая, Смородино. Дивизия снова ведет тяжелые бои с противником. Особенно напряженные бои ведет 813-й стрелковый полк на правом фланге, где противник сосредоточил около двух батальонов пехоты с танками, пытался ударом от Ключевки, Княгино через Урванку по флангу дивизии отрезать ей путь отхода на северо-восток. 239-й стрелковый пол огнем и контратаками удерживает противника, пытающегося наступить на Бобрик-Донской с фронта. (ЦАМО, ф 1520, оп. 6974, д.4, л. 59-66; оп 17027, д. 8, лл. 2-13).


Сталиногорская оборонительная операция 22-25 ноября 1941 года 239-й стрелковой дивизии.

 

Начальник штаба 614-го отдельного батальона связи 239-й стрелковой дивизии полковник Михаил Иванович Волков вспоминает [прим. эти воспоминания относятся к более раннему периоду захвата Узловой боевой группой полковника Эбербаха, когда 21 ноября ее танки выехали с севера из Узловой прямо к штабу 239-й стрелковой дивизии в д. Бибиково]:

«...Во второй половине дня около полка пехоты и десять бронетранспортеров атаковали в деревне Бибиково штаб дивизии. Офицеры штаба, политотдел дивизии, комендантский взвод, сам Мартиросян, все, кто мог держать оружие, заняли круговую оборону, решив дорого отдать свои жизни. Безусловно, штаб погиб бы, но вовремя подоспели на помощь два эскадрона 41-й кавалерийской дивизии, сделав многокилометровый бросок из-под Донского.

Под командованием заместителя командира дивизии И.Г. Бородачева [заместителя командира 239-го стрелкового полка 239-й стрелковой дивизии] они прорвались с тыла через боевые порядки гитлеровских войск и, уничтожая пехоту в безудержной контратаке, на ходу забрасывая бронетранспортеры гранатами, ворвались в расположение штаба. Немедля ни минуты, развернулись и снова бросились в атаку. За ними поднялись все штабисты. Бросая оружие, фашисты ринулись в бегство, все десять бронетранспортеров заполыхали.......

Поздним вечером 25 ноября в районе северного Сталиногорска опустился связной самолет 10-й армии генерала Голикова с приказом, согласно которому все части, оборонявшие химкомбинат и ГРЭС, должны были оставить Сталиногорск и отходить на Серебряные пруды......».

— Газета «Звезда» от 27 декабря 1988 года, Алексей Мелихов.

 

С 22 ноября до исхода 25 ноября 1941 года дивизия продолжала вести бои по удержанию Сталиногорска-1, Бобрик-Донского. 41-я кавалерийская дивизия под ударами противника со станции Епифань, ушла на север. Связи у дивизии нет, моточасти противника с танками действуют в тылу.

Выполняя приказ Западного фронта, командир 239-й стрелковой дивизии Мартиросян принимает решение отвести свои поредевшие полки к южной окраине Сталиногорска-1 и занять позиции на шоссейной дороге вплоть до деревни Любовка, что под Узловой. Свой штаб и командный пункт располагает между сведенными воедино батальонами 817-го стрелкового полка слева и 239-го справа в деревне Бибиково [прим. неточно; с 22 по 25 ноября штаб размещался на Бобрик-Горе].

Можно было и перенести его в более безопасное место, но полковник решил: «На миру и смерть красна...». Для обороны непосредственно Донского он оставил 250-й полк 299-й дивизии под командованием полковника Сергеева [прим.: полковник И. Ф. Сергеев тяжело ранен ранее в боях за Дедилово, а остатки 299-й стрелковой дивизии отошли на север на Венёв, поэтому не могли принимать участие в обороне Донского; г. Донской оборонял 239-й стрелковый полк 239-й стрелковой дивизии полковника Г. М. Соловьева]. Получив внушительный «урок» под деревней Крутой Верх (ныне поселок Комсомольск) и под горняцким Подлесным поселком, немцы, обогнув Донской с юга, оставив его, как говорится, на «закуску» другим частям, захватив Дубовое, [13] поселки шахт № 17, 19, 20 свободно двинулись на Спасское, Гремячее, Михайлов...

Вся 239-я дивизия, не считая частей, оказывавших сопротивление врагу по ту сторону химкомбината (Северный Сталиногорск) [прим.: 21 ноября Сталиногорск-2 был оставлен частями Красной армии без боя. Руководство города, несмотря на все возражения, было поставлено перед фактом: немедленно уничтожить все промышленные, сельскохозяйственные, гражданские объекты в Сталиногорске-2, которые не успели эвакуировать на восток; уничтожить оставляемые советскими войсками переправы, железнодорожные мосты и населенные пункты южнее реки Шат, взорвать плотину, а самим — эвакуироваться], оказалась в большом кольце окружения. Утром 25 ноября, когда едва стихла немецкая артподготовка, фашисты силами 53-го армейского корпуса и танковой группировки перешли в наступление на правом фланге 239-й дивизии.

Нацелившись на северо-западную окраину южного Сталиногорска со стороны деревни Пашково, пошли десять танков и пехота на бронетранспортерах. Но, когда они вытянулись на шоссе в районе Каменецких шахт, их левый фланг оказался под ударом укрывшихся в лесополосе вдоль дороги наших боевых машин 125-го танкового батальона. Удар был столь неожиданным, что загорелись сразу пять машин. Танкисты 125-го тб начали заходить в тыл. Фашисты поспешно выполнили команду «кругом» и устремились назад. Без прикрытия стали откатываться и автоматчики, по ним открыли массированный огонь пулеметы и минометы. Свою долю внесли артиллеристы 688-го гаубичного полка. Видя, что и здесь не удалось прорваться с ходу, немцы вызвали авиацию.

Она начала бомбить окрестности Донского и Сталиногорска, все места, где были замечены части 239-й сд. Опять показалась вражеская пехота. Она шла несколькими цепями. И снова дальневосточники встретили ее смертоносным огнем. Оставляя убитых и раненых, гитлеровцы вновь откатились. Тогда у левого фланга по позициям батальонов 817-го полка всей своей мощью ударили штурмовые орудия противника. Фашисты вводят в бой все новые и новые резервы. Но отчаянно бьются сибиряки. Поэтому врагу приходится ввести в бой весь 53-й армейский корпус без одного полка. Но не отходят с позиций советские солдаты, на «нейтральной» полосе перед их окопами горят танки, на белом снегу все больше прибавляется неподвижных серо-зеленых фигур. И все же отдельные подвижные группы противника глубоко обошли фланги и прорвались в тыл.

— Газета «Звезда» от 27 декабря 1988 года. На Михайловском плацдарме. Алексей Мелихов.

 

далее: Прорыв из сталиногорского котла

 

Источник: Поликарпов Е. К. Боевой путь 239-й Краснознамённой стрелковой дивизии — дивизии Резерва Ставки Главного Командования / ред.: И. Д. Устинов. — М.: 2002. Из научного архива Узловского художественно-краеведческого музея. Текст рукописи предоставлен Ильей Сазоновым.

Категория: 239-я стрелковая дивизия | Добавил: Редактор (06.01.2017) | Версия для печати
Просмотров: 611 | Теги: 20 ноября 1941, 239-я стрелковая дивизия, Устинов, Поликарпов, Узловский музей, 15 ноября 1941, Сазонов, исследования
Похожие материалы:

Уточнить или дополнить описание, сообщить об ошибке.
Ваш комментарий будет первым:
avatar
для детей старше 12 лет
Поиск
В этот день
Не произошло никаких примечательных событий.
18 января...

В 1905 году родилась Мария Михайловна Шибанова, сталиногорский врач, начальник хирургического отделения эвакогоспиталя № 2981.

Комментарии
И таких странностей с реабилитацией в 1990-х много. Наиболее вероятно, что реабилитировали в массом порядке по формальным признакам (номер статьи, к п...

Получается, что по этим актам, а также по показаниям Бобкова от 29 марта 1944 года Кулагин Григорий Ильич есть предатель, был осужден трибуналом и рас...

Спасибо за уточнение! Вписал сюда:
...

Боец на переднем плане вооружён полуавтоматической винтовкой АВС-36.

К сожалению, огромные жертвы были обусловлены сложившимися обстоятельствами. Нельзя было медлить, дать врагу закрепиться, ни одной минуты. Не было вре...

Теги
1942 год химкомбинат Пырьев 1950-е годы советские мемуары Советская площадь Мартиросян 18 ноября 1941 интервью 1930-е годы 21 ноября 1941 27 ноября 1941 24 ноября 1941 239-я стрелковая дивизия Сталиногорская правда Соцгород 1941 год ЦАМО наградные листы комиссары 25 ноября 1941 Сталиногорск-2 Малашкин кавалеры ордена Красного Знамени РГАКФД комсостав медицинские работники кавалеры ордена Красной Звезды ул. Московская Сталиногорцы Яковлев Nara аэрофотосъемка награжденные медалью «За отвагу» 1943 год 26 ноября 1941 немецкие карты 19 ноября 1941 немецкое фото 17 ноября 1941 советские карты 16 ноября 1941 20 ноября 1941 108-я танковая дивизия 22 ноября 1941 23 ноября 1941 пехота советские документы Коммунар 15 ноября 1941 Головко немецкие преступления артиллеристы 112-я пехотная дивизия ноябрь 1941 года декабрь 1941 года 41-я кавалерийская дивизия нквд митрофанов 28 ноября 1941 180-й стрелковый полк НКВД исследования Чумичев Документальная проза сталиногорское подполье 12 декабря 1941 Мелихов 336-й артиллерийский дивизион 330-я стрелковая дивизия Донская газета ул. Комсомольская Связь времен Плотников Гато июль 1941 года октябрь 1941 года Новомосковская правда Корчук 30 ноября 1941 немецкие документы 10 декабря 1941 Шенцов 1940-е годы братская могила 172-я стрелковая дивизия 4-я танковая дивизия 167-я пехотная дивизия 11 декабря 1941 Владимиров 2-я гвардейская кавдивизия 13 декабря 1941 29-я мотопехотная дивизия Память РГВА предатели 9 декабря 1941 328-я стрелковая дивизия 12 огмд 1945 год Белова
Статистика
Вход на сайт
Сталиногорск 1941 | Все материалы сайта доступны по лицензии Creative Commons Attribution 4.0