Сталиногорск 1941

поисковый отряд «Д.О.Н.» Тульский областной молодежный поисковый центр «Искатель»

Новые фотографии и иллюстрации:

Статьи

Главная » Статьи » Оборона Сталиногорска » 108-я танковая дивизия и 11-я танковая бригада

Шкадов И. Н. В пекле первых месяцев войны

Двухтомное издание биографического словаря «Герои Советского Союза» (Воениздат, 1987-88) знакомит читателей с краткими биографиями Героев Советского Союза. Это — первый труд подобного рода, основанный на документальных источниках. В нем представлены и все биографии 27-ми Героев—Новомосковцев, таких как Иван Павлович Алексеев, Сергей Александрович Кукунин...

Председателю редколлегии этого издания Герою Советского Союза генералу армии Ивану Николаевичу Шкадову было уже 75 лет, он достиг больших карьерных высот в армии — был военным инспектором-советником Группы Генеральных инспекторов министерства обороны СССР.

Но мало кому известно, что в ноябре 1941 года под его непосредственной «редакцией» разворачивались тяжелые танковые бои под Узловой, Сталиногорском и Венёвым:

«...19 ноября 1941 года в бою под Огарёвка выбил из деревни противника и удерживал ее в течении суток. Утром 20 ноября 1941 года вел бой один против 13 фашистских танков, уничтожено 5 танков противника... » (из наградного листа)

«...[немецкий] 39-й танковый полк из Быковки совершил бросок в северном направлении и к темноте достиг участка Липня у Огарёвки. Здесь 39-й полк встретил тяжелые русские танки и не смог продвинуться дальше...» (из отчета немецкой 5-й танковой бригады)

«... Особо отмечаю группу танков под командованием старшего лейтенанта Шкадова...» (полковник С. А. Иванов)

В 2002 году в смоленском издательстве Смядынь были опубликованы его мемуары, фрагменты которых посвящены боевым действиям 216-го танкового полка 108-й танковой дивизии под Сталиногорском.


И. Н. Шкадов
в 1941 году — помощник начальника штаба 216-го танкового полка 108-й танковой дивизии,
защищавшей подступы к Сталиногорску-2 и Венёв

Между первым и вторым «Тайфунами»

6 ноября 1941 года наш 216-й танковый полк сосредоточивается в районе деревни Теребуш [Венёвского района Тульской области] и занимает оборону до 13 ноября. Я временно исполнял обязанности начальника штаба полка. В дом, где размещался штаб, вошли командир дивизии полковник Иванов и бригадный комиссар Гришин, с ними исполняющий обязанности командира полка и приказали мне вступить в командование подразделением в составе 12 танков КВ, прибывших в дивизию с парада на Красной площади и оставшихся 5 танков Т-60, проверить личный состав, при необходимости заменить офицерами, находящимися в резерве. Материально-техническое обеспечение возлагается на тыл полка.

В ночь с 13 на 14 ноября, в соответствии с боевым распоряжением командира дивизии, сформированное подразделение с тылом совершает марш по маршруту Венёв, Хавки, Карники, Урусово, Сталиногорск-2 и сосредотачивается в Пашково. 16 ноября приказано выделить взвод и три танка КВ на станцию Узловая для ее обороны с юга и юго-запада.

В боях за Сталиногорск потеряли последние танки

С 17 на 18 ноября надлежало занять оборону рубежа западнее деревни Огарёвка [Узловского района Тульской области] около 5 км по фронту и не допустить прорыва противника на Сталиногорск (ныне Новомосковск). Слева к обороне переходил мехполк дивизии [108-й мотострелковый полк], укомплектованный не более 25% личным составом, справа соседей не было. В 2-х километрах за рубежом обороны в деревне Огарёвка размещался тыл (точнее его остатки) 216 танкового полка, обеспечивавший вверенное мне танковое подразделение.

Рубеж был выгодный — возвышенность, с которой хорошо просматривалась лощина с небольшим оврагом, а на подъеме в 1 -1,5 километрах лес. Высланная мной разведка (2 легких танка Т-60) при подходе к лесу была обстреляна. Стало ясно, да и просматривалось, что по опушке леса сосредоточивается пехота и танки. В течение дня мы оборудовали рубеж обороны, организовывали систему огня, взаимодействие. Однако нам не было придано ни одного пехотинца, ни одного артиллерийского орудия. После направления на оборону ст. Узловая 3-х танков, осталось 9 танков КВ и 5 танков Т-60, вот и все наши силы на участке обороны около 5 км, а задача — не допустить прорыва противника к Сталиногорску.

Ночь прошла спокойно, а с утра, как мы и ожидали, начался сильный артиллерийский налет, хорошо еще, что была нелетная погода, и в воздухе не было самолетов. Ни один танк не пострадал, но в деревне Огарёвка, где стояли наши тылы, возникли пожары, им был нанесен тяжелый урон.

Вслед за артиллерийским налетом с опушки леса пошли в атаку танки, а за ними пехота. По-видимому, это был полк, усиленный танковым батальоном.

Шли они по склонам высоты, обращенной к нам, и представляли собой хорошие мишени. Им по нам огонь вести было труднее, в этом было наше преимущество. В относительно короткое время на склонах высоты от опушки леса до лощины загорелось около 15 танков противника. У нас сгорел один танк Т-60, танки КВ были невредимы. Противник остановился и начал отходить в исходное положение. При отходе загорелось еще четыре танка. Особенно эффективно действовали взводы лейтенантов Тимошенко и Бреславеца.

Когда я доложил об этом в дивизию, там, видимо, не поверили, потому что через час приехал начальник разведки подполковник Прохоренко, все проверил и подтвердил, но проинформировал, что мотополк потеснен и есть опасность выхода противника нам во фланг и тыл. Я еще раз просил хотя бы роту пехоты, ночью меня могут взять, что называется, голыми руками.

В это время начался новый, еще более мощный артналет и атака с незащищенного правого фланга. Противник разведал наши позиции, выдвинул артиллерию на прямую наводку. Нам пришлось перемещать танки на этот фланг. Атака была отбита, но мы потеряли три танка КВ и два Т-60. Сколько мы подбили танков противника и уничтожили пехоты, трудно было определить — уже темнело, но то, что атака была отбита, само по себе означало, что действия наши были результативны.

К нашему счастью, где-то к полуночи прибыла стрелковая рота в 75 человек из войск НКВД, вооруженная только винтовками [оставшаяся часть от 6-й и 7-й рот 180-го полка НКВД старшего лейтенанта Редина]. Ей была поставлена задача занять оборону впереди танков и прикрыть их от пехоты противника. Рота сразу же приступила к оборудованию позиций.

 


Схема боевых действий 108-й танковой дивизии 20 ноября 1941 года в районе Дубовка-Злыдня-Огарёвка. 

 

В 9.00 на следующее утро 20 ноября противник после артиллерийского налета атаковал в стык между нами и механизированным полком. Все оставшиеся танки я перебросил на свой левый фланг, оставив на остальном участке два танка Т-60 и взвод пехоты. Атака противника была сорвана, но силы иссякали и у нас.

На следующий день снова мощный артиллерийский налет и атака с фронта, но у нас осталось шесть танков КВ и два Т-60. Одновременно противник смял в стыке с нами ослабленный фланг мехполка и прорвался к нам в тыл, разгромил наши тылы в Огарёвке и около 20-ти танков одновременно с атакой с фронта вышли нам в тыл. Положение было критическим. Отражать атаки с фронта и тыла шестью танками КВ и двумя танками Т-60 было невозможно. Поэтому я повернул все танки против атакующих с тыла и приказал прорываться через их боевые порядки. Горели танки противника, горели и наши, несла большие потери приданная нам пехотная рота. Загорелся и мой танк. Я приказал всем покинуть его и укрыться за крутой берег небольшой речушки, на берегу которой мы оказались. Это и спасло нас с механиком-водителем. Остальные погибли.

Прорвались два КВ и один Т-60. Отходили мы на Сталиногорск [северный Сталиногорск-2]. Силы противника превосходили нас во много раз, но мы огрызались на каждом выгодном рубеже. В боях за Сталиногорск потеряли последние танки.

 


Безуспешный контрудар 108-й танковой дивизии (с 2.12.1941 года - 108-я танковая бригада).
Фрагмент отчетной карты 239-й стрелковой дивизии

 

На подступах к Венёву

Отходили на Венёв. В районе города Венев меня вызвал командир дивизии и приказал принять 13 танков, разгружающихся на станции, к утру быть в готовности, контратаковать противника, выдвигающегося из Сталиногорска на Венёв. Это были танки из ремонта: семь Т-34, четыре Т-40, два Т-60; их быстро доукомплектовали экипажами за счет резерва дивизии и нашего 216-го танкового полка, назначили комиссара — старшего политрука Ивана Ивановича Чичева, создали нам тыл, танки заправили и укомплектовали боеприпасами. Я высказал соображения, что лучше было бы этими танками усилить оборону, контратака будет неэффективной, но получил строгий приказ контратаковать, и [23 ноября 1941 года] контратаковал колонну танков, остановившуюся на шоссе. Пехота в контратаку не поднялась.

Колонна более 50-ти танков развернулась, видимо, не разобравшись в утренней дымке, какие силы ее атакуют, а когда разобрались, начали расстреливать нас с места. Горящие танки Т-34 метались по полю — это была грозная и жуткая картина. Загорелся и мой танк, снаряд попал в моторное отделение. Когда я выскакивал, то зацепился за что-то ремнем, еле расстегнул в спешке, но вовремя вывалился.

Вскочил в один из танков Т-60. Осталось 4 из 13 танков, из них два Т-34 и два Т-60. Доложив командиру дивизии, я решил отвести их на рубеж обороны пехоты и во взаимодействии с ней огнем с места вести бой. Он дал согласие. Я поражался нерешительности противника.

Вдруг на мотоцикле подъехал офицер и передал приказ мне с комиссаром — срочно прибыть к начальнику боевого участка. Вместе с комиссаром старшим политруком И.П. Чичевым мы в танке прибыли к командиру Венёвского боевого участка генералу Терешкову и были строго отчитаны за то, что перешли к обороне. Я доложил, что это сделал с разрешения командира своей 108-й танковой дивизии полковника Иванова, да и сам считаю контратаку четырьмя оставшимися танками бессмысленной. Хорошо, что в это время вошли командир и комиссар нашей дивизии и, увидев нас, приказали немедленно выехать к своим танкам. Разбирались дальше между собой два комдива и два комиссара.

Немцы же, продвинувшись на 3-5 километров, снова остановились на ночь, в город Венёв входить не решались. Видимо, наземная разведка у них была плохая, погода же была нелетная, воздушная разведка была невозможна. Робко действовали немцы и без поддержки с воздуха. Словом, нелетная погода работала на нас.

Поддерживая пехоту четырьмя танками, дрались до вечера. К ночи отошли на южную окраину города Венёв. Я был вызван к командиру дивизии. Он объявил мне, что назначаюсь командиром сектора железная дорога — кладбище. Кроме 4-х танков двух Т-34 и двух Т-60 мне выделяется батарея — четыре 85-мм зенитных орудия и рота пехоты около 40 человек. Немедленно приступил к организации обороны. В качестве комиссара был назначен старший политрук А. Кубланов из политотдела дивизии, начальником штаба — помощник начальника штаба нашего полка капитан М. Жирнов.

Оборона Венёва

С утра [24 ноября 1941 года] немцы, после мощного огневого налета, перешли в атаку. Завязавшийся бой охлаждал тыл противника. Очень эффективно действовала по танкам зенитная батарея, но вот израсходованы все бронебойные снаряды, и она стала жертвой сосредоточивших по ней огонь танков, а затем ее стали давить гусеницами. Остались два танка Т-34, один был за железнодорожной будкой, а второй — за насыпью, легкие танки из укрытий эффективно били по пехоте. Однако при таком превосходстве противника долго продержаться мы не могли. Но то, что фактически мы весь день не пускали противника в город, это был большой выигрыш.

Наконец, у будки сгорел последний танк. Я выскочил в окоп, где находилась связь, но связи уже ни с кем не было. Развернувшиеся немецкие танки давили нашу отходящую пехоту. Наш так называемый командный пункт — это простой окоп — был в 50 метрах от железнодорожной будки на переезде. Нас оказалось четверо: со мной капитан М. Жирнов, старший политрук А. Кубланов и солдат-связист. В тот момент, когда я пытался связаться с командованием боевого участка, к переезду подошла и остановилась колонна немецких танков, мотоциклисты умчались в сторону города.

У нас были пистолеты, а у солдата-связиста винтовка. Мы посмотрели друг на друга. Я в тоне приказа произнес:

Сидеть тихо, если нас обнаружат немцы, стрелять, биться до последнего патрона и застрелиться, в плен не сдаваться ни в коем случае.

Все это было воспринято, как само собой разумеющееся. Как мы ждали темноты! Минуты казались вечностью, а колонна немецких танков все стояла. Как только стемнело, мы ползком по одному покинули окоп и по выемке вдоль насыпи ушли. Всю ночь блуждали по полям и перелескам и по счастливой случайности к утру осторожно вошли в деревню, где расположился штаб нашей 108-й танковой дивизии.

 


Советская аэрофотосъемка района г. Венёва с обозначением немецкой техники, 26 ноября 1941 года.
Источник: ЦАМО [выходные данные не установлены]. Предоставлено В. Григоровым и С. Митрофановым.

 

[См. также: Опасные находки — бронетехника // Венёвский уезд]

Неоднократно ходил в атаку на своем танке

Дивизии снова дали семь танков КВ и Т-34,и вновь мне доверили командовать ими в бою за населенный пункт Мордвес. Бои и здесь шли ожесточенные, но к этому времени у нас уже выработалась мертвая хватка. Активно применяли засады, маневр с одной на другую, третью, заранее подобранные позиции. Умение и у нас уже выработалось, но немцы продолжали давить нас числом.

В документах боевых действий 216-го танкового полка 108-й дивизии, хранящихся в архиве МО СССР, есть такая запись:

Капитан тов. Шкадов неоднократно ходил в атаку на своем танке, подбирая хорошие позиции, вступал в единоборство с 13 танками противника, он своим танком уничтожил несколько вражеских танков и много пехоты.

Я с благодарностью прочитал эту запись: было не раз и такое.

Сложилось так, что, будучи по штатной должности начальником разведки, фактически с сентября по ноябрь [1941 года] включительно, я беспрерывно командовал танковыми подразделениями. Происходило это, видимо, потому, что в войну я вступил, уже имея боевой опыт на Хасане, да и в связи с потерей в первых боях большого количества командного состава.

В первой половине декабря остатки дивизии направили во Владимир и переформировали в 108-ю танковую бригаду. Там мне вручили орден Ленина и назначили командиром танкового батальона. Кто воевал в 1941 году, тот знает, что означает награждение орденом Ленина. Это меня воодушевило. Так же, как и я, в этот особо тяжелый период войны росли, закалялись, мужали, приобретали боевой опыт и мастерство сотни тысяч офицеров, становясь костяком Советских Вооруженных Сил.

 

Источник: Шкадов И. Н. А память нам покоя не дает. — 2-е изд. — Смоленск: Смядынь, 2002. — С. 62-69. — 272 с. — ISBN: 5-87210-039-6. — Фрагменты главы из воспоминаний «В пекле первых месяцев войны»
Предоставлено Александром Фединым.

Категория: 108-я танковая дивизия и 11-я танковая бригада | Добавил: Редактор (13.10.2017) | Версия для печати
Просмотров: 260 | Теги: советские мемуары, ноябрь 1941 года, 108-я танковая дивизия, Федин, Шкадов
Похожие материалы:

Уточнить или дополнить описание, сообщить об ошибке.
Ваш комментарий будет первым:
avatar
для детей старше 12 лет
Поиск
В этот день
Не произошло никаких примечательных событий.
12 декабря...
Теги
1942 год химкомбинат Пырьев 1950-е годы советские мемуары Советская площадь Мартиросян 18 ноября 1941 интервью 1930-е годы 21 ноября 1941 27 ноября 1941 24 ноября 1941 239-я стрелковая дивизия Сталиногорская правда Соцгород 1941 год ЦАМО наградные листы комиссары 25 ноября 1941 Сталиногорск-2 кавалеры ордена Красного Знамени РГАКФД комсостав медицинские работники кавалеры ордена Красной Звезды 19 ноября 1941 ул. Московская Яковлев Сталиногорцы Nara аэрофотосъемка 1943 год награжденные медалью «За отвагу» 26 ноября 1941 немецкое фото 17 ноября 1941 советские карты 16 ноября 1941 20 ноября 1941 108-я танковая дивизия 22 ноября 1941 23 ноября 1941 пехота Рафалович советские документы Коммунар 15 ноября 1941 немецкие преступления артиллеристы 1939 год 112-я пехотная дивизия ноябрь 1941 года декабрь 1941 года 41-я кавалерийская дивизия нквд митрофанов 28 ноября 1941 180-й стрелковый полк НКВД исследования зенитчики Чумичев Документальная проза сталиногорское подполье 12 декабря 1941 Мелихов Донская газета 330-я стрелковая дивизия ул. Комсомольская Связь времен Плотников Гато июль 1941 года октябрь 1941 года Новомосковская правда Корчук 30 ноября 1941 немецкие документы советские военнопленные 10 декабря 1941 Шенцов 1940-е годы братская могила 1944 год 29 ноября 1941 172-я стрелковая дивизия 4-я танковая дивизия 167-я пехотная дивизия 11 декабря 1941 Владимиров 2-я гвардейская кавдивизия 13 декабря 1941 29-я мотопехотная дивизия РГВА 9 декабря 1941 328-я стрелковая дивизия 1945 год Кислицын Белова
Комментарии


21 октября 2017 года на Куликовом поле прошла эколого-патриотическая
Возможно, он же:
- ефрейтор
Возможно, он же:
капитан Сидоров Анатолий Петрович (род. 1909 в г. Череповец Вологодской области), командир 1101-го стрелкового полка 326-й стр...

Статистика
Вход на сайт
Сталиногорск 1941 | Все материалы сайта доступны по лицензии Creative Commons Attribution 4.0