Сталиногорск 1941

поисковый отряд «Д.О.Н.» Тульского областного молодежного поискового центра «Искатель»

Новые фотографии и иллюстрации:

Статьи

Главная » Статьи » Город в оккупации

Зубакова Н. «Немецко-фашистскими бандитами были расстреляны...»

Нина Зубакова
«Молодой Коммунар»

В «Новомосковскую правду» в конце апреля пришло письмо на имя Ольги Крахмалюк — директора стрелкового клуба «Снайпер». Начиналось оно словами: «Здравствуйте. По Тульскому радио была информация, что вы собираете материалы по истории Сталиногорского Осоавиахима. Вся сознательная жизнь моего папы была связана с Осоавиахимом города Сталиногорска. Вот что я знаю о жизни и смерти моего папы — Панова Виктора Петровича...»

Далее шел рассказ дочери об отце, коренном туляке, который в 1930 году приехал на строительство Бобриковского энергохимического комбината и остался в городе, выросшем рядом с заводом. Накануне войны В. П. Панов работал военруком в сталиногорских школах №№ 1, 3 и 12 и имел к тому времени не одну грамоту за участие в стрелковых соревнованиях Тульской и Московской областей.

В ноябре 1941 года, когда немцы уже подходили к Москве, В. Панов организовал из сталиногорских учителей отряд народного ополчения, которому поручили прикрывать отход регулярных войск в Серебрянопрудном направлении[1]. Все вооружение отряда состояло из малокалиберных винтовок, были в нем женщины, в том числе беременная жена одного из ополченцев. В письме названа их фамилия — Холод[2]. 24 ноября 1941 после ночевки в одной из деревень отряд на санях отправился в Серебряные Пруды, но наткнулся на немецкую танковую разведку. Дочь Панова пишет:

«Отряд был окружен. Фашисты отобрали 10 человек — командира отряда, беспартийного В. П. Панова и коммунистов. Остальным велели идти назад не оглядываясь. Перед расставанием папа передал записку и знак «ЗОАР»[3] двум девушкам из отряда — они так и не дошли до мамы. Люди в отряде думали, что их расстреляют сейчас же, а отобранную группу будут пытать. Когда сзади раздались выстрелы, люди подумали, что расстреливают их, но никто не падал, и тогда они поняли все. Среди расстрелянных были Панов, Холод-муж, фамилии остальных я не знаю.

Остатки отряда возвратились в Сталиногорск до оккупации его фашистами. Было решено, что к беременной маме с известием о гибели папы пойдет жена Холод, так как она тоже была в положении. Горсовет выделил «скорую помощь», чтобы вывезти погибших, но из-за глубокого снега машина не смогла пробиться. Похоронили Панова, Холод и других членов отряда жители деревни, около которой они погибли. Название деревни я не знаю. Может быть, в Новомосковске известно что-либо о месте гибели Панова Виктора Петровича и его товарищей).

Маму вместе со мной, двухлетней девочкой, после освобождения Сталиногорска вывезли на родину папы в город Тулу. 23 февраля 1942 года у нее родился сын, в честь папы названный Виктором. А 24 февраля мы получили телеграмму, что наш дом в Сталиногорске сгорел.

Всего вам доброго. С уважением, И. В. Мосолова».

Прочитав письмо, Ольга Крахмалюк почти не раздумывала: стоит ли искать? Человек попросил, надо попытаться. «Уже то хорошо, что люди еще ищут. А сколько уже отчаялось? Многие не знают не только, где погибли их родные, но даже на каком фронте воевали. А тут столько фактов известно, есть зацепки».

Ольга просмотрела новомосковскую «Книгу памяти» по всем ее разделам — от офицерского до рядового состава, но ни среди погибших, ни среди пропавших без вести В. П. Панова не числилось. Этого следовало ожидать, поскольку отряд Панова состоял из ополченцев, не имеющих к регулярной армии никакого отношения. Мирные жители в «Книгу памяти» не заносятся, а акты об их гибели следует искать в архивах той местности, где они погибли. Поиск осложнялся, потому что название деревни было неизвестно. Однако направление движения отряда в письме указано, сами Серебряные Пруды находятся на границе Новомосковского района с Московской областью — недалеко, так что О. Крахмалюк решила просмотреть акты о расстреле гражданского населения, собранные в Новомосковском музее. Здесь хранятся целые тома таких документов, но попытка увенчалась успехом, правда, неокончательным. Была найдена копия акта:

«При эвакуации из города Сталиногорска учителей школы и работников других предприятий и учреждений немецко-фашистскими бандитами были расстреляны товарищи:

Савченко Юрий Аркадьевич, 1903 г.р. — работник школы № 12, педагог русского языка и литературы;
Тигай Лев Моисеевич, 1901 г.р. — педагог школы № 3;
Попов Виктор Петрович, 1908 г.р. — военрук школы № 3;
Кулагин Дмитрий Ильич, 1917 г.р. — педагог по рисованию школы № 3;
Холодов Григорий Михайлович, 1912 г.р.— председатель горсовета Осоавиахима.

Расстрел мирных жителей Сталиногорска произошел 24.11.1941 г. на территории Венёвского района Шишловского сельсовета, деревня Шишловка».

Многие факты сошлись: приблизительный район, дата расстрела, учительский состав группы. Однако вместо Холода указан Холодов, а вместо Панова Виктора Петровича — Попов Виктор Петрович. Не сходится и количество расстрелянных — пятеро вместо десяти, указанных в письме. Из своего опыта работы с документами Ольга уже знала: такие погрешности встречаются довольно часто. Тем более что в Новомосковском музее хранился не сам акт, а его копия — неточности могли возникнуть при переписке документа. И еще: рядом с этой копией, наклеенной на одном из стендов музея, есть фотография В. А. Курдюкова, директора школы № 5, расстрелянного в районе деревни Шишлово также в ноябре 1941 года — однако его фамилии в акте почему-то нет.

Нужно было уточнять на месте. Как выяснилось, деревня Шишлово (а не Шишловка — еще одна ошибка в документе) теперь относится не к Венёвскому, а к Новомосковскому району. Ольга созвонилась с местной администрацией, и ей обещали помочь в поисках. Перезвонив через какое-то время, директор стрелкового клуба узнала: в деревне нашелся старик, который действительно помнит об учительском отряде, расстрелянном на его глазах в ноябре 1941-го. В такую удачу было трудно сразу поверить. Ольга продолжала сомневаться. Она позвонила мне и предложила съездить в Шишлово вместе...

* * *

Свидетель расстрела, Мишин Иван Иванович, жил не в самом Шишлове, а в Подосинках неподалеку — дом на самой окраине деревеньки. Встретила нас гостеприимная хозяйка Мишина Клавдия Павловна — почти все, что хотели, мы услышали от нее. У Ивана Ивановича последнее время стало неважно с памятью. Мы спросили хозяев — что они помнят о расстрелянных учителях и когда это было? Оба назвали один срок — 24 ноября 1941 года. Сталиногорский отряд, в котором было три или четыре женщины, переночевал в Подосинках, а наутро им дали сани и 17-летнего Ваню Мишина в проводники, чтобы довез до Выселок[4]. Шел отряд в сторону Серебряных Прудов.

«Колготились они долго, почти до обеда,— рассказывала Клавдия Павловна,— а то успели бы, не расстреляли бы их немцы». Как только их заметили с трех немецких танков, люди с саней бросились врассыпную по вспаханному полю, а танки начали по ним стрелять. Спастись на открытом поле было невозможно. Ваня спасся только потому, что упал в полынок, и подо льдом его не заметили. Произошло это сразу за деревней, на глазах жителей. Женщин из отряда немцы забрали с собой.

Такова вкратце история, в которой оказалось много неясностей. Например, Клавдия Павловна говорила о каком-то раненом из этого отряда, которого немцы отвезли в Холтобино в больницу и там все-таки расстреляли. Еще об одном раненом вспоминала при жизни мать Ивана Ивановича: когда после расстрела она побежала искать сына, какой-то раненый спросил ее: «Мать, вставать можно?»[5] Эти воспоминания нам пересказала Клавдия Павловна. «Эх, кабы сестру мою сюда, она смелая была, все видела». Но сестры, как и всех остальных свидетелей, к сожалению, уже нет в живых. Останки погибших деревенские жители потом собирали по всему полю и захоранивали на окраине. Кости последнего нашли только следующей весной, после чего всех перезахоронили на местном кладбище. Никакие таблички на могиле не оставили, а ныне кладбище заросло бурьяном, так что точное место захоронения окончательно затерялось.

Клавдия Павловна рассказала также, что на следующий день после трагедии приезжал в деревню один из спасшихся мужчин, пытался найти спрятанный в мышиной норке партбилет. Фамилии его, как и всех других членов отряда, Мишины не помнят. И все же рассказ у нас не оставлял больше сомнений: это тот самый отряд под руководством В. П. Панова: слишком много совпадающих деталей случайного сходства.

А когда мы рассказали о письме из Тулы, Клавдия Павловна вспомнила, что после войны к ним однажды уже приезжали какие-то родные погибших, и искали могилу. О результатах нынешнего поиска Ольга Крахмалюк рассказала по телефону дочери Панова — тулячке Ирине Викторовне Мосоловой. Теперь ей известно, где погиб отец, и она собирается съездить в Подосинки в ближайшее время.

Приятно, когда ты можешь так реально чем-то помочь помочь. Мы решили опубликовать все фамилии расстрелянных учителей, указанные в акте, — может, откликнутся родные других товарищей Виктора Петровича Панова. Или, по крайней мере, узнают, как и где погибли их близкие. Во время нашей поездки выяснилось, что в районе Шишлово расстреляны были не только сталиногорцы, но и 14 тульских рабочих — кто и с какого завода, неизвестно. Стоит в Шишлово обелиск — на нем высечены имена семи местных активистов, расстрелянных оккупантами по дороге. И все. Как минимум пять сталиногорцев, 14 туляков — их имен нет нигде, нет у них могилы, некуда положить цветы и постоять, сняв шапку[6]. Чем дальше от той войны, тем меньше шансов разгадать ее страшные тайны, но махнуть на них рукой мы не вправе. Всех, кому либо известно о тульском рабочем отряде, мы просим написать или позвонить в редакцию.

Поиск продолжается.

 

Нина Зубакова

Источник: Зубакова Н. «Немецко-фашистскими бандитами были расстреляны...» // Молодой Коммунар. — 1995. — 8 июня.


Поставят ли героям памятник?

В статье «Немецко-фашистскими бандитами были расстреляны» мы рассказали, как директор Новомосковского стрелкового клуба «Снайпер» Ольга Крахмалюк помогла тулячке И. В. Мосоловой отыскать место гибели ее отца В. П. Панова. 15 июня Ирина Викторовна приехала в Новомосковск.

Она привезла с собой документы и довоенные фотографии — два часа ушло на то, чтобы их ксерокопировать. Спасибо, помогла пресс-служба новомосковской администрации. Далеко не в каждой семье так бережно относятся к любой мелочи, напоминающей о прожитом, о близких людях. Мосолова рассказала при встрече: когда ее и маму эвакуировали из Сталиногорска в Тулу, мама почти все вещи, в том числе ценные, оставила на месте, зато документы и фотографии забрала с собой. Благодаря этому теперь, много лет спустя, удалось во всех деталях восстановить историю жизни и смерти В. П. Панова. Когда копии были готовы, мы отправились в деревню Подосинки к супругам Мишиным, от которых в свое время узнали подробности расстрела сталиногорского отряда.

По дороге Ирина Викторовна подтвердила: название Подосинки ей знакомо по воспоминаниям очевидцев расстрела — выживших членов отряда. Мы поинтересовались: почему же они не пытались искать место гибели Панова раньше. Оказывается, не доверяли официальным организациям; опасались, что им укажут на какое-нибудь другое место ради отписки.

Иван Иванович и Клавдия Павловна Мишины встретили нас как старых знакомых. На местное кладбище пошли все вместе. Ирина Викторовна обратила внимание на заметную возвышенность по шоссе, ведущему к Шишлово: по рассказам жены одного из погибших, именно на холме за деревней отряд наткнулся на танковую немецкую разведку. Кладбище по грудь заросло малиной и крапивой, мощные ивы сгустили тени над могилами. И хотя когда-то село было большое, самих могил сохранилось немного: кое-где остались кресты и плиты без надписи, а где-то и этого нет. Клавдия Павловна предупредила: «Чувствуете, по кочкам идем? Чьи-то могилы были». Конечно, в этих зарослях даже ориентировочно определить место захоронения расстрелянных ополченцев было невозможно. И. В. Мосолова положила розы у одного из безымянных каменных надгробий.

Когда возвращались, Клавдия Павловна вспомнила такой факт: в тот же день, когда погиб сталиногорский отряд, у опушки за деревней разбился советский самолет. Летчики погибли, а деревенские ходили смотреть на горящие обломки. Такой маленький клочок русской земли, а сколько смертей в себя принял! И ведь немцы успели здесь похозяйничать всего-ничего... Я уже писала: помимо сталиногорцев и местных активистов, в этих местах погибли 14 неизвестных рабочих — надежда узнать их имена не покидает нас.

По возвращении в Новомосковск мы зашли в местный музей. Ирина Викторовна увидела копию акта о расстреле мирных жителей, которая и вывела Ольгу Крахмалюк на деревню Шишлово, а потом — в Подосинки. И еще не однажды встретила дочь фамилию своего отца в музейных документах и его лицо на фотографиях экспозиции. В следующий раз Ирина Викторовна вернется сюда с сыном.

 


1) Холодов Григорий Михайлович; 2) Курдюков Владимир Алексеевич; 3) Семенков Алексей Михайлович, 1941 год.
Источники: 1 и 2 — из экспозиции
Новомосковского историко-художественного музея;
3 — Озерский Н. В поле под Шишловым // Новомосковская правда, 22 сентября 1971 года.

 

А нас, новомосковцев, теперь волнует вопрос: неужели место расстрела ополченцев останется только в нашей памяти? Все-таки не безвестный отряд погиб. Да даже если бы и безвестный? Главное, доподлинно удалось выяснить — в Подосинках героически погибли наши земляки.

 

Нина Зубакова.

Источник: Зубакова Н. Поставят ли героям памятник? // Молодой Коммунар. — 1995. — 15 июня.

См. также:


[1] Неточные сведения. Группа самозащиты, в которую входили учителя городских школ и партийно-хозяйственный актив Заводского района (всего 23 человека), под руководством Григория Михайловича Холодова выдвинулась в направлении на Михайлов для эвакуации из Сталиногорска, к которому уже подходили немецкие войска (а не прикрывать отход частей Красной армии, и поэтому, в том числе, в отряд входили женщины и дети.). Но в пути узнали, что Михайлов тоже захвачен немецкими войсками, поэтому изменили маршрут и направились на Серебряные Пруды. Виктор Петрович Панов также входил в эту группу.

[2] Председатель городского совета Осовиахима Григорий Михайлович Холодов.

[3] Наградной знак «За активную оборонную работу» для особо отличившихся членов Осоавиахима.

[4] Деревня Подхожие Выселки ныне не существует в Серебряно-Прудском районе Московской области, севернее села Шишлово.

[5] По некоторым сведениям, после расстрела в живых остались двое: тяжело раненного в голову учителя черчения Д. И. Кулагина и преподавателя истории Л. М. Тягая подобрали и повезли на подводе в больницу в соседнее село Холтобино. По пути в село Холтобино умер Д. И. Кулагин, и его оставили рядом с больницей. Историк Л. М. Тигай был расстрелян спустя некоторое время там же.

[6] В мае 2015 года в Шишлово состоялось перезахоронение останков второй группы рабочих и местных жителей, расстрелянных той же немецкой танковой разведкой в конце ноября 1941 года в поле у д. Подхожие Выселки (ныне не существует) Серебряно-Прудского района Московской области:

«Хоронить расстрелянных немцы не давали, и только 10 декабря, после того, как деревню освободила Красная армия, местные жители — женщины и дети — похоронили погибших в поле на месте, где их расстреляли... После войны здесь стоял небольшой памятник, колхоз ухаживал за могилой. В наше время это делали местные жители. Но добираться в поле в весеннюю распутицу сегодня стало сложно».

Категория: Город в оккупации | Добавил: Редактор (16.06.2018) | Версия для печати
Просмотров: 109 | Теги: Крахмалюк, 24 ноября 1941, Зубакова, Молодой коммунар
Похожие материалы:

Уточнить или дополнить описание, сообщить об ошибке.
Ваш комментарий будет первым:
avatar
для детей старше 12 лет
Поиск
В этот день
Не произошло никаких примечательных событий.
19 июля...
Комментарии
Огромное спасибо. Отслеживаю боевой путь 239-й дивизии. Конкретно - Штаба. Ищу подтверждение догадки. У моего отца после окружения изменились две букв...

Собственно, надо сделать странички и о шахте 10, которая после освобождения города первой дала уголь в январе 42 г.


Да, и об этом чуть дальше: https://stalinogors...

Отец говорил, что у Бобрик-Донского им объявили, что дивизия окружена. Выходили 8 дней.

Теги
1942 год химкомбинат Пырьев 1950-е годы советские мемуары Советская площадь Мартиросян 18 ноября 1941 интервью 1930-е годы 21 ноября 1941 27 ноября 1941 24 ноября 1941 239-я стрелковая дивизия Сталиногорская правда Соцгород 1941 год ЦАМО наградные листы комиссары 25 ноября 1941 Сталиногорск-2 кавалеры ордена Красного Знамени РГАКФД комсостав медицинские работники кавалеры ордена Красной Звезды ул. Московская Сталиногорцы Яковлев Nara аэрофотосъемка награжденные медалью «За отвагу» 1943 год 26 ноября 1941 немецкие карты 19 ноября 1941 немецкое фото 17 ноября 1941 советские карты 16 ноября 1941 20 ноября 1941 108-я танковая дивизия 22 ноября 1941 23 ноября 1941 пехота Рафалович советские документы Коммунар 15 ноября 1941 Головко немецкие преступления артиллеристы 112-я пехотная дивизия ноябрь 1941 года декабрь 1941 года 41-я кавалерийская дивизия нквд митрофанов 28 ноября 1941 180-й стрелковый полк НКВД исследования зенитчики Чумичев Документальная проза сталиногорское подполье 12 декабря 1941 Мелихов 330-я стрелковая дивизия Донская газета танкисты ул. Комсомольская Связь времен Плотников Гато октябрь 1941 года Новомосковская правда Корчук 30 ноября 1941 немецкие документы 10 декабря 1941 Шенцов 1940-е годы братская могила 1944 год 172-я стрелковая дивизия 4-я танковая дивизия 167-я пехотная дивизия 11 декабря 1941 Владимиров 2-я гвардейская кавдивизия 13 декабря 1941 29-я мотопехотная дивизия РГВА 9 декабря 1941 328-я стрелковая дивизия 1945 год Кислицын Белова 53-й армейский корпус
Статистика
Вход на сайт
Сталиногорск 1941 | Все материалы сайта доступны по лицензии Creative Commons Attribution 4.0