Сталиногорск 1941

поисковый отряд «Д.О.Н.» Тульского областного молодежного поискового центра «Искатель»

Выверка братских могил Новомосковска: 55%

Новые фотографии и иллюстрации:

Статьи

Главная » Статьи » Оборона Сталиногорска » 239-я стрелковая дивизия

Боевая история 511-го (239-го) стрелкового полка 239-й стрелковой дивизии

Историю полка за период с августа 1941 по 9 сентября 1943 составили:
общая редакция — полковник Ордановский А. Я.
Текст: прозаический — ст. лейтенант С. Растрогуев, стихотворный — лейтенант В. Цыбенко
Работа с корреспондентами — капитан С. Бирюков
Картографические схемы — ст. сержант В. Фоменко
Художник — сержант А. Ахрапов
Техн. секретарь — ст. сержант А. Серков.

 

Лето 1941 г. Обыкновенная дальневосточная сопка. Она господствует над вблизи лежащей местностью. С ее вершины открывается вид на несколько километров.

Виден город Ворошилов [ныне Уссурийск Приморского края]. Он прекрасен, особенно в минуты, когда солнце на закате бросает на него свои последние лучи. Незабываемы картины природы вдоль реки, извивающейся по долине. В ее зеркальную гладь с ощутимым благоговением смотрятся многолетние деревья. По утрам вы можете любоваться знакомой игрой красноперых окуней, любоваться брызгами воды, поднятыми обитателями реки: эти брызги, рассыпаясь, переливаются всеми цветами радуги.

Вот на этой сопке, покрытой многовековыми деревьями дуба, изрезанной оврагами, в августовские дни сорок первого года раскинулся небольшой лагерь части. В зеленых палатках, поставленных стройными рядами, разместился ее личный состав. Он состоял, главным образом, из людей Новосибирской области, Красноярского и Алтайского краев, призванных из запаса.

 

С 20 августа к месту расположения лагеря прибывали новые команды для пополнения части. Одна за другой подходили автомашины с вооружением, боеприпасами и продовольствием. День ото дня подразделения части становились полнокровнее.

В конце месяца на спортивной площадке, как бы специально обсаженной приземистыми ветвистыми деревьями, строились подразделения на первый смотр. Вот занимает место батальон капитана Литвинова. Рядом строятся бойцы подразделений капитана Кочеткова, на груди которого искрится орден Красного Знамени, полученный за боевые дела у озера Хасан. Затем построился батальон капитана Тарасова. Дальше специальные подразделения.

10:00. В конце аллеи, посыпанной желтым песком, идет группа командиров. Впереди статный, высокого роста, с приятным русским лицом, на правой щеке которого видны следы зарубцевавшейся раны, командир полка полковник Соловьев. На его груди поблескивали медаль «20 лет РККА» и орден Красного Знамени. Чуть сзади и левее командира полка военком ст. политрук Слузов и нач. штаба капитан Маркин. За ними помощники: по разведке — ст. лейтенант Некрасов, по тылу — капитан Тихомиров.

Полковник принял рапорт от командира первого батальона капитана Литвинова о готовности полка к смотру. После короткого выступления командира полка о нависшей над страной опасности, о том, что враг — немецкие фашисты — рвется к Москве, к Ленинграду и о задачах, стоящих перед полком, бойцы, командиры и политработники приняли военную присягу. Они поклялись Родине, Советскому народу, не щадя своих сил и самой жизни, в боях с озверелыми бандами фашистских палачей, напавших на нашу любимую Родину.

 

 

1 сентября в 18:00 начался учебный марш. Полк шел всю ночь. К 10:00 следующего дня он был уже в 40 километрах от места своей недавней стоянки. В кустарнике, на склоне к ручейку с мутноватой водой, полк остановился на дневку. Не прошло и десяти минут, как в холодноватой воде ручья уже плескались сотни бойцов. Их загорелые тела блестели на солнце бронзовым цветом. Вода освежающе действовала. Она прогнала усталость. Перестали ныть плечи, поясницы и ступни ног. И вот в крики купающихся вплелась мелодия боевой песни. Она, как волна, то подымаясь, то снижаясь, летела над массивом низкого кустарника. А на левом фланге, один за другим, шли бойцы с котелками получать завтрак. И через час все стихло. Полк отдыхал. Затем подвели итоги первому этапу марша. Он прошел организованно.

3 сентября в 5.00 снова в путь. Через несколько часов полк стал лагерем в районе станции Хороль, на южной окраине города того же названия. Пройдено 65 километров по средне-пересеченной местности. Начались армейские учения. Полк отрабатывает задачу «Марш и встречный бой с противником»... Учения дивизионные. Отрабатывается задача: «Ночной марш в тыл для уничтожения десанта врага». Вслед за этим учения по теме: «Погрузка в вагоны в ночное время».

Середина октября. Полк, исключая подразделения: полковую артиллерию, под командованием лейтенанта Мельник, минбатарею 120 мм минометов (командир лейтенант Моргун, нач. артиллерии ст. лейтенант Свидерский), перешел в казармы. В отдельном домике разместился штаб полка. Напротив расположились тылы. Здесь же находились пом. ком. полка по материальному обеспечению интендант 3 ранга Бородачев, нач. П.Ф.С. интендант 3 ранга Ядрышников, нач. О.В.С. интендант 3 ранга Кузнецов. В сарае, на опушке леса, примыкающей своим краем к казармам, разместились мастерские боепитания (нач. артснабжения в/техник 2 ранга Хлопков) и ветлазарет (ст. в/врач 3 ранга Бирюков). Несколько обособленно стояли палатки санчасти (нач. санитарной службы в/врач 3 ранга Романов). В 100 метрах от санчасти в особняке, расположилась рота связи (ком. роты лейтенант Федоров). Начальником связи полка был ст. лейтенант Милосердов.

Шли дни напряженного ожидания. Каждый боец, командир и политработник с нетерпением ждали боевого приказа. Не было человека, который бы не пережил с болью в сердце сообщения «Совинформбюро» о занятии врагом новых сел, деревень и городов. Враг яростно рвался к Москве, Ленинграду, стремился проникнуть на Кавказ.
С каждым днем в сердцах воинов полка росла тревога за судьбу нашей Родины. Рвались в бой. Горели желанием померяться силами с врагом. Умереть, но отстоять свободу, независимость нашего Советского государства. Их думы сводились к одному - не позволить фашистам господствовать на нашей Советской земле, не позволить врагу превратить рабочих, крестьян и советскую интеллигенцию в рабов немецких капиталистов и помещиков.

На запад

День 24 октября 1941 года. Всюду слышатся отрывистые команды командиров. Идут занятия по строевой подготовке. Проводятся стрельбы. с полным сознанием своего воинского долга бойцы, командиры и политработники готовят себя к серьезным испытаниям, к суровой, кровавой схватке с фашистскими ордами.

Приказ: «Готовиться к выступлению!» Полк выстроился. Колонна двинулась к станции. Стройными рядами шли стрелковые подразделения. Свинцовый блеск играл на касках. В такт шагу покачивалась стальная щетка штыков. Вслед, громыхая, двигалась артиллерия, сзади тянулись повозки обоза.

Миновав последний домик селения, колонна остановилась у ст. Хороль. Всюду чувствовались спокойствие, организованность. На лицах бойцов заметно легла строгая суровость.

Наступила темная осенняя ночь. Каждому хотелось спать. Однако мало кто уснул. С нетерпением ждали команды на погрузку...Дождались. Команда подана. Погрузка началась. Проходила она быстро и организованно. В погрузке материальной части, лошадей, боеприпасов и продовольствия чувствовались знания, умение и деловитость. Казалось, что эти люди много дней только этим и занимались.

До рассвета осталось несколько минут. Начальник эшелона, орденоносец, капитан Кочетков докладывает командиру: «Погрузка закончена!» Эшелоны готовы к отправлению. Еще несколько минут томительного ожидания...Гудки паровозов. Эшелоны тронулись. Они шли на запад. Полк оставлял родной Восток.

У всех возбужденное состояние. Не было вагона, где не слышалась бы дружная песня. Вырываясь из вагона, она эхом отдавалась в массивах густых лесов, летела по широким сибирским степям. Казалось, движутся поющие эшелоны. Эшелоны боевой, грозной песни. Да, это были эшелоны, везущие грозную силу для врага! Эшелоны шли со скоростью пассажирских поездов. Тем не менее, многие говорили, что движемся черепашьими темпами. Тридцатиминутные остановки на станциях, где сменялись паровозные бригады, казались вечностью. Всем хотелось быстрее попасть на фронт, туда, где уже четыре месяца наши войска ведут тяжелые оборонительные бои с коварным врагом - немецким фашизмом. Сопки кончились. Дорога идет по равнине. Это Забайкальские степи. Вот и легендарный, всегда движущий свои воды Байкал. Неповторимы картины природы: скалистые берега озера, вдали сопки, поросшие хвойным лесом.

Станция Иркутск. Остановка. Приказ полковника: «Весь личный состав вымыть в бане!» Многие в недоумении. Не обошлось и без ворчаливых замечаний: «Нашли время, - ворчали про себя некоторые бойцы, - немец безудержно прет на восток, а мы будем здесь размываться». Для лошадей была сделана выводка. Один красноармеец особенно усердно растирал отекшие ноги лошади жгутом и приговаривал: «Едем бить нахального немца».

И в пути, и на остановках, где личный состав полка получал пищу, слышались песни, заливалась гармошка. Район станционной площадки наполнялся дробным звуком. Это плясали мастера народной пляски, пляски сибирской. [...]

От Иркутска до Красноярска, по обе стороны дороги, на необозримых просторах колхозных полей шла уборка урожая. Скирды. Кучи снопов. Завывание пылящих молотилок, неравномерный рокот трактора. И особенно приятно видеть разный цвет платков, кофточек, платьев, женщин и девушек, рассыпавшихся тут и там. Цвет напоминает начало цветения макового поля. А вот на краю полосы стоит старик. И пока он пристально из-под дрожащей руки рассматривает проходящие эшелоны, ветер шаловливо играет его длинными, серебристыми волосами.

В направлении хода эшелонов, по грунтовой дороге, тянутся обозы с зерном нового урожая. К ящику передней брички привязан стяг, на котором полощется красный флаг. Над многими подводами полотнища с лозунгами: «Все для фронта! Все для победы над врагом!» И бойцы, и командиры, и политработники делали вывод: «Здесь тоже фронт. На этих родных полях тоже идет бой. Старики, женщины, девушки и подростки своим трудом куют победу над фашистскими ордами»

...Город Омск. Стоянка. К эшелонам собрались рабочие и служащие. С тревогой в сердцах дают наказ: «Не давайте пощады врагу! Истребляйте фашистские орды всей мощью своего оружия. Мы дадим вам его в нужном количестве». Каждый боец, командир, политработник здесь, далеко в Сибири, чувствовали уже, что на борьбу с фашистскими бандами поднялся весь Советский народ. В нашей необъятной стране нет уголка, где бы люди не стремились хоть чем-нибудь оказать помощь фронту. И вот эти, находящиеся у эшелонов рабочие и служащие, готовы были отправиться на фронт, чтобы вместе, плечом к плечу с бойцами, сражаться за Родину.

В среде бойцов и командиров полка было много таких, которые из вагонов видели свои родные деревни, села. Останавливались в городах и на станциях, где жили их семьи. Однако, домой зайти никто не стремился. Некоторым из них понадобилось бы для этого, не больше 5-10 минут. Объяснялось это высоким морально-политическим духом людей. Это были люди, воспитанные в духе подлинного патриотизма. Не забудутся слова, которые были сказаны красноармейцем-ездовым 3-го батальона Пироговым. Он заявил: «И до чего я немца ненавижу. На него я давно зуб грызу. Дай только добраться до него. Ведь никому нет покоя от него. Мой прадед с немцем воевал, отец тоже. И все разы немец был бит нещадно. На этот раз, хоть он и силен, но мы ему покажем, где раки зимуют».

В пути проводилась большая политико-массовая работа. Политработники проводили политзанятия и политинформации. Еще и еще раз изучались речь тов. Сталина от 3 июля, речь тов. Молотова, произнесенные по радио. Проводились беседы по вопросам международного положения и боевых действий на фронтах Отечественной войны.

От станции Чебаркуль началось подножие Уральского хребта. Какая величественная красота - этот Урал! Он причудливый уголок природы нашей страны. Складки местности напоминают морские волны. Разнообразие горных вершин. Есть скалистые, есть поросшие хвойным лесом. А вот и сопка Александра. Вдали видна гора Таганай. Вершина ее скрылась в тихо плывущем куске молочного облака. Между гор разных размеров озера. Маленькие, но быстро несущие свои воды речки. К станции Миасс своим юго-западным краем примыкает территория Ильменского заповедника. Здесь земля таит в себе все виды редчайших минералов. Озера заповедника богаты рыбой. В лесах множество диких зверей и птицы.

Поезд идет, то взбираясь на гору, то стремительно катится под уклон. Он делает крутые повороты, огибает горы. По обе стороны железно-дорожного полотна отвесные скалы. Отчетливо видны наслоения земной коры. На подходе к городу Златоусту стало видно гору, увенчанную белым мраморным столбом. Это памятник времен Ермака. Вот и Златоуст. Остановка. Дальше на Уфу. Здесь встречаются эшелоны с ранеными, эвакуированным гражданским населением из западных областей. 

Вырвавшись за Урал, паровозы увеличили скорость. Проезжаем станции Чишма, Давлеканово, Белебеи, Абдулино, Бугуруслан, Кинель. Подъезжаем у городу Куйбышев. Полк выгружается. Его стройная колонна проходит через город. Место для расположения - окраина города. Подразделения разместились хорошо. Весь личный состав помылся в бане и получил новое обмундирование. Старший, средний и мл. комсостав надел хромовые сапоги. Началась подготовка к празднику - дню двадцать четвертой годовщины Великой Октябрьской социалистической революции.

Утро 7 ноября. Полк в строю, не виданным еще до сих пор чеканным шагом, идет на площадь парада. Полк построился. До начала парада осталось несколько минут. Однако, они кажутся неимоверно долгими...Томительно ожидание окончилось. На площади показались Председатель Президиума Верховного Совета Союза ССР М. И. Калинин, Маршал Советского Союза К. Е. Ворошилов, руководители партии и правительства. Тов. Ворошилов принял парад. Началось движение войск мимо правительственной трибуны. Шла грозная сила. Михаил Иванович, руководители партии и правительства тепло приветствовали проходящие части. Они поздравили бойцов, командиров и политработников с праздником Великой Октябрьской социалистической революции.

Настало 9 ноября. К нам в дивизию прибыли Председатель Президиума Верховного Совета Союза ССР М.И. Калинин и Маршал Советского Союза К.Е. Ворошилов.

[...]

Посещение нашей дивизии руководителями партии и правительства еще больше подняли боевой дух личного состава. Люди рвались в бой. Они с нетерпением ждали, когда их отправят дальше на Запад, на фронт, на передовые.

 

 

Первые встречи с врагом

11 ноября 1941 года. Ударная группировка немцев в составе 3-й, 4-й, 18-й танковых дивизий, 29-й и 10-й моторизованных полков [правильно: дивизий], 112-й и 233-й [правильно: 167-й] пехотных дивизий рвется к Туле - кузнице грозного оружия Красной армии. Цель вражеской группировки – прорваться к г. Рязани и с востока ударить по нашей славной столице Москве.

В этот день в 21:00 поданы вагоны. Полк грузится. Землю окутала мгла ночи. Один за другим со станции отходят эшелоны. Они идут на запад к Туле. Машинисты ведут паровозы на всех парах. Мелькают будки разъездов, домики полустанков. Короткие остановки — Кузнецк, Пенза, Моршанск. На подходах к ст. Узловая эшелоны заметил фашистский стервятник. Он пулеметным огнем обстрелял паровоз. Убиты помощник машиниста и кондуктор.

Станция Узловая. Окончился четырехдневный марш на колесах. Выгружаемся. Слышится фронтовая музыка. Ночное небо, как молнии, рассекают ракеты. На темном горизонте ежеминутно вспыхивает пламя орудийных залпов. Над станцией враг с присущей ему в то время пунктуальностью вешает одну за другой осветительные ракеты и старательно бросает бомбы. 

Полк 15 ноября занял оборону на стыке Западного и Юго-Западного фронтов. Задача — задержать врага и обеспечить формирование и развертывание новых частей Красной армии для общего наступления под Москвой [это неточно; см. план по наступлению на Богородицк]. Батальоны расположились юго-западнее Узловой. Сосредоточив свои силы, противник стал наступать на участок, где заняли оборону 1-й и 2-й батальоны. В воздухе кружатся фашистские стервятники. Они сбрасывают смертоносный груз на обороняющиеся подразделения. Ползут коричневые танки, изрыгая пламя огня и смертоносный металл. Личный состав полка, которым командует полковник Соловьев, приготовился достойно встретить врага. И вот наступала долгожданная минута. Подана команда: «По фашистским мерзавцам, огонь!»

Первым открыл счет истребления фашистских бандитов пулеметчик Зверев. Шедшие за танками немецкие солдаты и офицеры, делая разнообразные «физкультурные приемы», падали и уже больше не поднимались. Стойко дрался полк.

Однако враг продолжал лезть. Он обладал значительным превосходством сил. И вел себя нагло, чувствовал, что он хозяин положения. И эту самоуверенность врага умело использовали наши бойцы и командиры для того, чтобы по-больше истребить врагов. Например, батальону капитана Литвинова враг стал угрожать ударом с правого фланга. Часть немецких автоматчиков заняла окраину деревни. Они считали, что русские уже не будут сопротивляться. Решили погреться, зажгли один дом. К этому дому стали собираться фрицы и гансы. И вот наши три орудия обрушили на бандитов у костра шквал огня. Фрицы, кто не получил свою порцию металла, стали разбегаться. И в этот момент подразделения 1-го батальона перешли в атаку. Уничтожая врага и преследуя, бойцы и командиры ворвались в деревню Смородино. Улицы этой деревни густо были устланы трупами немецких солдат и офицеров (дер. Смородино, Тульская область, 18-19 ноября 1941 г.). 

О мужестве, героизме личного состава полка свидетельствует и такой факт. В дни 22-24 ноября наши подразделения под напором превосходящих сил противника стали отходить к Бобрик-Донской. Сл. лейтенант Колесов, установив крупнокалиберный пулемет на крышу дома, вел губительный огонь по врагу. Враг упорно лез к дому, устилая путь трупами. Но и силы подразделения Колесова уменьшались. Один красноармеец убит, второй ранен. Наряду с этим вышли и патроны. С гранатами в руках Колесов и его бойцы стали спускаться на второй этаж дома. Он видит по коридору идут женщины с детьми, а за ними фашисты. Гранаты использовать нельзя. Он удачно избегает встречи с немцами в коридоре и попадает на улицу к крыльцу дома. Здесь он уничтожает остановившегося мотоциклиста, пристреливает 2-х лошадей врага и пробирается к своим.

В этой схватке тов. Колесов со своими друзьями истребил больше 50 немцев. За этот подвиг Колесова правительство наградило орденом Красной Звезды [правильно: орденом Красного Знамени].

С 16 по 25 ноября полк отбивал многочисленные атаки немцев. Эти атаки прикрывались большим количеством танков и самолетов. Бойцы и командиры показали образцы стойкости и храбрости. В этой связи характерно поведение парторга тов. Коковина. Дважды раненный, он не ушел с поля боя. Но силы полка были во много раз меньше, чем имел враг. Полк вместе с другими частями по приказу командира дивизии полковника Мартиросяна стал отходить по маршруту к ст. Бобрик. Проследовал он через населенные пункты Южное Задонье, Хмелевка, совхоз «Индустрия» [ныне поселок Ширинский] и село Ольховая [правильно: деревня Ольховец].

С болью в сердце бойцы, командиры, политработники оставляли родные села и плодородные земли свои. Им еще милее становились эти заброшенные снегом поля, покрытые серебристым инеем, лиственные леса, тихо несущие свои воды реки.

Родным и в то же время каким-то приунывшим казалось село Ольховая, раскинувшееся на северном склоне высоты 230.8, через которое проходил полк в ночь на 27 ноября [неточно; правильно: в ночь на 25 ноября 1941 года]. Таким же казались ветряная мельница на западном склоне высоты, и за рекой скирды не обмолоченного урожая.

Одна за другой роты втягивались в село Ольховая. И в этот момент из-за реки, от скирд, взвились группа красных ракет. Они летели в направлении села. Еще не потухли ракеты, как воздух наполнился свистом пуль, урчаньем мин и шелестом снарядов. К счастью они перелетали через село и рвались, не нанося полку потерь. Приказ командира полка: «Развернуться и занять оборону!»

Укрытием для бойцов и огневых точек служили дома и надворные постройки. Противник усилил огонь. Наш артдивизион, заняв огневые позиции, начал дуэль с немецкими минометами и пулеметами.

Немцы пустили в ход танки. Часть их по оврагу приблизилась к селу. Из орудий и пулеметов они усилили огонь своих артиллерийских и минометных батарей. Трассирующие пули роем светлячков мелькали по улице. Они не давали поднять головы. Все наши противотанковые средства направили свой огонь по танкам противника. Стреляли крупнокалиберные зенитные пулеметы, скорострельные пушки бронемашин, станковые пулеметы. Батареи заградительным огнем преградили путь танкам.

В селе начались пожары. Клубы черного дыма горящей на крышах соломы подымались к небу. Бой становился ожесточеннее. Из-за скирд появилась пехота врага. Солдаты перебегали от ямы к яме. До них было не более полутора километра, и они были видны, как на ладони. Часть артиллерии полка перенесла свой огонь по пехоте противника. Били по ней и пулеметы. Понеся потери, пехота врага отступила. Танки его тоже не добились успеха. Оставив в овраге два подбитых и один подожженный, они ушли обратно.

Неудача обозлила врага. Он открыл бешеный артиллерийский и минометный огонь. Характер боя изменился. Он стал состязанием орудий и минометов с обеих сторон. Дома продолжали гореть. Жители, торопливо перебегая, несли свои пожитки, чтобы сохранить их от огня. 

В гул выстрелов и режущий треск разрывающихся снарядов влился вдруг глухой, но огромной силы взрыв. Стекла окон домов осколочными брызгами вылетели из рам. А там, где несколько минут тому назад стояла маслобойка, в которой проводил инструктаж саперов инженер-капитан Горбунов, была куча развалин. Из-под них доносились глухие стоны. Взрыв произошел от запущенных врагом мин. 

Стемнело. Получена весть, что дивизия отрезана от войск Красной армии. Приказ: «Готовиться к прорыву вражеского кольца!» В доме командир дивизии полковник Мартиросян, командир полка полковник Соловьев, командир 817-го полка майор Мельников и начальник штабов намечают маршрут. А на улице в это время шли автомашины, нагруженные снарядами. Охапками кидали в костры документы. Приводились в негодность повозки, уничтожались катушки с телефонным кабелем, телефонные аппараты. Отнятые от орудий замки сбрасывали в ямы. Уничтожали медикаменты и другое имущество.

Закончив приготовления, подразделения построились (хотя и не стройно) в две колонны и двинулись в путь. Одну колонну возглавил командир полка полковник Соловьев, вторую — нач. штаба капитан Маркин и комиссар полка ст. батальонный комиссар Процко. Путь лежал по бездорожной местности, пересеченной оврагами, вдали от населенных пунктов — прямо на восток. 

Шли с большой предосторожностью. Связи не было. Обходили села. Четыре дня бойцы и командиры не получали хлеба. Единственные продуктом (и того не досыта) было пшено. Варили кашу и ели без хлеба и даже без соли. Плохое питание, трудность пути обессиливали людей. Из оврагов вытаскивали друг друга. Имели место стычки с врагом. Колонна бойцов, которая шла возглавляемая майором Марковым, в одной из деревень разгромила штаб дивизии. [Речь о разгроме штаба 1-го батальона 15-го моторизованного полка 29-й моторизованной пехотной дивизии вермахта в деревне Ново-Яковлевка]

День ото дня люди сбавляли темп движения. Они утомились, но шли. Стремление идти захватывало всех. Они знали, что с ними идут их боевые командиры. Они помнили, что им предстоят еще упорные бои с противником. Из их голов не выходил наказ М. И. Калинина и К. Е. Ворошилова, который они только еще начали выполнять. В душе каждый боец чувствовал свою ответственность перед народом, пославшим его с оружием в руках защищать свою Родину. Их не удовлетворяли результаты боев, хотя эти бои сыграли большую роль в общей борьбе за Москву, за Родину. Ведь полк в составе дивизии несколько дней сдерживал удары сильнейшей группировки противника.

Планы фашистского командования прорваться восточнее Москвы были сорваны. А наши войска в это время, сосредоточившись под Москвой, готовились к наступлению на фашистские полчища.

508 километров на запад

Выйдя из окружения, полк 30.11.1941 прибыл в г. Пронск и разместился в Старо-никольской слободе. Занял оборону на участке - справа река Проня, слева - Стрелецкая Слобода, мост через р. Проня. Вскоре полк перешел в наступление.

9 декабря он прибыл в Лужки и занял западную окраину. 11-го занято Ново-Александровское. 19.12.1941 полк занял Уросово, Пономарево, Плавский.

Идут бои за Ивановские выселки. Продолжаются они сутки. Затем полк дерется за Синявино. Противник отходит. Когда подразделения вышли из Синявино, самолет врага подверг их бомбардировке. Ранен один человек.

23.12.1941 г. полк наступает на Арсеньево. На пути он ведет бой в районе Полуэктово, наносит врагу серьезные потери и захватывает трофеи: 8 ручных пулеметов, 4 автомата, 7 пистолетов, 3 пушки 105 мм, одну пушку 37 мм, одну мортиру 75 мм, одну спаренную зенитную установку, 30 подвод с упряжками - с продуктами и разными штабными вещами, один коммутатор, 4 телефонных аппарата, до 50 катков кабеля. Взято в плен 8 солдат врага. Враг потерял убитыми не менее 50 человек.

В этом бою особенно отличились ст. лейтенант Колесов, ст. политрук Путилов, мл. лейтенант Щербина, ст. лейтенант Пятницкий и ряд других командиров и бойцов.

Взяв д. Горлово и Арсеньево, наши подразделения захватили большие трофеи и пленных. На допросе фрицы в животном страхе лепетали: «Сталин гут (хороший), а Гитлеру капут!» Не от хорошей жизни так заговорили фрицы. Они поняли, что имеют дело с серьезным противником. А полк бил фрицев неплохо.

[...]

Источник: ЦАМО, ф. 7157, оп. 686438, д. 22
Расшифровка: А. Е. Яковлев, январь 2020.

Категория: 239-я стрелковая дивизия | Добавил: Редактор (03.01.2020) | Версия для печати
Просмотров: 951 | Теги: декабрь 1941 года, 239-я стрелковая дивизия, ноябрь 1941 года, ЦАМО, советские документы
Похожие материалы:

Уточнить или дополнить описание, сообщить об ошибке.
Ваш комментарий будет первым:
avatar
для детей старше 12 лет
Поиск
В этот день
Не произошло никаких примечательных событий.
Комментарии

Вечная память героям, мой дед был в 239 стр.девизии, пропал без вести 11.11.1943г.

Вход на сайт
Сталиногорск 1941 | Все материалы сайта доступны по лицензии Creative Commons Attribution 4.0