Сталиногорск 1941

поисковый отряд «Д.О.Н.» Тульского областного молодежного поискового центра «Искатель»

Новые фотографии и иллюстрации:

Статьи

Главная » Статьи » Город в оккупации

Допрос Сергея Коблицкого

Командование 53-го армейского корпуса,
разведотдел
в
разведотдел 112-й пехотной дивизии

Командный пункт корпуса, 1.12.1941

[печать: Оригинал!]

 

В приложении пересылаются результаты допроса партизана Коблицкого, который одновременно передается [в штаб] дивизии. Допрос предоставляет важные исходные данные для борьбы с партизанами в Сталиногорске. Определенно К. еще сможет дать дальнейшие показания. На основании этого указываем, что уместна особо тщательная охрана.

Как только К. будет более не пригоден для использования, передать его в штаб корпуса. Его заберут для дальнейших допросов в штабе [2-й танковой] армии.

Выявленные в приложении благодаря ему партизаны из Сталиногорска, тем временем, также задержаны и следуют до прибытия в штаб армии.

 

два приложения

За начальника штаба корпуса

(подпись)

 

Источник: NARA, T. 314, R. 1316 (LIII. Armeekorps), F. 61.
Перевод с немецкого: А. Яковлев.

 


Штаб 53-го армейского корпуса
Отдел разведки и контрразведки (Ic)

Командный пункт корпуса, 1 декабря 1941

Кому:
Начальнику отдела разведки и контрразведки штаба 112-й пехотной дивизии

В приложении направляем Вам результаты проведенного допроса партизана Коблицкого, которой одновременно препровождается в штаб дивизии. Во время допроса получены важные сведения для борьбы с партизанами в г. Сталиногорск.

К. с осторожностью может дать дополнительные показания. Следует подчеркнуть о необходимости особенно тщательной охраны места его содержания. Как только К. станет не нужен, сообщить об этом в штаб корпуса. Затем он будет забран представителями штаба армии для проведения дальнейших допросов. Тем временем следует арестовать поименно перечисленных им партизан из Сталиногорска и удерживать их до прибытия представителей штаба армии.

Количество приложений: 2

За командира корпуса:
Начальник штаба корпуса

(Подпись)


Результата проведенного допроса
Коблицкого Сергея Константиновича, 13.2.1919 г.р.

К. был задержан 29 ноября 1941 года и имел при себе в кармане заряженный пистолет системы Нагана. На допросе вначале он сообщил, что был уволен с должности пожарника и т.п.

Во время детального допроса выяснилось, что он 24 ноября 1941 года находясь в Серебряных Прудах получил от своего начальника пожарной службы Дроздова (сейчас находится в Рязани) задачу связаться с начальником милиции Сталиногорска Зотовым[1] и получить от него инструкции. Он хотел только узнать, как ему следует «подорвать мощь германской армии».

Вместе с К. следовали еще 4 человека с такими же инструкциями, а именно:

1. Митрофанов ……. …….., 28 лет, низкого роста, волосы темные, благородные черты лица, густые брови. Одет в солдатскую шинель, зимнюю шапку армейского образца, обут в резиновые сапоги, кожаные сапоги нес в вещмешке.

2. Ситцев Алексей ……., 24 года, низкого роста, волосы редкие пепельного цвета, одет в стеганую жилетку, стеганые штаны зеленого цвета, шапку гражданского образца с короткими клапанами, обут в резиновые сапоги.

3. Моргачов Тихон Минаевич, 26 лет, одет в солдатскую шинель, солдатскую зимнюю шапку, утепленную рубаху под шинелью, ватиновые штаны под брюками синего цвета, обут в сапоги на утепленной подкладке.

4. Архипов …… …….., 28 лет, одет в двубортное пальто серого цвета, штаны синего цвета, рубашку военного образца зеленого цвета, гражданскую зимнюю шапку с длинными клапанами, обут в кожаные сапоги.

У всех были армейские вещмешки и особенно они выделялись тем, что у всех четверых абсолютно новое нательное белье военного образца.

Этой вышеперечисленной четверке оружия не полагалось.

У К. оружие имелось, т.к. они впятером должны были следовать до 24 ноября 1941 года, а именно в село Мочилы. Там четверке в 17:00 предстояло продолжить путь, а К. нужно было остаться в Мочилах у некоего Фролова Михаила. Фролов, должно быть, тоже был пожарником и его возраст примерно 40 лет.

В Сталиногорске К. служил в пожарной команде, а именно на предприятии № 100, производящем хлорную известь и соляную кислоту. На других производственных участках завода производились отравляющие газы. Предприятие было построено в 1939-41 годах. Химические снаряды производились для нужд армии, а именно весом 500, 250, 100 и 25 кг. Спустя месяц после начала войны все склады были заполнены этим химическими снарядами. В последнее время все оборудование было эвакуировано в г. Кемерово, но не начиненные снаряды. Все происходило в условиях строжайшей секретности.

Помещение пожарной команды этого предприятия № 100 сгорело, поджог которого учинили некий Романцев и Митрофанов. Р. убыл в Рязань, М. еще должен быть в Сталиногорске. Под пожарной каланчой располагался подвал, в котором хранились взрывчатые вещества и бикфордовы шнуры. Оба вышеуказанных лица изъяли взрывчатые вещества с бикфордовыми шнурами и спрятали их.

Все учиненные в Сталиногорске взрывы были проведены по четко составленному плану.

К. и четверо выше обозначенных лиц должны были связаться с неким Зотовым, бывшим начальником милиции, примерно 35 лет (выглядит значительно моложе). У Зотова был приказ в случае взятия города немецкими войсками оставаться там[1].

Эти лица встретились в одном из бараков в Сталиногорске, а именно в бараке, расположенном у главного входа на Азотно-туковый комбинат. В 40 м от главного входа расположена столовая, прямо за бараком. Там этот Зотов ожидал со своими людьми. К. добавил, что его паспорт фальшивый, согласно которому он украинец. Среди этой группы не было ни одного украинца. Бойцы подрывной команды имели при себе много денег.

У К. был приказ подорвать в Сталиногорске на предприятии № 100 заводские корпуса № 10, 11 и склады № 7 и 8. Затем ему предстояло вернуться в Рязань и снова встретиться с бойцами подрывной команды на Московском вокзале. У всей перечисленной четверки под шинелями (пальто) были спрятаны бикфордовы шнуры. На предприятии № 100 было закопано 400 кг пикриновой кислоты и капсюли-детонаторы. Здание корпуса, должно быть, уже сгорело, однако взрывчатые вещества хранились в подвале этого здания. Согласно другой версии они также могли давно быть унесены.

Примечание: Переводчик Хассельблатт придерживается мнения, что К. может еще много чего интересного рассказать, в первую очередь про подготовку, при прохождении которой он и другие бойцы подрывной команды получали только удовольствие.

Майор Смирнов, командир полка НКВД (охраны) в Сталиногорске,[4] в период с 3 по 30 мая и с 10 августа по 5 сентября 1941 г. провел курс с 36 пожарниками (являвшихся также бойцами войск НКВД). В условиях строжайшей секретности слушатели обучались подрыву зданий. Подрывы мостов не изучались.

Адреса проживания (на русском языке) этих бойцов прилагаются. На этих курсах было распределено, кто и какие предприятия должен подорвать. У К. также было собственное задание, которое сам он не выполнил.

 

Приложения

 


[Штамп отдела разведки
и контрразведки 112-й пехотной дивизии]

Командный пункт дивизии, 5 декабря 1941

Содержание документа: Партизан Коблицкий
Ссылочный документ: от 1 декабря 1941 года с приложением, отдел разведки и контрразведки штаба 53-го армейского корпуса

Кому: Командиру 53-го армейского корпуса

 

Доставленный в штаб дивизии партизан Коблицкий 3 и 4 декабря 1941 года был препровожден в Сталиногорск-Северный и еще раз допрошен на территории предприятия № 100. Кроме того, была организована очная ставка с несколькими лицами. Результаты допроса следующие:

1. Согласно показаниям бургомистра городского района Сталиногорск-Северный Носова в ночь с 21 на 22 ноября 1941 года на предприятии № 100 произошли взрывы, устроенные русской подрывной командой инженерных войск, прибывшей на грузовых автомобилях. Эти показания противоречат сегодняшним результатам допроса Коблицкого в том, что взрывы на заводе № 100 были проведены служащими пожарной команды (9 чел), в том числе и Коблицким. Сам Коблицкий согласно своим показаниям непосредственно участия в подрывах не принимал, а оставался в грузовом автомобиле, находящемся в укрытии. Дополнительно Носов сообщил, что пожарная команда якобы ранее была эвакуирована, и, следовательно, для тушения пожаров не могла быть задействована. В то же время, исходя из сегодняшних показаний Коблицкого, после эвакуации он по-прежнему входил в состав пожарной команды, которая участия в подрывах не принимала.

Сложилось впечатление, что опровергнутые Коблицким эти показания больше похожи на правду, т.к. Носов по-видимому не был посвящен в детали[2].

2. По случаю проводимого совещания с бургомистрами городских районов в Сталиногорске-Северном 3 декабря 1941 года Коблицкому была устроена очная ставка с каждым по отдельности бургомистром. Ни обер-бургомистр, ни бургомистры городских районов в Коблицком жителя Сталиногорска не признали, несмотря на то, что некоторые из них прожили в Сталиногорске по 8-10 лет. Сам Коблицкий был опрошен, знает ли он кого-либо из бургомистров. Ответ последовал отрицательный. Последнее обстоятельство кажется правдоподобным, т.к. Коблицкий прожил в Сталиногорске только один год.

3. Старший бухгалтер предприятия № 100 на очной ставке был сразу опознан Коблицким. Без лишних слов он подтвердил, что это старший бухгалтер. Старший бухгалтер, напротив, не смог опознать в Коблицком бывшего сотрудника завода. С учетом якобы большой численности трудящихся предприятия (около 2500 чел) это становится понятным.

4. 4 декабря 1941 года Коблицкий был доставлен на завод № 100 и получил приказ сопроводить уполномоченного офицера дивизии в место, указанное им на допросе 1 декабря 1941 года. Ему предстояло сразу же показать место закладки взрывчатого вещества, упомянутого на допросе, которое было изъято или уничтожено саперами. Кроме того, Коблицкий показал мины в деревянном корпусе, заложенные в отдельно стоящих не взорванных цехах и зданиях завода и позднее обезвреженные саперами. Относительно этого Коблицкий пояснил, что вышеуказанные взрывные заряды не удалось привести в действие, поскольку у подрывников не хватало на это времени. Последние обстоятельства он (Коблицкий) узнал от своего шефа, начальника пожарной команды завода № 100, после того как они после частичного выполнения задания прибыли в одно из сел, где ему (Коблицкому) и 4 товарищам-пожарникам были выданы фальшивые документы и доведена задача возвращаться в Сталиногорск.

Согласно дополнительным показания по прибытию в Сталиногорск-Северный Коблицкий должен был связаться с неким Зотовым, место пребывания которого в Сталиногорске-Северном до сего момента не установлено. Со слов Коблицкого Зотов был полицейским комендантом[3] в Сталиногорске-Северном и, будучи в этой должности, руководил подрывными акциями. Можно предположить, что Коблицкому следовало связаться с Зотовым для получения указаний для проведения последующих взрывов.

5. Об оставшихся в Сталиногорске-Северном бойцах подрывной команды инженерных войск Коблицкий ничего не знал. Он знал только Зотова, который являлся полицейским комендантом[3] Сталиногорска и руководил всеми подрывными работами.

Также ему якобы ничего не известно о подрывной команде городской пожарной охраны, т.к. он работал только на заводе № 100.

В качестве обобщающих показаний можно подытожить следующее:

а) Коблицкий не относился к руководящему составу. Он был служащим пожарной команды и как грамотный пожарник обучен подрывному делу и, как он теперь сообщил, к 9 подрывникам из состава пожарной команды в ночь с 21 на 22 ноября 1941 года на заводе № 100 отношения не имел. Итак, он был в курсе того, что в ту самую ночь на заводе № 100 взорвалось или нет, и поэтому предположительно со своими 4 пожарниками получил задачу от своего бывшего начальника пожарной команды после 22 ноября 1941 года снова прибыть в Сталиногорск-Северный, связаться с Зотовым и получить от него дальнейшие указания.

б) Партизаном в традиционном понимании Коблицкий не может быть, т.к. будучи служащим пожарной команды завода № 100 находился в подчинении полицейского коменданта[3] г. Сталиногорск-Северный Зотова, т.е. военизированной организации.

в) Следует отметить, что Коблицкий выделяется хорошей военной выправкой. Во время допроса на самом заводе и на сегодняшнем допросе в штабе дивизии на станции Узловая он с осторожностью высказал мысль, что всего лишь выполнял свой долг пожарника и даже не предполагал, что партизаны начнут свою войну. И поэтому, как он неоднократно подчеркивал, сдался сам, добровольно отдав свой пистолет.

Поэтому предлагается обращаться с Коблицким как с военнопленным, хотя он, не являясь военнослужащим, носил при себе оружие.


За командира дивизии:
1-й офицер штаба — начальник оперативного отдела

(подпись)
майор

 

Источник: NARA, T. 315, R. 1275: 112 I.D. Ic. F. 1166-1167.

Перевод: В. Н. Головко, частный военный переводчик:
. Под редакцией А. Е. Яковлева, «Сталиногорск 1941», июнь 2018.

Согласно докладу о деятельности раздведотдела 53-го армейского корпуса (NARA, T. 314, R. 1315 (LIII. Armeekorps), F. 612) доклад о партизане Коблицком был предоставлен разведотделом корпуса (г. Плавск) в штаб 2-й танковой армии 12 декабря 1941 года, т.е. после освобождения Сталиногорска-2.

[1] С. Б. Зотов — заместитель начальника Сталиногорского городского отдела НКВД, лейтенант милиции. Являлся также начальником истребительного батальона № 1 г. Сталиногорска, сформированного в конце июня 1941 года. В 1942—1944 годах — начальник горотдела милиции (см. Сталиногорская милиция во время войны).

[2] Бургомистр городского района Сталиногорск-2 Носов действительно был не в курсе. Согласно журналу боевых действий 180-го полка НКВД за 21 ноября 1941 года, спец-саперы из частей РККА производили подрыв только Шатовской и Любовской плотин. Все промышленные и социальные объекты Сталиногорска поджигались и подрывались под руководством начальника инженерно-технической службы 180-го полка НКВД капитана Смирнова и младшего политрука Блеснова (согласно плана по уничтожению объектов на случай отхода фронтовых частей из г. Сталиногорска и по распоряжению начальника боевого участка командира 108-й танковой дивизии полковника С. А. Иванова).

[3] Немецкий переводчик имел в виду «начальник районного городского отдела милиции» (Прим. переводчика).

[4] Капитан Смирнов, начальник инженерно-технической службы 180-го полка НКВД СССР по охране особо важных предприятий промышленности.

Категория: Город в оккупации | Добавил: Редактор (12.06.2018) | Версия для печати
Просмотров: 229 | Комментарии: 2 | Теги: немецкие документы, 112-я пехотная дивизия, Nara, 53-й армейский корпус
Похожие материалы:

Уточнить или дополнить описание, сообщить об ошибке.
Всего комментариев: 2
avatar
Цитата
...в первую очередь про подготовку, при прохождении которой он и другие бойцы подрывной команды получали только удовольствие.
Странно звучит...
avatar
1 (2)
Да, немцы тоже на это обратили внимание и специально подчеркнули:
avatar
для детей старше 12 лет
Поиск
В этот день
Не произошло никаких примечательных событий.
21 июня...
Комментарии
О как... он же ведь Герой Советского Союза, верно?
В штабе 239 дивизии мой отец, Ранжев Павел Константинович, был телефонистом-радистом. С этой же дивизией участвовал в прорыве блокады Ленинграда ,

Да, немцы тоже на это обратили внимание и специально подчеркнули:
...

Теги
1942 год химкомбинат Пырьев 1950-е годы советские мемуары Советская площадь Мартиросян 18 ноября 1941 интервью 1930-е годы 21 ноября 1941 27 ноября 1941 24 ноября 1941 239-я стрелковая дивизия Сталиногорская правда Соцгород 1941 год ЦАМО наградные листы комиссары 25 ноября 1941 Сталиногорск-2 кавалеры ордена Красного Знамени РГАКФД комсостав медицинские работники кавалеры ордена Красной Звезды ул. Московская Сталиногорцы Яковлев Nara аэрофотосъемка 1943 год награжденные медалью «За отвагу» 26 ноября 1941 немецкие карты 19 ноября 1941 немецкое фото 17 ноября 1941 советские карты 16 ноября 1941 20 ноября 1941 108-я танковая дивизия 22 ноября 1941 23 ноября 1941 пехота Рафалович советские документы Коммунар 15 ноября 1941 Головко немецкие преступления артиллеристы 112-я пехотная дивизия ноябрь 1941 года декабрь 1941 года 41-я кавалерийская дивизия нквд митрофанов 28 ноября 1941 180-й стрелковый полк НКВД исследования зенитчики Чумичев Документальная проза сталиногорское подполье 12 декабря 1941 Мелихов 330-я стрелковая дивизия Донская газета танкисты ул. Комсомольская Связь времен Плотников Гато октябрь 1941 года Новомосковская правда Корчук 30 ноября 1941 немецкие документы 10 декабря 1941 Шенцов 1940-е годы братская могила 1944 год 172-я стрелковая дивизия 4-я танковая дивизия 167-я пехотная дивизия 11 декабря 1941 Владимиров 2-я гвардейская кавдивизия 13 декабря 1941 29-я мотопехотная дивизия РГВА 9 декабря 1941 328-я стрелковая дивизия 1945 год Кислицын Белова 53-й армейский корпус
Статистика
Вход на сайт
Сталиногорск 1941 | Все материалы сайта доступны по лицензии Creative Commons Attribution 4.0