Сталиногорск 1941

поисковый отряд «Д.О.Н.» Тульский областной молодежный поисковый центр «Искатель»

Новые фотографии и иллюстрации:

Статьи

Главная » Статьи » Вторая Москва

Клочков А. Н. Места репрессий в Сталиногорске в 1930–1956 гг.

Клочков А. Н.
исследователь-архивист

Посвящается памяти профессора Василия Ивановича Седугина

История Тульского края знает не только славные, героические, но и трагические события. К ним относятся политические репрессии 20–50–х гг. ХХ столетия.

Силой обстоятельств Сталиногорск, как никакой другой город области, был втянут в дьявольский водоворот этого кошмара. Большинство жителей города оказались здесь не по своей воле. Этот временной период еще плохо изучен, вследствие отсутствия архивных материалов, а мемуаров и воспоминаний жители города почти не писали, поскольку долгие годы жили с чувством вины перед Родиной, внушенной им сталинским режимом. В наши дни идет реабилитации невинно пострадавших, среди которых мало новомосковцев, потому что об их горькой судьбе никто не рассказал. Ради этого следует дописать опущенные, по политическим мотивам, страницы истории города и восстановить справедливость.

Сталиногорск относится к категории социалистических городов–новостроек, возникших подле предприятий советской индустрии в годы первых пятилеток[1]. Предприятия и город строились сталинскими методами с использованием различных форм принудительного труда. На строительстве трудились десятки тысяч человек, но официальная пропаганда с пафосом трубила лишь о героях–комсомольцах, ударниках–стахановцах, с усердием возводивших предприятия[2]. Но за сотнями энтузиастов и вольнонаёмных стояла многотысячная армия людей, не по своей воле бросивших насиженные места и пытавшихся укрыться от репрессий на «сверхударной» стройке. В числе первостроителей была немалая доля спецконтингента, но их численность пока не установлена.

Социальная структура населения города в годы первых пятилеток сходна для большинства соцгородов того периода (Бобрики, Березняки, Магнитка и др.)[4]

В начальный период строительства Сталиногорска руководство и специалисты, в т.ч. иностранные, составляли самую малочисленную часть населения – 2–5%. Коммунисты и комсомольцы, прибывшие по направлениям и путевкам 5–10%, вольнонаемные 30–35%, вынужденные мигранты 30–35%, заключенные ИТЛ 5–10%, прочие 5–10%.

К вынужденным мигрантам относились люди, уехавшие из старых городов из–за страха ареста или депортации (неработающие, деклассированные элементы, лишенцы и др.), зажиточные крестьяне, бежавшие из сельской местности под угрозой раскулачивания в 1930–1931 гг. и голодомора 1933–1933 гг.

Структура населения Бобриков – Сталиногорска – Новомосковска нашла свое отражение в соотношении типов городского жилья, построенного в 30-е годы: для 2–5% партийно–административного руководства строилось жилище повышенной комфортности, типа коттеджей или отдельных квартир; для 15–20% одиноких и холостых – предельно упрощенное жилище – общежития, казармы, бараки на 50–60 мест, дома–коммуны и проч.; для 70–80% семейных – коммунальные квартиры или бараки; для спецконтингента – бараки «соловецкого» типа на 250 человек[3].


Структура населения соцгорода в 30-е годы

На протяжении ряда лет эти группы постоянно изменялись по персональному составу, но по «содержанию» оставались практически неизменными вплоть до войны. Даже типология массового жилища просуществовала в городе вплоть до 60–80-х гг., запечатлев, таким образом, социальную структуру населения довоенной волны мигрантов.

Недавно появились доказательства об использовании труда заключенных на строительстве ГРЭС. В частности, инженер–энергетик Ф. А. Рязанов утверждает[4], что Сталиногорскую ГРЭС строило более 20 тыс. зэков. С ним нельзя согласиться, по нашим оценкам эта цифра была на порядок меньше.

Известно, что в 1933 году политико–воспитательная часть (ПВЧ) Бобриковской исправительно–трудовая колонии (ИТК) выпускала газету на 4 полосах формата А3 «ИТК на стройке», тиражом в 500 экз. (ред. Коненков)[5]. C 1934 г. газета носит другое название – «На стройке», являясь органом все той же ПВЧ, но теперь Сталиногорского ИТК. Над заголовком газеты появляется стандартный ГУЛАГовский лозунг:

Труд в СССР – дело чести, дело славы, дело доблести и геройства.

Тираж издания вырос до 600 экз., ответственным редактором газеты был тов. Максимов. Распространялась она на ГРЭС им. Сталина, где часть территории занимала ИТК.

По воспоминаниям того же Рязанова[4], в начале 30–х гг. XX века в Бобриках работало особое конструкторское бюро, явившееся прототипом послевоенных «шарашек». Возможно, это бюро входило в состав ИТК на ГРЭС. Некоторое время там содержался известный инженер–изобретатель Виктор Дмитриевич Кирпичников (1881–1937), где вместе с другими репрессированными инженерами МОГЭС участвовал в проектировании электростанций. По воспоминаниям его сокамерника, П. Г. Грудинского, Кирпичников ходил под конвоем на строительство электростанции в период начала фундаментных работ и предложил устроить упрощенные и более дешевые, вместо запроектированных. Там же сидел Яновицкий В. И., бывший зам. председателя правления МОГЭС, проходивший по делу «низовой террористической ячейки в МОГЭСе» в рамках процесса Промпартии (1931–1934 гг.).

С первых лет существования города в нем была и тюрьма НКВД № 14. В 30–50–е там сидели не только уголовники, но и «бытовики», «указники» и политические. Ходят слухи о проводившихся там расстрелах во время репрессий 1937–1939 годов, когда сотни невинных людей от конюха до директора ГРЭС и химкомбината были расстреляны в застенках НКВД. Возможно, что к репрессиям руководства имел отношение Алексей Федорович Боечин (1898–1971), бывший в 1934–1937 гг. парторгом химкомбината[6], уехавший в Москву «стажером НКВД» накануне массовых арестов. Потом Боечин работал в Курске, где местное УНКВД подвергнется разгрому, а Алексей Федорович станет его начальником. Во время войны он снова окажется в Сталиногорске. Как офицер госбезопасности будет занимать ответственные посты по линии НКВД, будет депутатом Верховного Совета РСФСР, доживет до старости и умрет в почете и уважении в Москве.

Считается, что если в 1937–1938 гг. действительно имели место массовые политические репрессии против граждан страны, то в годы Великой Отечественной войны террор почти не применялся. Это не так, просто стали арестовывать за другие «преступления» и появились новые категории «антисоветских» элементов.

Так, например, репрессиям подвергались красноармейцы и командиры Красной Армии, бывшие в плену, окружении или партизанских отрядах.

В силу тяжелой обстановки, сложившейся в первый период войны, значительное количество советских военнослужащих, находясь в окружении и исчерпав все возможности к сопротивлению, оказались в плену у противника. Многие попали в плен ранеными. Оказавшись в плену, подавляющее большинство из них сохранили верность Родине, вели себя мужественно, стойко переносили тяготы плена и издевательства гитлеровцев. А дома на родине всех их объявили предателями и отправляли на унизительные проверки в фильтрационные лагеря.

В основе системы фильтрации лежал принцип тотального недоверия к гражданам СССР, оказавшимся на время вне контроля советских органов. Поэтому в одном лагере нередко сидели отважные воины, попавшие сюда по воле случая, с трусами и паникерами. На одних нарах могли встретиться и бывшие враги, например, партизаны, воевавшие с немцами и полицаи, боровшиеся с этими партизанами, Во второй половине войны лагеря наполнили новые категории узников: депортированные крымские татары, коллаборационисты и пособники фашистов, интернированные поляки, литовцы, латыши, эстонцы и прочие «западники»[7].

Поначалу в лагеря попадали и «вызволенцы» – возвращавшиеся на родину остарбайтеры (советские граждане, угнанные на работу в рейх) и узники нацистских лагерей. В конце войны тульские лагеря приняли гражданское немецкое населения, мобилизированное и интернированное с родины для трудового использования в СССР, а также по программам денацификации Германии и дегерманизации стран Восточной Европы.

Фильтрационные лагеря представляли собой гигантский и непрерывно работающий конвейер, пропускающий через себя тысячи людей. Их принудительный труд широко использовался на шахтах Подмосковного угольного бассейна и на предприятиях Наркомугля, Наркомхимпрома, НКЭлектростанций и Наркомстроя[8].

Персональный состав спецконтингента из бывших военнослужащих менялся каждые полгода, не столько из-за продолжительности процедуры проверки, а вследствие исчерпания сил человеческого организма при скудном питании и тяжелой работе. Часть людей умирало от дистрофии и болезней, но большинство счастливчиков отправлялось на фронт, в ВОХР, лагерную обслугу или на заводы и шахты. Прочие категории спецконтингента сидели в лагерях дольше и тяжелее. Впрочем, сталиногорские лагеря считались благополучными, благодаря их лучшему снабжению и московскому подчинению.

В районе Сталиногорска и окрестностей в 1941–1950 гг. существовала целая система лагерей НКВД, обеспечивающая рабочей силой шахты и предприятия. Курировало этот комплекс Управление подмосковных лагерей № 283 (УПЛ), включавшее в себя спецлагерь № 283 (работал с 1942 г., позже – проверочно–фильтрационный лагерь (ПФЛ) № 283) и лагерь военнопленных № 388.

Списочный состав ПФЛ № 283 колебался от 8000 до 20000 чел, в 1946 г. на его базе создан Московско–Угольный ИТЛ (Мосуголь), проработавший до середины 1951, реорганизованного позже в ЛО УИТЛК УМВД по Московской обл., а после 1957 г. – в подразделение УЮ–400 УМВД по Тульской области.

УПЛ № 283 находилось в западном районе Сталиногорске. Начальником УПЛ № 283 был подполковник ГБ А. Ф. Боечин. На поселке Гипсовом (п/я 283) располагалось приемно–распределительное лагерное отделение № 13 спецлагеря № 283, вместимостью до нескольких тысяч человек и, вероятно управление самого фильтрационного лагеря. Эшелоны с людьми прибывали на станцию Ключевку, откуда их протягивали прямо к воротам лаготделения. Прочие лаготделения размещал вблизи мест хозяйственной деятельности лагеря[9]. Так лаготделение № 8 располагалось в районе д. Княгинино (фенольный завод), № 9 – с. Иван Озеро (шахты), № 12 – Сталиногорской ГРЭС им. Ленина, № 16–д. Малое Колодезное, № 17 и 23 в районе Сталиногорского химкомбината, № 29 – д. Шатовка, вблизи шахт Северная 1 и 2. Известно, что в самом городе спецконтингент работал практически на всех действующих и строящихся шахтах, в частности на №№ 15, 22, 26 (здесь работали «власовцы»), 27 (крымские татары).

Кроме «бывших военнослужащих» и коллаборационистов, через ПФЛ 283 прошли в 1945-1946 гг. интернированные граждане Прибалтики (часть из 6375 чел., размещенных в Московской обл.); 3608 интернированных гражданских лиц из Польши (1945-1947 гг.), а также 3500 поляков, содержавшихся в лагере № 388; позже здесь были интернированные немцы из бывшего Рейха (их количество неизвестно).

Лагерь военнопленных № 388 (лимит на 12500 пленных в 1945 г. и 5000 в 1949) действовал с 1943 по 1950 гг.[10] Его крупное лаготделение № 3 на 1000 мест находилось при шахте 28 на Урванке, № 5 в рп Задонье (1000 чел), № 16 (500–700 чел.) Еще одно лаготделение было у пос. Ширино. На станции Маклец дислоцировался рабочий батальон № 1109 военнопленных немцев численностью 278 чел. в 1947 г. и 51 чел. в 1950 году[10].

В пределах города сохранилось кладбище немецких военнопленных, расположенное у пруда в восточной части ул. Овражной.

На протяжении всей войны и вплоть до 1956 года в городе располагались спецпоселения советских немцев, мобилизованных в рабочие колонны трудовой армии. В 1942 году в Сталиногорске было 1307 немцев-трудармейцев, и содержались они в двух лагерных отделениях. Всего в Московской области было 7142 немца-спецпоселенца (в основном у нас, в Мосбассе), 1260 крымских татар и некоторое количество корейцев. Эта категория граждан самоотверженно трудились на угольных шахтах и предприятиях на протяжении всей войны и послевоенные годы, но под контролем силовых ведомств находилась вплоть до 1956 года.

В годы войны доля спецконтингента и спецпоселенцев составляла от 40 до 50 % от численности трудящихся на шахтах и предприятиях Сталиногорска.

Значительную часть их них властям удалось «закрепить» в городе различными путями: принудительным переводом «в постоянные кадры», заключения добровольно-обязательных трудовых договоров и пр.

Таким образом, население города снова приросло людьми, в очередной раз не по своей воле попавшими в город.

Сегодня во многих местах области появляются памятные знаки жертвам сталинских репрессий. Только столица тульского Гулага – бывший Сталиногорск – осталась в стороне от этого процесса.

Думается, что в Новомосковске должен быть памятник жертвам тоталитарных режимов сталинской и двух гитлеровской диктатур: тысячам советских граждан, интернированным полякам, жителям прибалтийских республик и стран Европы, всем страдавшим в сталиногорских лагерях и спецпоселениях.

См. также:

Литература

[1] Новомосковск: очерк истории / В. И. Седугин. – Новомосковск: ГОУ ВПО «Российский химико-технолог. университет им. Д. И. Менделеева», Новомосковский институт (фил.), 2009. – 138 с.

[2] Новомосковск : историко-экономический очерк / А. С. Бондаренко. – Тула, 1963. – 155 с.

[3] Типология массового жилища соцгородов-новостроек 1920-1930-х гг. / М.Г. Меерович // Архитектон: известия вузов. – 2010. – №31.

[5] Пресса ГУЛага, (1918-1955) / А. Ю. Горчева. – М. : Изд-во Моск. ун-та, 1996. – 143 с.

[6] Кто руководил НКВД. 1934-1941 : справочник / Н. В. Петров, К. В. Скоркин. – М. : Звенья, 1999. – 502 с.

[7] На угольных шахтах Новомосковска работал личный пилот Гитлера / В. Пенина, А. Клочков // Слобода. — 2013. — 11 сентября (№ 37). — С. 28-29.

[8] Красильников С. А., Схадт А. А. Маргиналы в советском социуме. - Институт истории СО РАН, 2010. - 448 С.

[9] Узники Сталиногорска: Алфавит. списки 6326 поляков и польских граждан, содержавшихся в проверочно-фильтрационном лагере № 283 и в лагере военнопленных № 388 в Сталиногорске в 1944-1950 гг. / Индекс репрессированных ; T. 7. - Варшава, Карта, 1999, - 390 с.

[10] Военнопленные в СССР. 1939–1956 : документы и материалы / сост. М. М. Загорулько, С. Г. Сидоров, Т. В. Царевская ; под ред. М. М. Загорулько. М. : Логос, 2000. – 1120 с.

 

Источник: Клочков А. Н. Места репрессий в Сталиногорске 1930-1956 гг. // Туризм в Тульском крае: потенциал и перспективы: Материалы V областных краеведческих чтений, 22-25 октября 2013 г., Новомосковск / [редкол.: С. Г. Змеева и др.] ; Новомоск. библ. система, Центр. гор. б-ка [и др.]. - Тула : Гриф и К, 2014. - с. 170-177

Категория: Вторая Москва | Добавил: Редактор (26.01.2016) | Версия для печати
Просмотров: 1043 | Теги: лагерь военнопленных № 388, 1930-е годы, УПЛ-283, нквд, 1940-е годы, Клочков, ПФЛ-283, исследования

Уточнить или дополнить описание, сообщить об ошибке.
Ваш комментарий будет первым:
avatar
для детей старше 12 лет
Поиск
В этот день
Не произошло никаких примечательных событий.
12 декабря...
Теги
1942 год химкомбинат Пырьев 1950-е годы советские мемуары Советская площадь Мартиросян 18 ноября 1941 интервью 1930-е годы 21 ноября 1941 27 ноября 1941 24 ноября 1941 239-я стрелковая дивизия Сталиногорская правда Соцгород 1941 год ЦАМО наградные листы комиссары 25 ноября 1941 Сталиногорск-2 кавалеры ордена Красного Знамени РГАКФД комсостав медицинские работники кавалеры ордена Красной Звезды 19 ноября 1941 ул. Московская Яковлев Сталиногорцы Nara аэрофотосъемка 1943 год награжденные медалью «За отвагу» 26 ноября 1941 немецкое фото 17 ноября 1941 советские карты 16 ноября 1941 20 ноября 1941 108-я танковая дивизия 22 ноября 1941 23 ноября 1941 пехота Рафалович советские документы Коммунар 15 ноября 1941 немецкие преступления артиллеристы 1939 год 112-я пехотная дивизия ноябрь 1941 года декабрь 1941 года 41-я кавалерийская дивизия нквд митрофанов 28 ноября 1941 180-й стрелковый полк НКВД исследования зенитчики Чумичев Документальная проза сталиногорское подполье 12 декабря 1941 Мелихов Донская газета 330-я стрелковая дивизия ул. Комсомольская Связь времен Плотников Гато июль 1941 года октябрь 1941 года Новомосковская правда Корчук 30 ноября 1941 немецкие документы советские военнопленные 10 декабря 1941 Шенцов 1940-е годы братская могила 1944 год 29 ноября 1941 172-я стрелковая дивизия 4-я танковая дивизия 167-я пехотная дивизия 11 декабря 1941 Владимиров 2-я гвардейская кавдивизия 13 декабря 1941 29-я мотопехотная дивизия РГВА 9 декабря 1941 328-я стрелковая дивизия 1945 год Кислицын Белова
Комментарии


21 октября 2017 года на Куликовом поле прошла эколого-патриотическая
Возможно, он же:
- ефрейтор
Возможно, он же:
капитан Сидоров Анатолий Петрович (род. 1909 в г. Череповец Вологодской области), командир 1101-го стрелкового полка 326-й стр...

Статистика
Вход на сайт
Сталиногорск 1941 | Все материалы сайта доступны по лицензии Creative Commons Attribution 4.0