Сталиногорск 1941

поисковый отряд «Д.О.Н.» Тульский областной молодежный поисковый центр «Искатель»

Новые фотографии и иллюстрации:

Статьи

Главная » Статьи » Оборона Сталиногорска » Судьбы военнопленных

«Солдатами их не считать»

Трагедия советских военнопленных была предопределена задолго до вторжения немецких войск на территорию Советского Союза. Методы обращения немцев с советскими военнопленными определялись нацистской идеологией. Германское политическое и военное руководство расценивало советских военнопленных не только как представителей низшей расы, но и как потенциальную угрозу, препятствие на пути завоевания Германией нового «жизненного пространства». С этой целью нацисты объявили, что они не обязаны проявлять гуманное отношение к пленным красноармейцам, так как Советский Союз не ратифицировал Женевскую конвенцию 1929 года о военнопленных, а также не брал на себя обязательств Гаагской конвенции 1907 года о законах и обычаях войны[1][2].

Большевизм является смертельным врагом национал-социалистической Германии. Поэтому большевистский солдат потерял всякое право претендовать на обращение как с честным солдатом, в соответствии с Женевской конвенцией. В отношении советских военнопленных даже из дисциплинарных соображений следует весьма решительно прибегать к оружию.

- из распоряжения германского верховного командования об обращении с советскими военнопленными от 8 сентября 1941 года[3].

Советские военнопленные стали первыми жертвами нацистской политики, обрекавшей жителей восточных земель на голодную смерть. В августе 1941 года германская армия установила размер пайка для работающих советских военнопленных из расчета всего 2 200 калорий в день. Даже этого было недостаточно, чтобы поддерживать жизнь, однако на практике военнопленные получали гораздо меньше официального размера пайка. Многие советские заключенные получали в день только 700 калорий. Через несколько недель потребления такого «минимального прожиточного рациона» (так он назывался в германской армии) наступала смерть от истощения. Пленным, например, часто выдавали специальный «русский» хлеб, сделанный из соломенной муки и кожуры сахарной свеклы. В многочисленных отчетах, относящихся к концу лета — осени 1941 года, сообщалось, что во многих лагерях страдающие от недоедания и доведенные до отчаяния военнопленные пытались утолить голод, поедая траву и листья[2].

Как привидения, бродили умиравшие с голоду, полуголые существа, часто днями не видевшие иной пищи, кроме трупов животных и древесной коры.

— германский офицер В. Штрикфельд о лагерях советских военнопленных[4].

К февралю 1942 года 2 000 000 из 3 300 000 советских солдат, попавших в германский плен, умерли от голода, холода и болезней или были расстреляны[2].

 


Колонна советских военнопленных, лето-осень 1941. 
Из альбома солдата 112-й роты снабжения 112-й пехотной дивизии, бывшего в Узловой и Сталиногорске (подробнее).

Безымянные жертвы немецких военных преступлений

Более 1500 пленных, среди которых много раненых — обратная сторона прорыва из сталиногорского котла сибирской 239-й стрелковой дивизии, оборонявшей Сталиногорск, Донской и Узловую в ноябре 1941 года. Судьбы этих советских военнопленных, во многом, были предрешены. Чудовищной оказалась реакция немецких пехотинцев 29-й мотопехотной дивизии, оказавшейся на острие прорыва сибиряков. 

Местный житель д. Ново-Яковлевка Василий Тимофеевич Кортуков, будучи тогда 15 летним пацаном, до сих пор совершенно отчетливо помнит о тех событиях: «После боя немцы буквально озверели. Ходили по домам, добивали раненых красноармейцев. У меня в доме убили одного солдата. Много раненых красноармейцев наши положили в дом к Королевым, соломы им там постелили. Немцы ходили с колом и им убивали раненых. Один солдат, раненый в руку, спрятался, переоделся в плащ и ушел на Солнцево [ныне не существует в 4 км к югу от Ново-Яковлевки]. А остальных, человек 12, всех покололи. Думал, может, кто в живых останется, но нет, всех солдат поколол он [немец]... Также собрали спрятавшихся солдат, кто, может быть, не хотел воевать или раненый был — вывели на пруд (в северной части деревни) и человек 30-35 расстреляли. С Алтайского края, здоровые были ребята…» Согласно «Актам кровавых злодеяний немецко-фашистских захватчиков на территории Кимовского района» (ГАТО, ф. 2515, оп.18, д. 53), «в колхозе имени Ворошилова Спасского с.с. Кимовского района [д. Ново-Яковлевка] немцы закололи штыками после избиения 23 раненных бойцов и сожгли живыми 7 бойцов, не дав им выйти из огня горящих домов. Расстреляли возле деревни 31 человек пленных бойцов, погибло 23 человека мирного населения». 

Всего по Спасскому сельсовету было расстреляно 50 бойцов РККА, взятых в плен, в том числе, 20 человек раненых, 1 лейтенант и 1 капитан (Архивный отдел администрации г. Кимовска и Кимовского района, ф.3, оп.1, ед. хр.3, л.74).

В фонде 2515 «Тулоблкомиссия по расследованию злодеяний в годы Великой Отечественной войны» имеются и другие многочисленные свидетельства немецких военных преступлений.

«На территории Петро-Избищенского с.с в результате боев, происходивших на полях колхоза имени Ильича и имени Ворошилова Спасского с.с., фашистами были взяты в плен 38 бойцов Красной Армии, из которых 8 человек были ранены. Как раненых, так и не раненных бойцов держали двое суток в холодных амбарах, не давая им никакой пищи. Без мед. помощи бойцы лежали с открытыми ранами. Их 2 раза поили водой за двое суток из ведра женщины-колхозницы. По свидетельству колхозницы Сафроновой Матрены Дмитриевны, побывавшей в амбаре, бойцы находились в весьма тяжелых условиях. 3 бойца были раздеты до нижнего белья и лежали на соломе. У одного из них была оторвана рука, другой лежал без ног. От крови пол в амбаре был мокрый. Она от ужаса упала в обморок.

Колхозница Аксенова Мария рассказала, как повели раненных на расстрел: «Вечером часа в три я вышла по воду, который находился на против амбара с пленными. Амбар был открыт. Гляжу — немец тащит раненного без руки и в нижнем белье. Стащил его под бугор за амбар, он вернулся за следующим. Из амбара вылез на своих руках боец без ног и пополз под бугор. Фашист его прикладом по голове ударил и ударом ноги скатил его в овраг. При следующем возвращении фашист под угрозой расстрела прогнал меня от колодца. Я пошла домой, чтобы посмотреть из окна, что было дальше. У окон сидело около 60 фашистов, которые смотрели на эти зверства и дружно смеялись. Фашисты запретили местным жителям подходить к убитым».

Пленных здоровых красноармейцев помещали в других амбарах. 25 ноября Мешкова Евдокия Егоровна: «Я стояла у крыльца своего дома. Вдруг из амбара выбежал пленный красноармеец в нижнем белье и побежал вдоль села босиком с криками «Спасите!» За ним выбежал немец от дома колхозника Думнова Ефима Александровича, с лопатой догнал его и ударил по ногам лопатой, потом размозжил ему голову лопатой и оттащил его в овраг».

30 человек было расстреляно за школьным садом. О расстреле рассказывает Мешков Виктор, который наблюдал его: «Со двора-утром часов в 9 группу пленных построили по двое и повели школьным садом к оврагу, где протекает ручей. Фашистский конвой остался стоять на бугре. Пленным скомандовали спуститься вниз и лечь лицом в ручей. Затем их расстреляли с бугра немцы. Стреляли долго, потом спустились в овраг и выстрелом в упор из наганов стреляли по пленным. Потом немцы срубили 2 березы и положили сверху трупов. Трупы не велели забирать. Убитые были похоронены после освобождения нас нашей Красной Армией». 

Колхоз 14-я годовщина Октября Петро-Избищинского с.с.: «Немцы расстреляли [...] 9 человек красноармейцев и 1 мед.сестру, продержав их до этого в холодном кирпичном амбаре».

Колхоз Новые Сокольники Петро-Избищенского с.с.: «Убиты на территории колхоза [...] 3-е бойцов Красной Армии — разведчиков».

Наиболее резонансным стало немецкое военное преступление в д. Дудкино (Пронского сельсовета), где 28 ноября 1941 года командование немецкой 29-й мотопехотной дивизии организовало показательную казнь пленных советских бойцов 239-й стрелковой дивизии. Эта жестокая расправа не упоминается нигде ни в каких немецких документах, однако зафиксирована в «Актах кровавых злодеяний немецко-фашистских захватчиков на территории Кимовского района» (ГАТО, ф. 2515, оп.18, д. 53) следующим образом: «Колхоз Борьба Пронского с.с. с 24 ноября по 10 декабря 1941 года: 28 ноября 1941 года попавшая в плен разведка частей Красной Армии в количестве 18 человек убиты: 8 человек из них повешено и 1 санитарка из них, и 10 человек расстреляны на льду». 

Далее список жертв немецких военных преступлений пополняется по Кимовскому району: «Колхоз им. Шилина Пронского с.с. Кимовского района. На территории колхоза было убито 28 бойцов Красной Армии попавших в плен, которые были похоронены силами колхоза».

3 января 1942 года председателем колхоза Завет Ильича Березовского с.с. Кимовского района Тульской области М. Лындиным и членом правления Г. В. Лягушкиным составлен акт на совершенные преступления: «28 ноября 1941 года немцы захватили в с.Тетяковка раненных бойцов Красной армии в количестве 22 человека и 5 человек, эвакуировавших скот. Все они были выведены за деревню. 27 человек расстреляны, облиты бензином и сожжены». 

Только по приведенным выше примерам складывается цифра в 128 казненных военнопленных. Из более чем 1500, не вышедших из окружения под Сталиногорском. Однако жертвами «зверств немцев» становились не только пленные красноармейцы и командиры Красной Армии. Гражданское население на временно оккупированных территориях было также беззащитно перед террористическим «новым порядком». 

 

  
Советские военнопленные, захваченные на территории Тульской области. Ноябрь — декабрь 1941 года.
Фото: 693-я танковая рота пропаганды вермахта (PzPK 693) 2-й танковой армии Г. Гудериана.

 

 

Так, согласно материалам Нюрнбергского процесса, в г. Плавске Тульской области немецкие оккупационные власти организовали лагерь для 5000 советских военнопленных и местных жителей — гражданского населения Плавска и окрестных деревень, а также соседних районов. Среди заключенных в лагере крестьян имелись и подростки и старики. Питание составляли две картофелины и немного каши из ячменя в сутки. Воды в лагере не было. Заключенным предлагалось утолять жажду снегом. Находившимся в лагере крестьянам не давали воды, приказывая утолять жажду снегом. От голода, холода, побоев и пыток ежедневно умирало 25—30 человек. Больных и обессилевших, неспособных выполнять тяжёлую работу — расстреливали.

20 декабря 1941 года, вступив в Плавск, части 10-й армии освободили оставшихся в живых 840 пленных красноармейцев и местных жителей. Среди них оказались до 10 человек из 813-го стрелкового полка 239-й стрелковой дивизии, которые были захвачены немецкими войсками при эвакуации из-под Сталиногорска в конце ноября 1941 года. В частности, начальник штаба 813-го стрелкового полка капитан Иван Михайлович Гурин после своего освобождения подробно рассказал о чудовищных зверствах и издевательствах, которыми подвергались раненые.

Их имена

В списке представлены судьбы некоторых военнопленных 239-й стрелковой дивизии и других частей и соединений, оборонявших Сталиногорск, Донской и Узловую в ноябре 1941 года. Поиск продолжается...

В отдельном окне | Редактировать список

Сообщить о военнопленном в редакцию сайта... Поиск продолжается.

Вместо эпилога: бывшему советскому военнопленному...

«Хеттштедт, 03.08.2010 г.

Я отношусь к тому поколению, которое испытало на себе Вторую мировую войну. В июле 1943 г. я стал солдатом вермахта, но по причине длительного обучения попал на германо-советский фронт только в январе 1945 г., который к тому моменту проходил по территории Восточной Пруссии. Тогда немецкие войска уже не имели никаких шансов в противостоянии Советской армии.

26 марта 1945 г. я попал в советский плен. Я находился в лагерях в Кохла-Ярве в Эстонии, в Виноградове под Москвой, работал на угольной шахте в Сталиногорске (сегодня — Новомосковск).

К нам всегда относились как к людям. Мы имели возможность свободного времяпровождения, нам предоставлялось медобслуживание. 2 ноября 1949 г., после 4,5 лет плена, я был освобожден, вышел на свободу физически и духовно здоровым человеком.

Мне известно, что в отличие от моего опыта в советском плену, советские военнопленные в Германии жили совершенно иначе. Гитлер относился к большинству советских военнопленных крайне жестоко. Для культурной нации, как всегда представляют немцев, с таким количеством известных поэтов, композиторов и ученых, такое обращение было позором и бесчеловечным актом. После возвращения домой многие бывшие советские военнопленные ждали компенсации от Германии, но так и не дождались. Это особенно возмутительно! Надеюсь, что своим скромным пожертвованием я внесу небольшой вклад в смягчение этой моральной травмы.

Желаю Вам крепкого здоровья, хорошего самочувствия Вам и Вашим близким.

С дружеским приветом
Ганс Моэзер»

— Письма немцев и воспоминания бывших солдат вермахта // «Kontakte-Контакты»

См. также:

Справочные материалы

 

А. Е. Яковлев, октябрь 2016.
Документы ГАТО предоставлены Н. Р. Корчук.


На фото справа вверху статьи: неизвестный советский военнопленный, освобожденный из концлагеря Салтфьеллет (Saltfjellet) в Норвегии. Май 1945. Источник: «Военный альбом»

[1] Дембицкий Н. П. Судьба пленных // Война и общество, 1941-1945 книга вторая. - М.: Наука, 2004. - С. 232-264.

[3] Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. Т.2. Начало. Книга 2. 1 сентября — 31 декабря 1941 года. - М., 2000. - С. 507.

[4] Дюков А. Р. III. «Солдатами их не считать» / За что сражались советские люди. «Русский НЕ должен умереть». — М.: Яуза, Эксмо, 2007. — С. 149. — 576 с. — (Война и мы). ISBN 978–5–699–22722–8 со ссылкой на: Штрик-Штрикфельд В. Меморандумы и драматургия / Против Сталина и Гитлера: Генерал Власов и Русское Освободительное движение. — М.: Посев, 1993. — С. 62.

Категория: Судьбы военнопленных | Добавил: Редактор (22.10.2016) | Версия для печати
Просмотров: 1257 | Теги: советские военнопленные, Яковлев, ноябрь 1941 года, немецкие преступления
Похожие материалы:

Уточнить или дополнить описание, сообщить об ошибке.
Ваш комментарий будет первым:
avatar
для детей старше 12 лет
Поиск
В этот день
Не произошло никаких примечательных событий.
Теги
1942 год химкомбинат Пырьев 1950-е годы советские мемуары Мартиросян Советская площадь 18 ноября 1941 интервью 1930-е годы 21 ноября 1941 27 ноября 1941 24 ноября 1941 239-я стрелковая дивизия Сталиногорская правда Соцгород 1941 год ЦАМО наградные листы комиссары 25 ноября 1941 Сталиногорск-2 кавалеры ордена Красного Знамени РГАКФД комсостав медицинские работники кавалеры ордена Красной Звезды 19 ноября 1941 ул. Московская Яковлев Сталиногорцы Nara аэрофотосъемка 1943 год награжденные медалью «За отвагу» 26 ноября 1941 немецкое фото 17 ноября 1941 советские карты 16 ноября 1941 20 ноября 1941 108-я танковая дивизия 22 ноября 1941 23 ноября 1941 пехота Рафалович советские документы Коммунар 15 ноября 1941 немецкие преступления артиллеристы Сталиногорская ГРЭС 1939 год 112-я пехотная дивизия ноябрь 1941 года декабрь 1941 года 41-я кавалерийская дивизия нквд митрофанов 28 ноября 1941 180-й стрелковый полк НКВД исследования Чумичев Документальная проза сталиногорское подполье 12 декабря 1941 Мелихов Донская газета 336-й артиллерийский дивизион 330-я стрелковая дивизия ул. Комсомольская Связь времен Гато июль 1941 года октябрь 1941 года Новомосковская правда 30 ноября 1941 немецкие документы советские военнопленные 10 декабря 1941 1940-е годы братская могила 1944 год 29 ноября 1941 172-я стрелковая дивизия 4-я танковая дивизия 167-я пехотная дивизия 11 декабря 1941 Владимиров ЦГАМО 2-я гвардейская кавдивизия 13 декабря 1941 1940 год 29-я мотопехотная дивизия 161 УР РГВА 328-я стрелковая дивизия 12 огмд 1945 год Кислицын
Комментарии



«Знамя» (Узловая):
Недавно прикоснулся к частице нашей истории. Мероприятие посвящено поиску и захоронению останков солдат погибших во время Великой Отечественной войне....

Статистика
Вход на сайт
Сталиногорск 1941 | Все материалы сайта доступны по лицензии Creative Commons Attribution 4.0