Сталиногорск 1941

поисковый отряд «Д.О.Н.» Тульский областной молодежный поисковый центр «Искатель»

Новые фотографии и иллюстрации:

Статьи

Главная » Статьи » Оборона Сталиногорска » Взгляд с той стороны

Последняя попытка: поход к Дону, наступление на Венёв

Из истории немецкого 315-го пехотного полка 167-й пехотной дивизии,
вторая половина ноября 1941 года: захват Узловой и Сталиногорска-1

 

далее: Штурм Сталиногорска-1 и удар в спину сибирякам (продолжение следует 25 ноября 2017 года)

[Время ожидания прошло. Мы снова можем наступать!]

Для последующих событий «стрелки уже были переведены» с 12 ноября [1941 года]. В этот день в Орше собрались командующий группой армий «Центр» вместе с начальником генерального штаба сухопутных войск, чтобы рассмотреть дальнейший ход военных действий, поскольку сначала распутица, а затем снег и лед остановили наступательную операцию «Тайфун». Результатом стал «Приказ об осеннем наступлении 1941 года»: продолжение наступления и занятие Москвы!

Русская столица должна быть отрезана от остальной территории государства с помощью крупномасштабного маневра для взятия в клещи вплоть до г. Горького. Город Горький, примерно в 600 км севернее Орла, был назначен в качестве цели для 2-й танковой армии Гудериана. В рамках всей операции 53-му армейскому корпусу со своей 167-й пехотной дивизией ставилась тяжелая задача наступать восточнее Тулы в направлении Венёва для прикрытия фланга танков Гудериана.

Начало нового наступления назначено на 17 ноября: в этот день должна выступить на широком фронте вся группа армий.

Время ожидания прошло. Мы снова можем наступать!...

— так это обозначалось в отданном по этому поводу дневном приказе.

14 ноября 1941 года — уже перед началом общего наступления группы армий — дивизия продолжала движение на северо-восток в направлении Волово. Согласно «предписанию на марш» 53-му армейскому корпусу вследствие нынешних погодных условий и обстановки (состояния дорог) предусматривались марши лишь на небольшие дистанции. Кроме того, полковые группы должны были следовать на расстоянии не более 3 км друг от друга, а общая длина [походной колонны] одной дивизии, включая машины тылового обеспечения, не должна превышать 30 км. Причины этого предписания заключались в том, что, как показал полученный ранее опыт, при внезапном столкновении с противником невозможно было своевременно организовать взаимодействие для наступательных или оборонительных мер в случае значительно оторвавшихся друг от друга соединений.

В 9:30 [Берлинское время] командующий 2-й танковой армией генерал-полковник Гудериан посетил командный пункт 167-й пехотной дивизии в Рождественно [нем.: Roshestwenno; предположительно, в Плавском районе] и высказал свою глубокую признательность за достижения войск, достигнутые в битве при Тёплом. Те унтер-офицеры и рядовой состав, кто в ходе битвы особо отличился, были на грузовиках доставлены к командному пункту дивизии, чтобы лично получить железный крест из рук командующего. Гудериан сообщает об этом визите в своей книге «Воспоминания солдата» следующим образом:

«14 ноября утром я посетил 167-ю пехотную дивизию и беседовал со многими офицерами и солдатами. Снабжение войск было плохим. Не хватало белых маскировочных халатов, сапожной мази, белья и прежде всего суконных брюк. Значительная часть солдат была одета в брюки из хлопчатобумажной ткани, и это при 22-градусном морозе! Острая необходимость ощущалась также в сапогах и носках. Днем я побывал в 112-й пехотной дивизии, где увидел ту же картину. Наших солдат, одетых в русские шинели и меховые шапки, можно было узнать только по эмблемам.

Все запасы обмундирования, имевшиеся в танковой армии, были немедленно отправлены на фронт. Однако по сравнению с потребностями это было лишь каплей в море».

У 315-го пехотного полка возникли существенные трудности на марше из-за обледенелой дороги. Передвижение прикрывалось еще силами 17-й танковой дивизии. Полк продвинулся вперед примерно на 15 км; командный пункт полка находился еще в Доробино на реке Плава. В ходе марша прилетели русские штурмовики, налеты которых были отражены.

Также 15 ноября все продолжилось. Царила ясная морозная погода. Снова внезапно появлялись советские штурмовики, которых однако вскоре от нас отгоняли. Около полудня 315-й пехотный полк в качестве передового полка дивизии наткнулся на сопротивление противника у Нововоскресенское [ныне село Истленьево Воловского района]. Речь шла о пехоте силою около батальона, которую после короткого боя удалось отбросить, и она отошла на восток и северо-восток [части отходящей 269-й стрелковой дивизии; подробнее см. Беделев М., Бурцев И. Неизвестные эпизоды сражения за Тулу: бои в районе Куликова поля].

В этот же день вечером шедшая слева от 167-й пехотной дивизии 112-я пехотная дивизия достигла в ходе атаки северной окраины Богородицка и находилась примерно в 25 км к северу от Волово, куда голова походной колонны 315-го пехотного полка прибыла утром 16 ноября. На станции Волово установлен один русский батальон с артиллерией [снова части 269-й стрелковой дивизии]. 3-й батальон 315-го пехотного полка сразу же атаковал и выбил со станции противника, который отступил в Знаменское [ныне поселок Волово]. В ходе дальнейшего броска русские были выбиты и оттуда тоже и с боями отошли на восток. В течение дня светило зимнее солнце, но от него не было никакого тепла — мороз был намного сильнее. Вечером 315-й пехотный полк достиг назначенного района Алексеевкастанция Волово — Знаменское. Примерно 2500 км прошел полк от начала восточного похода — до этого места, восточнее Москвы!

И почти все время, за исключением небольших изменений в направлении, он продвигался прямо — в общем направлении на восток. Отсюда предписывалось наступать на север, прямо мимо Тулы, к последней большой цели — Москве. При этом у 53-го армейского корпуса была задача прикрывать в своем районе прежде всего фланги [2-й танковой армии Г. Гудериана] на восток и юго-восток.

[239-я стрелковая дивизия Г. О. Мартиросяна: большое препятствие на пути к Москве]

Тем временем выяснилось, что планировали выгрузившиеся под Узловой сибиряки — в частности, 239-я стрелковая дивизия: они хотели наступать на юг и сорвать наступление немецких сил с юга на Москву.

Но уже 17 ноября выяснилось, что перед большой конечной целью лежало еще большое препятствие. Гудериан отмечал по этому поводу:

«17 ноября мы получили сведения о выгрузке сибиряков [239-я стрелковая дивизия ] на станции Узловая, а также о выгрузке других частей на участке Рязань-Коломна. 112-я пехотная дивизия натолкнулась на свежие сибирские части. Ввиду того, что одновременно дивизия была атакована русскими танками из направления Дедилова, ее ослабленные части не были в состоянии выдержать этот натиск. Оценивая их действия, необходимо учесть, что каждый полк уже потерял к этому времени не менее 400 человек обмороженными, автоматическое оружие из-за холода не действовало, а наши 37-мм противотанковые пушки оказались бессильными против русских танков Т-34. Дело дошло до паники, охватившей участок фронта до Богородицка. Эта паника, возникшая впервые со времени начала русской кампании, явилась серьезным предостережением, указывающим на то, что наша пехота исчерпала свою боеспособность и на крупные усилия уже более неспособна. Положение на фронте 112-й пехотной дивизии было исправлено собственными усилиями 53-го армейского корпуса, который повернул 167-ю пехотную дивизию на Узловую».

Да, 167-й пехотной дивизии это действительно удалось, хотя она двигалась вперед лишь шаг за шагом при леденящем морозе, отвратительном размещении и недостаточном снабжении. Не зря Гудериан писал 17 ноября в своем письме:

Нужно постоянно быть благодарным тому, что наши люди такие хорошие солдаты...

На первых порах казалось, что еще не так опасно. Но на самом деле, дороги становились все более плохими и отполированными до зеркального блеска, а автомашины снабжения удавалось продвигать вперед по бездорожью только с помощью бесчисленных усилий, так как и поныне не было грунтозацепов. Все же 17 ноября 315-й пехотный полк с приданной ему боевой группой 202-го дивизиона штурмовых орудий достиг указанную цель марша Левинка—Каганович [ныне поселок Товарковский Богородицкого района].

18 ноября полк маршировал восточнее от большой автострады на промышленный город Богородицк, мимо него на север до рубежа Ясенок Верхний [ныне деревня Ясенки Узловского района, в 10 км к западу от Епифани] — Троцкое [хутор Троицкий к северу от Нижние Ясенки, ныне не существует]. В то время как 315-й пехотный полк как передовое подразделение 167-й пехотной дивизии не встречал сопротивления противника, 331-му пехотному полку еще пришлось повозиться с силами русских восточнее Волово в районе Никитское [269-я стрелковая дивизия], где они угрожали правому флангу дивизии. Солдатам 331-го, которым пришлось бороться с большими трудностями на местности, не удалось уничтожить превосходящие силы противника, поддерживаемые артиллерией. Также и в этот раз русские смогли отойти на восток на санях и грузовиках. Это случилось во второй половине дня.

Несмотря на изнеможение от прошедшего боя, 331-му пехотному полку оставалось лишь немного времени для отдыха, затем ему нужно было далее сделать марш-бросок на север в направлении Богородицка. Тем временем выяснилось, что планировали выгрузившиеся под Узловой сибиряки — в частности, 239-я стрелковая дивизия: они хотели наступать на юг, прорвав при этом находящуюся севернее и северо-восточнее Богородицка 112-ю пехотную дивизию и вместе с 41-й кавалерийской дивизией и частями советской 108-й танковой дивизии сорвать наступление немецких сил с юга на Москву. [Прим.: на иллюстрации справа — советская схема совместной операции по уничтожению Богородицкой группировки противника силами 3-й армии Юго-Западного фронта, частью сил 50-й армии Западного фронта и 13-й армии в период 18-23 ноября 1941 года.]

Поздним вечером из-за ужесточившегося натиска противника положение на правом фланге 112-й пехотной дивизии примерно в 15 км к северо-востоку от Богородицка уже стало настолько критичным, что 167-й пехотной дивизии приказали немедленно оказать поддержку.

315-й пехотный полк, который первым пришел в район боевых действий, был придан для усиления 112-й пехотной дивизии и 19 ноября 1941 года отправлен маршем в Притоны, примерно в 7 км севернее Богородицка. При этом впервые за поход в Россию полк движется в обратном направлении — на запад, хотя и также не впервые на 20 км.

Русские узнали о переброске и ввели в бой свои военно-воздушные силы, чтобы помешать и сорвать отвлекающий маневр для 112-й пехотной дивизии. На автостраде от д. Верхний Ясенок до д. Притоны [ныне деревня Прилесье Узловского района] маршевая колонна 315-го пехотного полка была атакована не менее трех раз советскими штурмовиками и бомбардировщиками. При этом в одну перевозимую с собой батарею было прямое попадание, из-за которого 6 человек погибли, нескольких ранены и одно орудие полностью разрушено. В первом батальоне два убитых и несколько раненых, в третьем — 4 раненых. Всего на въезде в Притоны нам пришлось похоронить 12 погибших наших товарищей. 26 солдат ранены, 40 лошадей убиты, кроме того, потеряны одно орудие, два грузовика с боеприпасами, одна повозка для кузницы и одна полевая кухня.

Что особенно угнетало: не показалось ни одного немецкого истребителя, чтобы прогнать русских. Очевидно, что теперь советские военно-воздушные силы численно превосходят немецкие — следствие того факта, что 2-й воздушный флот был отозван с центрального участка фронта для поддержки итальянских соединений, которые получили ощутимый удар в Северной Африке.

19 ноября перед фронтом 112-й пехотной дивизии противник ведет себя неожиданно тихо, так что силы 167-й пехотной дивизии более не требовалось вводить в бой, как ранее предполагалось. 2-й и 3-й батальоны 315-го пехотного полка заняли позиции в Притонах по обоим сторонам от железнодорожной линии, ведущей на Узловую.

Теперь в ближайшее время следует завершить всю работу и решительно сокрушить сибиряков перед 112-й пехотной дивизией. Для этого на 20 ноября 1941 года 53-й армейский корпус запланировал продолжать наступление на север силами 167-й пехотной дивизии, чтобы уничтожить противника во взаимодействии с 4-й танковой дивизией, которая продвигается на Узловую с запада. В то же время 112-я пехотная дивизия должна удерживать свой ранее достигнутый рубеж. Для атаки 315-й пехотный полк снова возвращается в 167-ю пехотную дивизию, кроме 2-го батальона, который все еще остается у 112-й пехотной дивизии.

С утра 339-й пехотный полк выдвигается из района Богородицка на север; около 14:00 [берлинское время] первые части проникают в Крутое [ныне поселок Крутой Верх Узловского района], примерно в 4 км к западу от Притоны. Там уже с 10:00 315-й пехотный полк находится в полной боевой готовности, чтобы соответственно атаковать, как только 339-й достигнет своей высоты. Но 339-й пехотный полк задержался в исключительно ожесточенных уличных боях и не продвинулся дальше. Только около 20:00 после многочасового тяжелого боя Крутое было взято. Понесенные потери тяжелы: 33 убитых — среди них 3 офицера — и 104 раненых. [Прим.: подробнее см. Ноябрьские бои 339-го пехотного полка за Крутое и Сталиногорск-1]

21 ноября 167-й пехотная дивизия продолжила свое наступление на север вдоль железной дороги Богородицк—Узловая. Около 13:15 315-й пехотный полк вместе со снова подчиненным ему 2-м батальном приступил к штурму Дуровки юго-западнее Узловой [ныне в составе деревни Фёдоровки Узловского района]. Штурмовая группа 10-й роты атаковала населенный пункт, который затем был занят 3-м батальоном. При этом был ранен лейтенант Нойнер [нем.: Neuner]. Восточнее в нескольких километрах отсюда советские войска удерживают еще Ламки на железной дороге и лесной массив к востоку оттуда.

Снова подходит к концу один из пасмурных, холодных и туманных зимних дней, которые однообразно идут друг за другом. [...лирика пропущена...]

 


В снегу и при ледяном ветре на северо-восток.

 

22 ноября дивизия достигла рубежа Каменцы [устаревшее название села Каменки Узловского района] — Узловая. Вечером основные силы 315-го пехотного полка с приданным для усиления 1-м дивизионом 238-го артиллерийского полка находились в Каменке; 339-й пехотный полк смог установить связь с тем временем подошедшей туда 4-й танковой дивизией. [Прим.: не зря ветераны немецкой 4-й танковой дивизии обижаются на свою пехоту, так как это именно танкисты 4 тд взяли и удержали Узловую 21 ноября, вынудив 239-ю стрелковую дивизию отступить по всему фронту до Сталиногорска-1, и именно поэтому 22-23 ноября дела у немецкой пехоты складывались вполне удачно, без соприкосновения с противником.]

Облачно и местами туманно, затем снова начинается снежная метель. Когда же и обозы полка значительно отстали, то это означало, что достигнутые цели являются очень достойным для похвалы достижением войск, у которых позади дни максимальных испытаний.

Так как 22 ноября без сопротивления противника достигнут рубеж Каменка—Узловая, то на 23 ноября сохранялось предположение, что противник перед 167-й пехотной дивизией отошел на восток и северо-восток, а к западу от Дона больше не будет оказывать большого сопротивления. Поэтому штаб 53-го армейского корпуса отдал приказ в ходе дальнейшего наступления на север овладеть участком реки Дон восточнее населенного пункта Иван-Озеро. При этом генералу Вайзенбергеру [нем.: Weisenberger] в достаточной степени известно, насколько важным является смыкание соединений и сосредоточение войск. Несмотря на все достигнутые за последнее время необычайные результаты — марш-бросок из района Волово через Богородицк к угрожаемому противником левому флангу [53-го армейского] корпуса севернее Богородицка, отражение атак на него [левый фланг], контрнаступление и взятие Крутого, последующий вооруженный поход на север, несмотря на трудную местность, и занятие Каменки и Узловой — генерал должен был отдать приказ на продолжение наступления. И это, несмотря на состояние войск, вызванное напряжениями, зимними погодными условиями, катастрофическим расквартированием людей, породило серьезные опасения и сомнения относительно дальнейшей готовности к передислокации 167-й пехотной дивизии!

Справа от 167-й пехотной дивизии — юго-восточнее рубежа Узловая—Каменка, находилась 112-я пехотная дивизия, которая должна захватить Донской—Васильевское [деревня Васильевка Узловского района] и со своей стороны у Задонского образовать плацдарм через Дон. 315-му пехотному полку 167-й пехотной дивизии поставлена задача перейти через Дон. Приказ дивизии № 113 от 23 ноября 1941 года гласит:

«С этой целью усиленный 315-й пехотный полк сначала занимает Урванку, а затем прорывается к Иван-Озеру, занимает его и образовывает к востоку от него плацдарм через Дон. Будут приданы для усиления 3 штурмовых орудия, которые до 9:30 прибудут в Каменку».

[На подступах к Сталиногорску-1: 23-24 ноября 1941 года]

Противник, как и уже на протяжении нескольких дней, везде численно превосходит наши роты, тающие от потерь и болезней. Кроме того, он очень хорошо оснащен оружием и техникой.


Сталиногорск-1 не был обозначен на немецких картах (между Клином и Урванкой). Схема составлена подполковником в отставке Куртом Карбаумером [нем. Kurt Karbaumer]

Согласно приказу передовые части 315-го пехотного полка выступили утром 23 ноября и выдвинулись на находящуюся примерно в 5 км севернее Каменки деревню Урванка. В 9:00 оттуда по ним открыт одиночный стрелковый огонь. Оборонительные укрепления противника располагались юго-западнее населенного пункта на насыпи железной дороги, которая ответвляется на юго-восток от основной дороги Москва—Богородицк—Волово. После скоротечного огневого боя удалось отбросить группы охранения противника назад в Урванку. Вскоре после этого первые пехотинцы 315-го пехотного полка при поддержке штурмовых орудий проникли в населенный пункт.

Но внезапно это не получило продолжения. Два советских батальона [239-й стрелковой дивизии] выдвинулись из Урванки и перестроились для контратаки. Аналогично ведущий бой слева [неточно; правильно: справа, к югу] 339-й пехотный полк своим 2-м батальоном ввязался в сильные бои с ожесточенно оборонявшимися советскими войсками западнее Каменки [за не обозначенный на немецкой карте Сталиногорск-1]. Для полноты картины: также встал и центр 112-й пехотной дивизии, ее левый фланг восточнее Каменки у Васильевского  [деревня Васильевка Узловского района] не может оттуда атаковать, т.к. в противном случае во фронте 112-й пехотной дивизии возникла бы дыра. Но при этом может образоваться новый угрожающий разрыв между 112-й пехотной дивизией и выдвинувшимся правым крылом 315-го пехотного полка у Урванки!

Ничего другого не оставалось, кроме как остановить дальнейшее продвижение 315-го пехотного полка в район Клин—Урванка. Вскоре проявились негативные последствия этой сложившейся обстановки. Русские получили возможность перевести дух и использовали это время, чтобы усилить свою оборону на железнодорожной насыпи юго-западнее Урванки. Кроме того, с этого момента по 315-му пехотному полку начался фланкирующий огонь с юго-востока из Клина, который велся не только из пулеметов и тяжелого пехотного вооружения, но и прежде всего из хорошо наводимых артиллерийских орудий [очевидно, немцы отметили боевую работу 688-го артиллерийского полка майора Ф. Е. Васильцова]. Дополнительные потери несли от русских штурмовиков, которые пикировали на маршевые колонны. В этих обстоятельствах не продвинулись также и примыкающие к Каменке части 2-го и 3-го батальонов. В 10-й роте произошло прямое попадание артиллерийского снаряда в колонну, из-за которого погибли 16 товарищей и 14 были ранены.

Противник, как и уже на протяжении нескольких дней, везде численно превосходит наши роты, тающие от потерь и болезней. Кроме того, он очень хорошо оснащен оружием и техникой. С недавних пор русские пехотинцы одеты в белые маскхалаты, которые дают такую невероятную маскировку, что наши пехотинцы часто могут распознать врага только на минимальном расстоянии (10 метров!). А противостоящие 167-й пехотной дивизии русские (переброшенные из Владивостока) прекрасно атакуют ночью! [дословно: «отъявленные ночные нападающие»; нем.: «ausgesprochene Nachtangreifer»]

Проверку их способностей они уже выдержали 23 ноября. После 21:00 [берлинское время] под покровом темноты русские силой около двух батальонов с противотанковыми орудиями и грузовиками и со своими маскхалатами атаковали 6-ю роту, которая была отброшена назад после отстрела всех боеприпасов. В течение всей ночи разворачивались встречные бои туда-сюда, атака-контратака, чтобы предотвратить образование дыры между 339-м и 315-м пехотными полками.

Чрезвычайно ожесточенные бои истощили войска до последнего. Кроме того, возникли большие трудности с ориентацией на местности, так как трофейные русские карты, которыми были снабжены войска, никаким образом не соответствовали реальной местности. К примеру, Клин и Урванка были обозначены на карте как две маленькие деревни, отстоящие друг от друга примерно на 3 км. В действительности речь шла о целом промышленном районе с вновь построенными шахтами и заводскими зданиями, которые, конечно, нигде не обозначены на карте. Кроме того, названия населенных пунктов часто звучали совсем по-другому, чем было указано на довоенных картах.

112-я пехотная дивизия сегодня и в предыдущие дни понесла такие большие потери, что доложила в штаб 53-го армейского корпуса вечером 23 ноября 1941 года:

Дивизия более не боеспособна.

Франц Хёфеле [Franz Höfele] (02.10.1920—24.11.1941) — один из немецких солдат, убитых в бою с 239-й стрелковой дивизии в д. Урванка. Первоначально похоронен в Урванке рядом со школой.

Несмотря на это, приказ на 24 ноября также предписывал продолжать атаку для захвата реки Дон. Хотя огонь собственной артиллерии хорошо ложился в цель, заставляя противника, например, перед 339-м пехотным полком отступить на север, наступление не получалось. Противник закрепился в Клину (там минимум 1 батальон) и на железной дороге юго-западнее Урванки (там минимум 2 батальона с артиллерией); кроме того, юго-западнее Урванки находились еще минимум две другие роты [немецкая разведка также хорошо знала и о том, что эти батальоны принадлежат 813-му стрелковому полку полковника Г. А. Гоголицына].

В связи с этим 315-й пехотный полк сначала удерживал рубеж в 2,5 км северо-восточнее Каменки по обеим сторонам дороги Каменка—Урванка с боевым охранением в сторону Клина. Все-таки примечательно к общей картине — наступление отдельного корпуса [развивается] на бескрайних русских просторах, после уничтожения или отражения удара противника отсутствует возможность зачистки территории от оставшихся русских — в 9:50 неожиданная короткая, но ожесточенная атака примерно 50-60 русских с северо-запада на левое крыло, после которой противник оставил лежать в поле минимум 25 своих погибших.

 

продолжение: Штурм Сталиногорска-1 и удар в спину сибирякам (продолжение следует 25 ноября 2017 года)

 

Источник: Franz Mayrhofer, Hrsg. Kameradschaft ehem. Gren.Rgt. 315: Geschichte des Grenadier-Regiment 315 der bayrischen 167. Inf.Div. — Almhütten-Division — 1939—1944, München 1975, 2. Auflage 1977. — S. 166—178.
Предоставлено Александром Фединым, г. Брянск. Перевод на русский язык и редакция: Александр Яковлев. Корректор: Татьяна Белова, г. Коломна. — «Сталиногорск 1941», октябрь-ноябрь 2017.

Категория: Взгляд с той стороны | Добавил: Редактор (30.10.2017) | Версия для печати
Просмотров: 288 | Теги: исследования, 24 ноября 1941, Яковлев, 167-я пехотная дивизия, 23 ноября 1941, Федин
Похожие материалы:

Уточнить или дополнить описание, сообщить об ошибке.
Ваш комментарий будет первым:
avatar
для детей старше 12 лет
Поиск
В этот день
Не произошло никаких примечательных событий.
22 ноября...
Теги
1942 год химкомбинат Пырьев 1950-е годы Советская площадь 18 ноября 1941 1930 год Новомосковский музей 1930-е годы 21 ноября 1941 27 ноября 1941 24 ноября 1941 239-я стрелковая дивизия Сталиногорская правда Соцгород 1941 год ЦАМО кинохроника Библиотека 25 ноября 1941 Сталиногорск-2 1933 год РГАКФД Гусев Союзкиножурнал Центральная студия кинохроники 19 ноября 1941 ул. Московская Яковлев Сталиногорцы Nara аэрофотосъемка 1943 год братские могилы 26 ноября 1941 немецкие карты немецкое фото 17 ноября 1941 советские карты 16 ноября 1941 20 ноября 1941 108-я танковая дивизия 22 ноября 1941 23 ноября 1941 кавалеры ордена Ленина 413-я стрелковая дивизия Рафалович ПНИУИ Вокзальная улица советские документы Коммунар Ховрачев 15 ноября 1941 немецкие преступления немецкие дневники Сталиногорская ГРЭС 1939 год 112-я пехотная дивизия ноябрь 1941 года декабрь 1941 года 41-я кавалерийская дивизия нквд митрофанов 1932 год 28 ноября 1941 сталиногорское подполье июнь 1941 года 12 декабря 1941 330-я стрелковая дивизия ул. Комсомольская Связь времен Плотников Гато июль 1941 года Новомосковская правда Корчук 10 декабря 1941 Шенцов 1940-е годы 1944 год 172-я стрелковая дивизия Лебедев 4-я танковая дивизия 11 декабря 1941 ЦГАМО 2-я гвардейская кавдивизия 1940 год 29-я мотопехотная дивизия сентябрь 1941 года Астахов 161 УР Память Васильев РГВА Московская кочегарка 9 декабря 1941 328-я стрелковая дивизия Белов 1945 год Белова
Комментарии
21 октября 2017 года на Куликовом поле прошла эколого-патриотическая
Возможно, он же:
- ефрейтор
Возможно, он же:
капитан Сидоров Анатолий Петрович (род. 1909 в г. Череповец Вологодской области), командир 1101-го стрелкового полка 326-й стр...

Возможно, это он же - https...


Статистика
Вход на сайт
Сталиногорск 1941 | Все материалы сайта доступны по лицензии Creative Commons Attribution 4.0