Сталиногорск 1941

поисковый отряд «Д.О.Н.» Тульского областного молодежного поискового центра «Искатель»

Новые фотографии и иллюстрации:

Статьи

Главная » Статьи » Освобождение » Большое наступление русских (взгляд с той стороны)

Управление боевыми действиями 53-го армейского корпуса: 2. Отход с рубежа рек Дон и Шат 10.12.1941 — 24.12.1941

начало: I. Бои в ходе операции в направлении Тулы, 29.11.41 — 9.12.41 г.

 

II. Перенос обороны с рубежа рек Дон и Шат на реку Ока, 10.12.41 — 24.12.41 г.

С конца ноября на рубеже рек Дон и Шат и до участка Донской, ж.д. линия Венёв — Богородицк 112-я пехотная дивизия готовила оборону, занимаясь оборудованием позиций. Решением командования 2-й танковой армии с начала декабря дивизию планировалось использовать для выполнения задач по охранению в тыловом районе армии и последовательно по частям сменить 56-й пехотной дивизий.

258-й пехотный полк [112-й пехотной дивизии] уже выступил маршем, чтобы по железной дороге убыть в направлении г. Орёл, однако после обострения обстановки 5 декабря 1941 года приказом командира корпуса вынужден был снова выдвинуться на рубежи и сосредоточиться в районе Плавска для смены 171-го пехотного полка 56-й пехотной дивизий. Благодаря этому 258-й пехотный полк своевременно до 10 декабря 1941 года занял свой участок обороны на правом фланге 112-й пехотной дивизии под Донским.

Кроме того, 10 декабря 1941 года позади рубежа р. Дон и Шат сосредоточилась 29-я моторизованная пехотная дивизия в районе северо-восточнее Узловая, а юго-восточнее этого населенного пункта 25-я моторизованная пехотная дивизия, включая вовремя прибывший из окрестностей Венёва 35-й пехотный полк.

Исходя из более активных действий противника с восточного направления на Епифань и на железнодорожную станцию этого населенного пункта [станция Епифань — ныне г. Кимовск], командование армией и корпуса предпочитало выдвинуть части 25-й моторизованной пехотной дивизии из окрестностей западнее Гремячее [ныне в составе муниципального образования город Новомосковск] в направлении железнодорожной станции Епифань [ныне г. Кимовск]. Однако необходимость сосредоточить все силы для ведения обороны западнее Гремячее и более надежное сообщение с тылом через Иван-Озеро не позволяли осуществить вышеуказанный замысел. Теперь 25-я моторизованная пехотная дивизия была переброшена из своего района сосредоточения восточнее Узловая для ведения обороны совместно с 112-й пехотной дивизией на участке р. Дон к югу от железнодорожной ветки Узловая – Епифань и снова была переподчинена 47-му танковому корпусу.

10 декабря 1941 года два полка 167-й пехотной дивизии заняли оборону у р. Шат западнее железнодорожного моста через эту реку, а третий полк находился еще на марше.

Противник, внезапно и ожесточенно атакованный нашими арьергардами 9 декабря 1941 года, преследовал наши части 10 декабря 1941 года уже нерешительно и, по-видимому, замышлял продвинуться дальше, севернее [шатского] водохранилища в направлении Тулы. Однако во второй половине дня 10 декабря 1941 года он провел массированное наступление на правый фланг 112-й пехотной дивизии и только после проведенной контратаки частично был уничтожен. [Речь об отражении атак частей советской 324-й стрелковой дивизии из с. Гранки на позиции только что подошедшего в д. Дубовое 258-го пехотного полка и 112-го саперного батальона (в резерве)].

После занятия рубежа р. Дон и Шат нам казалось, что оборонять его нам придется решительно и до особого распоряжения. Но из-за складывающейся оперативной и тактической обстановки теперь возникали опасения, что это скорее всего надолго.

На правом фланге армии натиск противника заметно усилился за счет выгрузившихся на железнодорожной линии Рязань — Ряжск свежих сил РККА. Также изо дня в день возрастало напряжение южнее, на левом фланге армии. Оценка данных о противнике сводилась к тому, что в сентябре и в октябре в районе между реками Ока и Волга была вновь сформирована 10-я армия РККА. В первые дни декабря она была выгружена на железнодорожной линии Рязань — Ряжск, 8 стрелковых дивизий и одна кавалерийская дивизия которой уже выступили для перехода в наступление на запад. И поэтому оставалось под вопросом, удастся ли разбросанным далеко от друга силам отразить такое массированное наступление противника в направлении Богородицка.

На севере изготовился к наступлению 1-й гвардейский кавалерийский корпус (1-я и 2-я гвардейские кавалерийские дивизии, 9-я танковая бригада). Также и под Тулой новые силы противника, по-видимому, перешли в контрнаступление и поэтому тесное примыкание флангов обороняющихся частей на участке р. Упа казалось больше невозможным.

На правом фланге 43-го армейского корпуса в районе Алексин образовалась 25-километровая брешь, охраняемая мелкими силами. В наступлении она могла не иметь никакого значения, но с другой стороны могла быть использована противником для охвата левого фланга 24-го танкового корпуса к востоку от Тулы.

Тактически, а точнее с точки зрения рельефа местности рубеж р. Дон и Шат давал возможность для тесного примыкания флангов, т.к. водные преграды, включая [шатовское] водохранилище, уже покрылись льдом. Инженерное оборудование оборонительных позиций могло начаться только в полосе 112-й пехотной дивизии, однако из-за морозов и недостатка сил возникали определенные трудности. Кроме того, местность на участке обороны и за его пределами из-за промышленных застроек сталиногорского района была крайне труднообозримой и ввиду проживания свыше 100 000 человек гражданского населения здесь царила политически напряженная ситуация. С другой стороны, перенос оборонительных позиций 112-й пехотной дивизии за пределы промышленного района в ущерб позиционному преимуществу, а также с учетом сниженной боевой численности пехоты (только 7 батальонов по 130-150 чел в каждом) не стоял под вопросом.

Таким образом, командование корпуса с согласия штаба армии предприняло последующий отвод войск на юго-запад и после проведенной рекогносцировки части корпуса приступили к занятию тыловых позиций на р. Упа юго-западнее Богородицка, а также к эвакуации в тыл не используемых в предстоящем бою подразделений. На оставляемой местности, прежде всего в индустриальной зоне саперными подразделениями корпуса были произведены разрушения железнодорожных сооружений.

11 декабря 1941 года противник несколько раз предпринял наступление на 112-ю пехотную дивизию, которые контратаками удалось отразить. Также в полосе обороны 167-й пехотной дивизии были отражены атаки противника по обе стороны шоссе Венёв — Дедилово. Только лишь на стыке 112-й и 167-й пехотных дивизий частям 2-й гвардейской кавалерийской дивизии удалось вклиниться в незакрытую брешь на западной окраине Сталиногорска [северный Сталиногорск-2]. Тем временем переброшенный туда разведывательный отряд 112-й пехотной дивизии вынужден был оставить населенный пункт, т.к. население поддержало действия Красной армии. Помимо того, контрнаступление 167-й пехотной дивизии с частями 112-й пехотной дивизии отсекло огнем противника и блокировало его глубокое вклинение.

 


Положение на вторую половину дня 11 декабря 1941 года.
В центре сверху — заранее подготовленные оборонительные позиции немецкой 112-й пехотной дивизии по рекам Дон и Шат (в советской историографии известно как «Сталиногорское направление»). На севере в Сталиногорске-2 обозначен прорыв 2-й гвардейской кавалерийской дивизии, на северо-востоке и востоке все атаки советских 330-й и 328-й стрелковых дивизии отражены.
NARA, T. 313, R. 1318: LIII. Armeekorps, Die Führung des LIII. Armeekorps in Rahmen der 2. Panzer-Armee vom 29. November 1941 bis 25. Januar 1942, Skizze 5.

 

Исходя из обострившейся обстановки на правом фланге армии 29-я моторизованная пехотная дивизия отошла в Богородицк и поступила в распоряжения командующего армией.

Успешные оборонительные бои дивизий корпуса 12 декабря 1941 года облегчили начавшийся, согласно Приказу командующего корпуса от 12 декабря 1941 года, отход корпуса в ночь с 12 на 13 декабря 1941 года на 1-й промежуточный рубеж, пролегающий в основном вдоль железнодорожной линии Донской — Узловая — Тула.

[Продолжение отхода после сдачи Сталиногорска, 13.12.1941 — 24.12.1941 г.]

В ночь с 13 на 14 декабря 1941 года был осуществлен плановый отход на 2-й промежуточный рубеж Ивановское, Дедилово, с использованием участка р. Шиворонь.

Тем временем на рубеж р. Упа южнее района Красная Слобода и устья р. Уперта был переброшен штаб начальника артиллерии корпуса и 171-й пехотный полк 56-й пехотной дивизии в качестве группировки охранения и для подготовки оборонительного рубежа. По результатам лично проведенной командиром корпуса рекогносцировки стало ясно, что у расположенного спереди р. Упа около господствующих высот центрального участка оборонительного рубежа недостаточно защитных свойств местности, в то время как начертание переднего края обороны в котловинах применительно к населенным пунктам давало бы возможность расквартирования войск. Но с другой стороны, из-за плохого обзора не совсем подходило для ведения обороны.

Поэтому с точки зрения рельефа местности, а также из-за недостатка времени и материальных средств (в первую очередь запасов древесины для создания оборонительных сооружений и для обогрева), оборудование долговременных позиций в расчет не принималось.

На совещании в Плавске данные соображения командиром корпуса были доложены командующему 2-й танковой армией и уже 16 декабря 1941 года приказом комкора был определен порядок последующего отхода за р. Плава.

К сожалению, с 14 декабря 1941 года кроме неимоверных трудностей для командиров всех степеней, связанных с недостающей численностью боевого состава и необходимостью действий на более широком фронте в условиях постоянно меняющейся обстановки, добавились еще и ужасные погодные условия.

После временной оттепели 5 декабря 1941 года ударили сильные морозы местами со снежной вьюгой. Дороги и шоссе, а также склоны ложбин стали гладкими как зеркало и теперь движение на марше требовало напряжения сил и частично изматывало личный состав и лошадей.

Кроме того, 15 декабря 1941 года противник провел несколько атак по правому флангу, сначала из Богородицка, а затем из района Дедилово. В результате этих атак на некоторых участках отмечены потери в боевой технике, которая из-за выхода из строя тягачей не смогла быть вовремя эвакуирована с поля боя.

Тем не менее, нам не без трудностей удалось установить тактическую связь между соединениями корпуса на промежуточных рубежах и на рубеже р. Упа, а также с соседями.

16 декабря 1941 года обстановка обострилась. Теперь противник продолжил стремительное преследование не только через Богородицк и с юго-востока от него на направлении отхода соседнего корпуса справа, но также преодолев лесную зону южнее Тулы, уже развернул крупные силы перед фронтом 24-го танкового корпуса по обеим сторонам шоссе Тула — Орёл.

В сложившейся ситуации корпусу ставилась задача: не прекращая сопротивления на рубеже р. Упа, дать возможность 47-му танковому корпусу максимально дольше использовать главные железнодорожные линии и дорожное сообщение через Тёплое в направлении Плавска для тылового обеспечения и эвакуации.

Кроме того, корпусу предстояло быть готовым к тому, что 24-й танковый корпус (3-я и 4-я танковые дивизии) будет выведен из района боевых действий севернее Плавска в распоряжения командующего армией в направлении г. Орёл, и следовательно, зона ответственности 53-го армейского корпуса расширялась далее западнее шоссе Тула — Плавск.

В рамках поставленной боевой задачи 112-я пехотная дивизия (точно также, как ранее 167-я пехотная дивизия с 17 по 19 декабря 1941 года на рубеже р. Упа и немного позже сама 112-я пехотная дивизия под Тёплым) совместно с 167-й дивизией во взаимодействии с пехотным полком «Великая Германия» ввязалась в ожесточенные и кровопролитные бои к северо-востоку от Плавска под Сорочинкой.

Тем не менее, преодолевая трудности и проявляя несгибаемую волю, дивизии держались в боях с противником и с природной стихией, не теряя надежды, что высшее командование распознает опасность обстановки и приложит все усилия, чтобы как можно быстрее перебросить в помощь дополнительные силы.

В полдень 18 декабря 1941 года после вывода штаба 24-го танкового корпуса, под командование корпуса были переданы пехотный полк «Великая Германия» (командир полка полковник Хёрнляйн) и 296-я пехотная дивизия (командир дивизии генерал-лейтенант Штеммерман) и теперь возлагалась ответственность за прикрытие отхода оставшихся частей 3-й и 4-й танковых дивизий по мосту через р. Плава в г. Плавск, единственную переправу на юго-запад. 171-й пехотный полк вначале в качестве ударной группы был переброшен к северо-востоку от Плавска, а затем удерживал предмостные позиции под Плавском. Пехотный полк «Великая Германия» придавался 167-й пехотной дивизии.

К западу от шоссе Тула — Плавск вошла во взаимодействие 296-я пехотная дивизия. Несмотря на кровопролитные бои под Тулой, по вооружению и численному составу она была значительно боеспособнее других дивизий корпуса, т.к. перед вводом в бой под Тулой была вовремя доукомплектована.

18 декабря 1941 года дивизии удалось отразить несколько атак на участке Солова. Однако она не смогла сосредоточить основные усилия на правом фланге, т.к. днем ранее, действуя на открытом левом фланге 24-го танкового корпуса, вынуждена была перебросить часть своих сил через Крапивну в направлении Одоева для охранения глубоко эшелонированного северного фланга.

Чем больше происходило перемещение позиций у р. Плава, тем чаще вставал вопрос, возможно ли здесь дальнейшие эффективное сковывание действий противника. Начертание участка фронта было относительно благоприятным. Обеспечивался достаточный обзор и, несмотря на танкодоступную местность южнее Плавска, здесь был довольно-таки удачный рельеф для ведения противотанковой обороны. С точки зрения тылового обеспечения предоставлялась хорошая возможность для размещения армейских объектов службы тыла, в особенности базы снабжения на железнодорожной станции Горбачево.

Ни у кого из командиров не возникало сомнения, что после столь тяжелых дней боев срочно необходима передышка, но при условии, что противник не возобновит свои атаки. Однако созданию таких условий не суждено было сбыться, т.к. частям 53-го армейского корпуса пришлось осуществлять прикрытие отхода через Плавск моторизованных подразделений и частей 47-го и 24-го танковых корпусов, как можно дольше задерживая противника на позициях к северо-востоку от Плавска.

19 декабря 1941 года 112-й и 167-й пехотным дивизиям пришлось еще держать оборону на промежуточном рубеже восточнее Плавска и быть в готовности к отходу на рубеж р. Плава в ночь на 20 декабря 1941 года.

112-я пехотная дивизия усиливалась одним батальоном 33-го моторизованного стрелкового полка 4-й танковой дивизии, а 167-я пехотная дивизия — 171-м пехотным полком, в то время как главные силы пехотного полка «Великая германия» в ночь с 18 на 19 декабря 1941 года были сняты с передовой и переброшены в район юго-западнее Плавска в резерв командира корпуса.

296-й пехотной дивизии предстояло вступить в тактическое взаимодействие с левым флангом 167-й пехотной дивизии в районе Голощапово [Щёкинского района Тульской области].

Решение об удержании рубежа на р. Плава было принято быстрее, чем ожидалось. В преддверии массированного наступления противника с севера и с востока 112-я пехотная дивизия уже 19 декабря 1941 года отошла на рубеж р. Плава в окрестности Урусово. 167-я пехотная дивизия на промежуточном рубеже отразила несколько атак противника, а 296-й пехотной дивизии пришлось сдать превосходящим силам противника плацдарм у р. Плава под Крапивной.

Наконец-то 20 декабря 1941 года началось массированное наступление противника при поддержке танков, в результате которого ему удалось прорвать оборону на нескольких участках рубежа р. Плава.

112-й пехотной дивизии пришлось оттянуть свой правый фланг у сел Рождествено и Красная. Во второй половине дня на северном фланге противник смог продвинуться от Урусово на запад.

В полосе обороны 167-й пехотной дивизии под натиском превосходящих сил противника был оставлен Плавск. Другая группировка противника продвинулась севернее Плавска в район к северу от Спасское.

В полосе обороны 296-й пехотной дивизии противнику при поддержке большого количества танков, включая тяжелые КВ-2, удалось прорвать правый фланг в районе Драгуны до р. Малинка и поэтому частям этого фланга пришлось отойти до р. Холохольня. Из Крапивны противник возобновил наступление в западном и юго-западном направлении. Согласно донесениям подчиненных штабов населенные пункты на северном берегу р. Упа между Крапивной и Одоевым уже были занятыми противником.

Поскольку резервов для проведения контратак не было, дальнейшее удержание рубежа р. Плава имеющимися силами представлялось безнадежным.

Последующие действия корпуса рассматривались исходя из следующей точки зрения:

На правом фланге корпуса следовало как можно дольше сдерживать продвижение противника вдоль шоссейной дороги Плавск — Чернь и прикрывать своими действиями эвакуацию тыловой базы снабжения в районе Горбачево, а также поддерживать тактическую связь с 25-й моторизованной пехотной дивизией, которая в свою очередь, как и весь 47-й танковый корпус, обеспечивала эвакуацию наиболее ценной автотракторной техники в ходе медленного отхода частей.

С другой стороны, после завершения боев в полосе действий 167-й пехотной дивизии необходимо было стремительно оторваться от противника на запад и тем самым создать возможность для более четкого и упорядоченного управления растянутыми по фронту соединениями и частями.

Наступление более крупных сил противника со стороны Тулы на запад в заметно увеличившуюся брешь с 43-м армейским корпусом, кроме того, представляло угрозу глубоко эшелонированному северному флангу корпуса, и следовательно, армии.

Поэтому было бы желательно, если бы корпус, поддерживая более тесное взаимодействие, мог переместить направление основных усилий на свой правый фланг. Тем самым правый фланг корпуса был бы обезопасен и находящийся в резерве под Горбачево пехотный полк «Великая Германия» 21 декабря 1941 года перешел бы в успешную контратаку.

В перспективе представлялся целесообразным отвод всех войск корпуса за р. Ока с сосредоточением главных сил в обороне и установлением утерянного взаимодействия с 43-м армейским корпусом. Однако командование 4-й армии, приняв под свое командование 43-й корпус, решило оказать поддержку 53-му армейскому корпусу путем растягивания фронта 43-го корпуса или ввода в бой его новых сил у р. Ока к югу от Калуги.

С разрешения командующего армией командир 27-й артиллерийской группы вместе с недавно приданным штабом 515-го инженерно-саперного полка был направлен на р. Ока с задачей силами дорожно-строительных, мостостроительных и других инженерных подразделений подготовить оборонительные позиции на рубеже р. Ока (на участке устье р. Суша северо-западнее Мценска и Белёва включительно) и создать переправы для переброски через реку трех дивизий.

В целях упрощения управления войсками на марше и в бою западнее р. Плава до р. Ока и в условиях невозможности создать в столь короткое время надежных линий связи, приказом командира корпуса для дивизий назначались промежуточные рубежи, а также порядок передачи приказов и предоставления донесений главным образом по средствам радиосвязи. В последующие дни эти меры себя полностью оправдали.

Дальнейший ход событий происходил следующим образом:

21 декабря 1941 года в полосе 112-й пехотной дивизии под Горбачево пехотный полк «Великая Германия» провел контратаку и понес значительные потери.

22 и 25 декабря 1941 года 112-я пехотная дивизия продолжила плановый отход вне соприкосновения с крупными силами противника на подготовленные 47-м танковым корпусом (10-й моторизованной пехотной дивизией) позиции в окрестностях Черни.

Последующий отход из района севернее Чернь на предмостные позиции восточнее р. Ока прошел без потерь.

22 декабря 1941 года пехотный полк «Великая Германия» смог отойти через Чернь и Мценск в окрестности г. Болхов, чтобы затем побатальонно действовать в охране и обороне переправ через р. Ока под Бедринцы, Игнатьево и Белёвым. Отвод частей 167-й пехотной дивизии прошел не без осложнений.

Передвижение дивизий в своих полосах отхода из-за отсутствия сплошной сети дорог было крайне затруднено. На протяжении всех дней марша при умеренном морозе не прекращалась сильная вьюга, из-за которой образовывались снежные заносы. Буксировка автомобилей была исключена, использование саней из-за отсутствия времени и возможности отдыха, как и в других дивизиях, было возможно лишь в начале марша. Крайне изнуренные войска из последних сил оказывали сопротивление наступающему противнику. Но везде, где невзирая на время суток его превосходящие силы вели наступление, прорывы обороны были неизбежны.

22 декабря 1941 года дивизия выстояла в тяжелых боях под Белый Колодезь [Арсеньевского района Тульской области] и 23 декабря 1941 года — к юго-востоку от Монаенки [ныне поселок Центральный Арсеньевского района], полки которой сначала казались разбитыми, но вскоре их остатки собраны воедино.

24 декабря 1941 года дивизии удалось отвести свои части на расширенный плацдарм в районе Игнатьево [Белёвского района Тульской области].

В полосе действий 296-й дивизии положение сторон было таким же, как и в полосе 167-й пехотной дивизии и для нее в качестве путей отхода была выбрана дорога Крапивна – Одоев – Белёв, которая для проезда автомобильным транспортом была непригодной.

Тыловое обеспечение 112-й и 167-й пехотных дивизий осуществлялось обозами служб тыла через Чернь – Мценск в районе Болхова, в то время как 296-я пехотная дивизия частично обеспечивалась, в первую очередь боеприпасами, по воздуху и санным транспортом из района Черни.

Из-за особенностей рельефа местности и многочисленных сугробов проезжая дорога от Орла до Болхова на участке в направлении Белёва стала непроходимой и лишь спустя некоторое время была расчищена от снежных заносов строительными подразделениями.

В этом отношении 296-я пехотная дивизия, оказавшись в не менее тяжелом положении на фланге корпуса и армии, рассчитывала только на свои собственные силы. Благодаря активному вмешательству своего командира дивизии ей удалось преодолеть все трудности.

21 декабря 1941 года противник продолжил свой натиск на правом фланге дивизии в районе Гозиж [?].

22 декабря 1941 года из-за наступления крупных сил противника по всему фронту южнее шоссейной дороги Крапивна — Одоев дивизии пришлось с боями отойти на западный берег р. Мизгея.

23 декабря 1941 года, избежав последующие атаки своего правого фланга, дивизия продолжила отход для установления тактической связи с 167-й пехотной дивизией на рубеже ж.д. станция Монаенки [ныне поселок Центральный Арсеньевского района Тульской области], Богданово, и 24 декабря 1941 года после успешных оборонительных боев под Пронино отвела свои части на расширенный плацдарм в районе Белёва.

24 декабря 1941 года еще и запомнилось тем, что в этот день 296-я пехотная дивизия отразила атаки крупных сил противника [330-й стрелковой дивизии] вдоль железной дороги Горбачево – Белёв и шоссе Одоев – Белёв, а утром впервые противник неустановленной численности преодолел р. Ока в 6 км севернее Лихвина [ныне г. Чекалин] и атаковал этот населенный пункт с севера.

[С остальными картами-схемами и продолжением документа по 25 января 1942 года можно ознакомиться в оригинале по ссылке ниже.]

 

Источник: NARA, T. 313, R. 1318: LIII. Armeekorps, Die Führung des LIII. Armeekorps in Rahmen der 2. Panzer-Armee vom 29. November 1941 bis 25. Januar 1942.

Предоставлено Игорем Черняевым (библиотека). Перевод: В.Н. Головко, частный военный переводчик:
. Под редакцией А. Е. Яковлева, «Сталиногорск 1941», март 2018.
Категория: Большое наступление русских (взгляд с той стороны) | Добавил: Редактор (26.03.2018) | Версия для печати
Просмотров: 127 | Теги: декабрь 1941 года, Черняев, Головко, 53-й армейский корпус, 10 декабря 1941, Nara
Похожие материалы:

Уточнить или дополнить описание, сообщить об ошибке.
Ваш комментарий будет первым:
avatar
для детей старше 12 лет
Поиск
В этот день
Не произошло никаких примечательных событий.
Комментарии

Последняя информация об обелиске датируется 1971 годом. Маловероятно, что сохранился. Говорят, что про группу учителей помнят еще только жители Подоси...

Цитата
...

Спасибо за уточнение! Наиболее вероятно, что в предвоенный год его перевели из школы № 5 в школу № 12. Кто-то запомнил его больше, как директора школы...

Теги
1942 год химкомбинат Пырьев 1950-е годы советские мемуары Советская площадь Мартиросян 18 ноября 1941 интервью 1930-е годы 21 ноября 1941 27 ноября 1941 24 ноября 1941 239-я стрелковая дивизия Сталиногорская правда Соцгород 1941 год ЦАМО наградные листы комиссары 25 ноября 1941 Сталиногорск-2 кавалеры ордена Красного Знамени РГАКФД комсостав медицинские работники кавалеры ордена Красной Звезды ул. Московская Сталиногорцы Яковлев Nara аэрофотосъемка 1943 год награжденные медалью «За отвагу» 26 ноября 1941 немецкие карты 19 ноября 1941 немецкое фото 17 ноября 1941 советские карты 16 ноября 1941 20 ноября 1941 108-я танковая дивизия 22 ноября 1941 23 ноября 1941 пехота Рафалович советские документы Коммунар 15 ноября 1941 немецкие преступления артиллеристы 112-я пехотная дивизия ноябрь 1941 года декабрь 1941 года 41-я кавалерийская дивизия нквд митрофанов 28 ноября 1941 180-й стрелковый полк НКВД исследования зенитчики Чумичев Документальная проза сталиногорское подполье 12 декабря 1941 Мелихов Донская газета 330-я стрелковая дивизия танкисты ул. Комсомольская Связь времен Плотников Гато октябрь 1941 года Новомосковская правда Корчук 30 ноября 1941 немецкие документы 10 декабря 1941 Шенцов 1940-е годы братская могила 1944 год 172-я стрелковая дивизия 4-я танковая дивизия 167-я пехотная дивизия 11 декабря 1941 Владимиров 2-я гвардейская кавдивизия 13 декабря 1941 29-я мотопехотная дивизия Память РГВА Малашкин 9 декабря 1941 328-я стрелковая дивизия 1945 год Белова 53-й армейский корпус
Статистика
Вход на сайт
Сталиногорск 1941 | Все материалы сайта доступны по лицензии Creative Commons Attribution 4.0