Сталиногорск 1941

поисковый отряд «Д.О.Н.» Тульского областного молодежного поискового центра «Искатель»

Новые фотографии и иллюстрации:

Статьи

Главная » Статьи » Освобождение » Большое наступление русских (взгляд с той стороны)

Управление боевыми действиями 53-го армейского корпуса: 1. В направлении Тулы 29.11.1941 — 9.12.1941

Фишер фон Вайкерсталь,

генерал пехоты

Штутгарт, май 1942 г.

Секретно!

Управление боевыми действиями
53-го армейского корпуса в составе 2-й танковой армии
с 29 ноября 1941 по 25 января 1942 г.

 

 

I. Бои в ходе операции в направлении Тулы, 29.11.41 — 9.12.41 г.

После успешного окончания битвы за Богородицк (27 ноября 1941 года) 2-я танковая армия готовилась к взятию Тулы, чтобы наряду с захватом этого важного населенного пункта в преддверии зимнего затишья изменить начертание линии фронта.

[Здесь под битвой за Богородицк имеются в виду боевые действия 14-27 ноября 1941 года с 41-й кавалерийской, 269-й и 239-й стрелковой дивизиями. 28 ноября 1941 года — последний день зачистки района к востоку от Сталиногорска от остатков 239-й стрелковой дивизии, основные силы которой прорвались из котла на восток к г. Пронску.]

47-му танковому корпусу предстояло прикрывать восточный фланг 2-й армии, 53-му армейскому корпусу перестроиться для защиты северо-восточного фланга, 24-му танковому корпусу провести собственную наступательную операцию на Тулу. На 43-й армейский корпус возлагалось в качестве левого флангового корпуса, проведя наступление с ограниченной целью, косвенно оказать поддержку 24-му танковому корпусу.

Из двух дивизий 53-го армейского корпуса 112-я пехотная дивизия (командир дивизии генерал-лейтенант Мит) понесла наибольшие потери. По этой причине дивизии должна была быть предоставлена передышка.

Поэтому данное соединение временно не привлекалось для выполнения боевых задач корпуса, а получило задачу на рубеже рек Дон и Шат по обе стороны Сталиногорска в качестве гарнизона охранения приступить к оборудованию оборонительных позиций с использованием потенциала промышленного района.

[Такие потери немецкая 112-я пехотная дивизия понесла 18-20 ноября 1941 года от атак 239-й стрелковой дивизии, которая действовала согласно плану операции по уничтожения противника под Богородицком.]

167-я пехотная дивизия (командир дивизии генерал-майор Тиренберг), напротив, в рамках поставленных корпусу боевых задач 29 ноября 1941 года выдвинулась маршем на север в район восточнее донского водохранилища для предстоящего овладения своими передовыми частями шоссейной дорогой Михайлов – Тула.

Несмотря на темпы марша и успехи наступления, в обеих дивизиях бытовало мнение, что эта военная кампания скоро закончиться и тем самым, скоро отпадет необходимость в перенесении трудностей, связанных с дождливой погодой, холодом и снегопадами.

В тот момент сколько-нибудь значимое соприкосновение с противником отсутствовало. Из оценки противника следовало, что им заняты населенные пункты вдоль протяженного железнодорожного участка Рязань – Ряжск. Согласно данным разведки речь шла только о войсках противника специального назначения, задействованных для выполнения чисто оборонительных задач (части НКВД и подразделения инженерно-саперных войск) или о немногочисленных частях при отсутствии централизованного управления ими (остатки 41-й кавалерийской дивизии и Владимирское пехотное училище). По сведениям пленных этим частям ставилась задача по разрушению участков железной дороги и установке минных полей.

Исходя их этого и некоторых других признаков, складывалось впечатление, что противником обороняются только наиболее важные железнодорожные участки, ведущие на юг и, тем самым не без основания напрашивался вывод, что серьезная угроза с востока правому флангу 2-й танковой армии отсутствует.

В полосе действий соседа слева, переброшенных южнее Кашира частей 24-го танкового корпуса (17-й танковой дивизии) противник наоборот усилил свою боевую активность, постоянно действуя из Каширы в южном направлении. Здесь речь шла о выявленных разведкой кавалерийских и танковых частях, подготовленных после проведенной перегруппировки к выполнению наступательных задач. Поэтому приходилось считаться с замыслом противника, заключающимся в стремительном наступлении из Каширы на юг с задачей освобождения находящегося в крайне тяжелом положении города Тула.

[Указанные кавалерийские и танковые части являлись конно-механизированной группой генерала П. А. Белова, которая включала: 1-й гвардейский кавалерийский корпус, 15-й гвардейский минометный полк (4 дивизиона), 9-ю танковую бригаду и 322-ю стрелковую дивизию.]

Во время выдвижения 167-й пехотной дивизии на север командованию дивизии из штаба корпуса было приказано выслать усиленную разведку, а также доведено до сведения о случаях радиоперехвата противником радиограмм из штабов действующих восточнее моторизованных соединений, в первую очередь 10-й и 29-й моторизованных пехотных дивизий.

30 ноября 1941 года дивизия заняла окрестности Урусово [ныне в муниципальном образовании город Новомосковск], а 1 декабря 1941 года после овладения районом Венёва получила задачу на смену сторожевого охранения 4-й танковой дивизии и дальнейшего прикрытия узла дорог с фронтом на северо-восток (в направлении Зарайска) и на север, и кроме того, на занятие силами одного усиленного пехотного полка расширенного плацдарма на берегу реки Осётр к северу от Венёва.

В полдень 1 декабря 1941 года для усиления корпуса при выполнении им задач по защите северного фланга 24-го танкового корпуса была придана 29-я моторизованная пехотная дивизия (командир дивизии генерал-майор Фремерей). Уже 30 ноября 1941 года разведывательный отряд этой дивизии выдвинулся северо-восточнее позиций 167-й пехотной дивизии и захватил Алферево [ныне в городском округе Зарайск, Московская область; в 15 км к юго-западу от Зарайска], вступив там в бой с отдельными немногочисленными командами подрывников. Главные силы дивизии сосредоточились в районе Серебряные Пруды.

Поскольку со стороны командования армии придавалось огромное значение тому, что введенная в бой южнее Каширы 17-я танковая дивизия высвобождалась для решения задач в интересах 24-го танкового корпуса, вечером 1 декабря 1941 года в корпусе был издан приказ, согласно которому 29-й моторизованной пехотной дивизии и 167-й пехотной дивизии предстояло 2 декабря 1941 года овладеть южной окраиной лесной зоны в 15-20 км севернее Венёва и 5 декабря 1941 года быть в готовности:

  • 29-й моторизованной пехотной дивизии под прикрытием усиленных разведывательных подразделений прорваться на север в лесной массив восточнее железнодорожной линии Серебряные Пруды – Кашира и далее изменить направление наступления на запад во фланг и в тыл противнику, противостоящему 17-й танковой дивизии;
  • 167-й пехотной дивизии выдвинуться (при необходимости в развернутых боевых порядках) и продолжить наступление во взаимодействии с 29-й моторизованной пехотной дивизией в направлении железнодорожной станции Мордвес [Венёвского района Тульской области].

Теперь корпусу при поддержке армией после сосредоточения своих сил строго в северном направлении предстояло обеспечить защиту своего восточного фланга уже исключая поддержку частей 47-го танкового корпуса, на левофланговую дивизию которого (10-я моторизованная пехотная дивизия) возлагалось охранение по рубежу Гремячее, Машково, ж.д. станция Алпатьево и южнее данного рубежа, причем в район Михайлова [Рязанской области] выделялся усиленный и смешанный разведывательный отряд.

Еще к исходу дня 30 ноября 1941 года из штаба соседнего корпуса справа поступили сводки, согласно которым под Скопином [Рязанской области] выступили новые силы противника силою до двух полков и расположенный там один из разведывательных отрядов вынужден был отойти на запад. Кроме того, по сведениям местных жителей в Ряжске выгрузились новые силы противника, который впервые начал вести разведку вдоль шоссе Рязань — Михайлов в западном направлении.

Тем временем внимание командования корпуса было полностью сосредоточено на сложившейся обстановке южнее Кашира. Там во второй половине дня 1 декабря 1941 года в 10 км севернее железнодорожной станции Мордвес при поддержке танков была атакована 17-я танковая дивизия с восточного и западного направлений. После успешного отражения атак противника в ночь на 3 декабря 1941 года было восстановлено прежнее положение на рубеже Мордвес, Гричино, Мокрый Корь.

Выполнение приказа командира корпуса от 1 декабря 1941 года 29-й моторизованной пехотной дивизией и 167-й пехотной дивизией происходило без срывов. Однако были отмечены активные действия авиации противника в ночь с 1 на 2 декабря 1941 года и в течение всего дня 2 декабря 1941 года.

3 декабря 1941 года 29-я моторизованная пехотная дивизия вышла в окрестности Тюнеж [Венёвского района Тульской области]. В полосе действий ее правого фланга совершали отход слабые силы противника, по-видимому, кавалерийские подразделения. В центре было сломлено сопротивление его отдельных сил, а на левом фланге, напротив, противостояв контратакующему противнику поддерживаемого танками [9-й танковой бригады] лишь незначительно удалось продвинуться вперед через Даровое.

На левом фланге корпуса передовые части 167-й пехотной дивизии заняли участок Бородзенки, ж.д. станция Настасьино. Вследствие перенапряжения сил все большая часть личного состава и лошадей испытывала трудности марша, и поэтому продвижение частей дивизии на север происходило не так быстро.

Не воспользовавшись привалом, 4 декабря 1941 года дивизия продолжила марш, и в условиях отсутствия соприкосновения с противником ее передовой полк занял район юго-западнее Дьяконово, Борзовка, Бородзенки. Ввиду выхода из строя большого количества личного состава, в особенности из-за обморожений, приказом командира дивизии один полк оставался в районе севернее Венёв в качестве корпусного резерва.

А для 29-й моторизованной пехотной дивизии день 4 декабря 1941 года выдался очень тяжелым. Ей пришлось ввязаться в бои с противником поддерживаемым танками в населенных пунктах Марыгино (2 км восточнее от Даровое) и в самом селе Даровое. Согласно донесению из 20-го разведывательного отряда отмечены активные действия разведывательных дозоров противника по направлению из Зарайска.

Также частям 17-й танковой дивизии пришлось вступить в ожесточенный бой у железнодорожной станции Мордвес и западнее от нее.

Во второй половине дня после снежной бури температура спала до —18° при ясной погоде.

Поздним вечером из штаба группы армий «Центр» получена телеграмма, содержание которой сводилось к тому, что перед фронтом наших войск выявлены оперативно собранные свежие силы противника и поэтому необходима максимальная концентрация сил для его уничтожения. Из категоричного приказа командующего группой армий [Гудериана], доведенного ночью до всех частей включая подразделения на передовых позициях, было видно, что сведения о положении сторон, включая на фронте корпуса, после стремительного изменения обстановки уже становились устаревшими.

Тем временем 24-й танковый корпус перешел в наступление, а именно силами 296-й пехотной дивизии с юга, пехотным полком «Великая Германия», 3-й, 4-й танковыми дивизиями с охватом с востока.

В телефонном разговоре утром 5 декабря 1941 года командующий 2-й танковой армией, несмотря на большую маршевую нагрузку 167-й пехотной дивизии настойчиво требовал ускоренно сменить ею 17-ю танковую дивизию.

К середине дня передовые подразделения двух полков 167-й пехотной дивизии прибыли на передаваемый 17-й танковой дивизией участок обороны под Дьяконово и западнее от него и сразу же вступили в бой, отразив атаку противника и пленив его живую силу, а также захватив трофейное вооружение.

К востоку от этого участка 29-я моторизованная пехотная дивизия удерживала рубеж железнодорожная станция Коровино, Тюнеж, Марьинка4 км восточнее Даровое).

К сожалению, населенный пункт Марыгино под ударами крупных сил противника при поддержке танками и авиацией, без существенных потерь в военной технике пришлось сдать. Ближе к вечеру были отмечены затяжные бои разведывательного отряда дивизии с крупными силами противника в районе Алферьево.

У соседа справа в результате стремительной ночной атаки из Михайлов части 10-й моторизованной пехотной дивизии были отброшены, а в полосе действий соседнего корпуса слева свежие силы противника внезапно перешли в наступление на юг против частей, образовывающих кольцо охвата Тулы.

Сложилось впечатление, что противник, выдвигаясь с севера и с востока,  своими свежими силами решил предпринять широкомасштабную операцию против 2-й танковой армии.

Тем временем из войск поступали донесения о катастрофическом воздействии низких температур. В самый решающий момент боя пулеметы отказывали, а орудия из-за нарушений в откате стволов выходили из строя. Танки и автомобильная техника не заводились, радиосвязь была нарушена. Доставка боеприпасов, и что было в тот момент не менее важно, горюче-смазочных материалов, стопорилась на длинном участке путей подвоза, забитом застрявшими колонами техники от конечного пункта железнодорожной станции Волово южнее Богородицка и до самой линии фронта.

Количество обмороженного личного состава в боях или на марше и даже целых подразделений лишь прибавлялось, что вызывало беспокойство у командования корпуса.

[Советские войска наступают на сталиногорском направлении]

Вечером 5 декабря 1941 года командующий 2-й танковой армией по телефону поставил в известность командира корпуса, что он, исходя из сложившихся обстоятельств, принял решение о приостановке проведения операции по взятию Тулы.

Исходя из сложившейся обстановки командованию корпуса пришлось решать нелегкую задачу, как лучше всего и по возможности быстро с сохранением боеспособности отвести назад дивизии корпуса, продвинувшиеся более чем на 60 км севернее рубежа рек Дон и Шат в условиях, когда противник все больше усиливает свои группировки, и при неблагоприятных погодных условиях, парализующих любые маневры войск.

Это могло быть успешным только в том случае, если бы все не боевые части и подразделения были немедленно отведены на юг, а маневры боевой группировки войск были бы четко управляемыми с возможностью быстрого вмешательства командования корпуса в случае резкого изменения обстановки для принятия неотложных мер на основе соответствующих решений.

Исходя из вышеизложенных соображений, командование корпуса приняло решение на отвод войска от рубежа к рубежу, с сохранением органов управления на восточном фланге с привязкой к имеющимся в распоряжении линиям связи.

Западный фланг корпуса на тот момент более или менее мог быть защищен частями 24-го танкового корпуса.

Однако на восточном фланге непосредственная угроза была незначительной в отличие от напирающего из Каширы усиленной группировки противника, которая пользуясь своим численным превосходством на направлении действий левого фланга 29-й моторизованной пехотной дивизии могла в любой момент вклиниться на юг между этой дивизией и 167-й пехотной дивизией.

Поэтому с 6 декабря 1941 года вновь переподчиненная корпусу 25-я моторизованная пехотная дивизия (без 35-го пехотного полка, действующего на тот момент в составе 24-го танкового корпуса) была выделена для закрытия бреши между 29-й моторизованной и 167-й пехотной дивизиями с занятием промежуточного оборонительного рубежа на участке р. Осётр севернее Венёва.

В условиях выдвижения с северо-востока из Зарайска и через Михайлов с востока свежих сил противника [советской 10-армии] самым разумным представлялся стремительный отвод расположенной уступом вперед 29-й моторизованной пехотной дивизии с построением оборонительного фланга фронта на северо-восток и подтягивание резервов в направлении Гремячее, т.к. своим дальнейшим продвижением на запад через Гремячее противник мог отрезать действующие части корпуса от тыловых коммуникаций и, тем самым, еще больше осложнить положение.

Постоянная необходимость перестроения войск с учетом складывающейся обстановки и в условиях радиопомех при передаче приказов и команд, не прекращающихся сильных морозы и не смотря на плохие погодные условия все более участившихся действий советской авиации в форме атак с бреющего полета по позициям войск и по транспортным узлам за линией фронта, не давали возможности к стремительному отводу войск.

Вследствие этого в течение дня 6 декабря 1941 года 29-я моторизованная и 167-я пехотная дивизии удерживали достигнутые рубежи и непрерывно отражали атаки противника.

Во второй половине дня 6 декабря 1941 года командование корпуса отдало общий приказ на начало отхода используя сумерки и условия ограниченной видимости, но таким образом, чтобы дивизии в своих полосах отхода в дневное время с 7 до 16 часов 7 и 8 декабря 1941 года остановились на промежуточных рубежах, и при необходимости имели свободу действий, прежде всего, для эвакуации своих обозов и прочих не задействованных для ведения боя подразделений.

Согласно приказу командующего армией оставляемая противнику местность по возможности делалась непригодной для использования и подлежала минированию.

Прикрытие и охранение западного фланга возлагалось на 17-ю танковую дивизию, подвижные части которой должны были до 7 декабря 1941 года быть переброшенными к северу от р. Осётр в район северо-западнее Венёва.

Ввиду отсутствия дополнительных сил охранение восточного фланга осуществлялось главным образом подразделениями самой 29-й моторизованной пехотной дивизии.

Для поддержи отхода боевой группы 10-й моторизованной пехотной дивизии из Михайлов на Гремячее были выделены одна стрелковая рота и одна батарея, а также переброшен в Гремячее усиленный разведывательный отряд 112-й пехотной дивизии.

Сама 112-я пехотная дивизия 5 декабря 1941 года была поднята по тревоге и приведена в полную боеготовность на рубеже рек Дон и Шат.

 


Оборонительные позиции немецкой 112-й пехотной дивизии в Сталиногорске-2, Сталиногорске-1 и г. Донском. Штаб дивизии — г. Узловая.
NARA, T. 314, R. 1311, F. 909.

 

Переброска корпуса в ночь с 6 на 7 декабря 1941 года по рубежу Узуново, Фетрово, ж.д. станция Настасино прошла без существенных задержек.

И все же, в первой половине дня 7 декабря 1941 года после вклинения пехоты противника при поддержке танков и артиллерии 29-я пехотная дивизия подверглась опасности быть отрезанной на своем рубеже отхода. Поэтому части дивизии вынуждены были отходить на запад в полосе 25-й моторизованной пехотной дивизии и из-за возникшей путаницы попали на одно из установленных этой дивизией минных полей, что привело к потерям в технике. В вечерние часы 7 декабря 1941 года под ударами превосходящих сил противника пришлось оставить село Красное [ныне в городском округе Серебряные Пруды; здесь действовала советская 322-я стрелковая дивизия].

В тот же день на центральном участке полосы отхода 25-й моторизованной пехотной дивизии и на левом участке полосы 167-й пехотной дивизии непосредственного соприкосновения с противником отмечено не было.

 


Фрагмент немецкой отчетной карты 53-го армейского корпуса с положением на вечер 7 декабря 1941 года. 10-я, 29-я и 25-я моторизованные пехотные, 167-я пехотная4-я и 3-я танковые дивизии отходят под натиском наступающих частей Красной армии с востока (советская 10-я армия), северо-востока и севера (группа генерала Белова) в общем направлении на тыловые оборонительные позиции 112-й пехотной дивизии по рекам Дон и Шат. В советской историографии известно как «Сталиногорское направление». 

NARA, T. 313, R. 1318: LIII. Armeekorps, Die Führung des LIII. Armeekorps in Rahmen der 2. Panzer-Armee vom 29. November 1941 bis 25. Januar 1942, Skizze 3. 

 

Отход войск корпуса в ночь с 7 на 8 декабря 1941 года и их охранение 8 декабря 1941 года по рубежу Гремячее, Подхожее, Озерники (8 км восточнее Венёва), за исключением весьма ощутимой боевой активности противника в районе Красное, прошел согласно плану.

Однако следует отметить, что после выявленного продвижения одной из группировок противника из Михайлов в направлении р. Проня, окрестности возле Гремячее представляли собой явно опасный участок.

[На подступах к Сталиногорску: штурм Гремячего, бои в районе Савино]

Утром 8 декабря 1941 года в целях обеспечения единоличного руководства введенные в бой в Гремячее и в его окрестностях части 10-й моторизованной пехотной дивизии, 112-й пехотной дивизии и недавно подтянутые части 25-й моторизованной пехотной дивизии были сведены под единое командование командира 27-й корпусной артиллерийской группы генерал-лейтенанта фон Фришер.

Во второй половине того же дня отдельно действующие подразделения 29-й моторизованной пехотной дивизии временно придавались командиру 25-й моторизованной пехотной дивизии генерал-майору Клёсснер, т.к. обеспечение скрытного отхода различных моторизованных подразделений и частей на юг через дефиле, к востоку от водохранилища могло быть организовано только на месте и в сочетании с оборонительными действиями с фронтом на восток.

На 9 декабря 1941 года для сил группы Клёсснера назначался рубеж охранения: Гремячее, Шишлово, Артемовка. Во второй половине дня в Гремячее и в других населенных пунктах на участке р. Проня и севернее него завязались ожесточенные бои. Несмотря на своевременное усиление частей, кровопролитные оборонительные бои с превосходящими силами противника перенеслись в район Савино и продолжались до вечера.

 


Положение на 9 декабря 1941 года 9:00 (11:00 по Москве). Прямыми двойными стрелками обозначены фронтальные атаки Гремячего силами 1103-го стрелкового полка 328-й стрелковой дивизии, круглыми одиночными — успешный обход 1105-го стрелкового полка с севера. С юга окружение Гремячего выполнял 1107-й стрелковый полк.
Фрагмент немецкой карты: NARA, T. 315, R. 812: 25 Infanterie-Division, F. 695.

 

Против наступающих на запад между железнодорожной станцией Епифань и Савино под Александровкой новых сил противника на рубеже Новая Яковлевка, Спасское и восточнее его было выставлено охранение и тем самым обеспечивалось организованное отступление группы Клёсснера через Иван-Озеро за Дон.

Из-за усталости личного состава и лошадей 167-й пехотной дивизии больше не удавалось осуществлять отход в высоком темпе. 8 и 9 декабря 1941 года к югу от Венёва арьергарды этой дивизии не смогли избежать интенсивных боев. Позже эта дивизия, миновав Шилово, преодолела участок р. Шат и вышла в район к востоку от шоссейной дороги Венёв – Дедилово и совместно с частями 24-го танкового корпуса смогла воспользоваться этой дорогой.

В ходе марша и связанных с обеспечением отхода боев к войскам не предъявлялись какие-либо особенные требования. Из-за продолжительных трескучих морозов 5 декабря 1941 года и в последующие дни снова был отмечен выход из строя вооружения и автотракторной техники и случаи обморожения личного состава.

Если и удалось, за некоторыми исключениями, выполнить замысел командования по плановому отводу войск, то это благодаря беспрецедентной самоотдаче войск, которые четко понимали цель предстоящих действий и в боях со свежими силами численно превосходящего противника не утратили своих боевых качеств.

К счастью, применение нашей авиации с 7 декабря 1914 года для воздушных атак преследовавшего нас противника ощутимо отвлекало его силы.

 


В центре — заранее подготовленные оборонительные позиции немецкой 112-й пехотной дивизии.
NARA, T. 313, R. 1318: LIII. Armeekorps, Die Führung des LIII. Armeekorps in Rahmen der 2. Panzer-Armee vom 29. November 1941 bis 25. Januar 1942, Skizze 4. 

 

далее: 2. Отход с рубежа рек Дон и Шат 10.12.1941 — 24.12.1941

 

Источник: NARA, T. 313, R. 1318: LIII. Armeekorps, Die Führung des LIII. Armeekorps in Rahmen der 2. Panzer-Armee vom 29. November 1941 bis 25. Januar 1942.

Предоставлено Игорем Черняевым (библиотека). Перевод: В.Н. Головко, частный военный переводчик:
. Под редакцией А. Е. Яковлева, «Сталиногорск 1941», март 2018.
Категория: Большое наступление русских (взгляд с той стороны) | Добавил: Редактор (24.03.2018) | Версия для печати
Просмотров: 319 | Теги: декабрь 1941 года, 53-й армейский корпус, Черняев, Nara, Головко, ноябрь 1941 года
Похожие материалы:

Уточнить или дополнить описание, сообщить об ошибке.
Ваш комментарий будет первым:
avatar
для детей старше 12 лет
Поиск
В этот день
Не произошло никаких примечательных событий.
Комментарии
Огромное спасибо. Отслеживаю боевой путь 239-й дивизии. Конкретно - Штаба. Ищу подтверждение догадки. У моего отца после окружения изменились две букв...

Собственно, надо сделать странички и о шахте 10, которая после освобождения города первой дала уголь в январе 42 г.


Да, и об этом чуть дальше: https://stalinogors...

Отец говорил, что у Бобрик-Донского им объявили, что дивизия окружена. Выходили 8 дней.

Теги
1942 год химкомбинат Пырьев 1950-е годы советские мемуары Советская площадь Мартиросян 18 ноября 1941 интервью 1930-е годы 21 ноября 1941 27 ноября 1941 24 ноября 1941 239-я стрелковая дивизия Сталиногорская правда Соцгород 1941 год ЦАМО наградные листы комиссары 25 ноября 1941 Сталиногорск-2 кавалеры ордена Красного Знамени РГАКФД комсостав медицинские работники кавалеры ордена Красной Звезды ул. Московская Сталиногорцы Яковлев Nara аэрофотосъемка награжденные медалью «За отвагу» 1943 год 26 ноября 1941 немецкие карты 19 ноября 1941 немецкое фото 17 ноября 1941 советские карты 16 ноября 1941 20 ноября 1941 108-я танковая дивизия 22 ноября 1941 23 ноября 1941 пехота Рафалович советские документы Коммунар 15 ноября 1941 Головко немецкие преступления артиллеристы 112-я пехотная дивизия ноябрь 1941 года декабрь 1941 года 41-я кавалерийская дивизия нквд митрофанов 28 ноября 1941 180-й стрелковый полк НКВД исследования зенитчики Чумичев Документальная проза сталиногорское подполье 12 декабря 1941 Мелихов 330-я стрелковая дивизия Донская газета танкисты ул. Комсомольская Связь времен Плотников Гато октябрь 1941 года Новомосковская правда Корчук 30 ноября 1941 немецкие документы 10 декабря 1941 Шенцов 1940-е годы братская могила 1944 год 172-я стрелковая дивизия 4-я танковая дивизия 167-я пехотная дивизия 11 декабря 1941 Владимиров 2-я гвардейская кавдивизия 13 декабря 1941 29-я мотопехотная дивизия РГВА 9 декабря 1941 328-я стрелковая дивизия 1945 год Кислицын Белова 53-й армейский корпус
Статистика
Вход на сайт
Сталиногорск 1941 | Все материалы сайта доступны по лицензии Creative Commons Attribution 4.0