Сталиногорск 1941

поисковый отряд «Д.О.Н.» Тульского областного молодежного поискового центра «Искатель»

Новые фотографии и иллюстрации:

Статьи

Главная » Статьи » Вторая Москва

Герасимова Ю. Н., Любина Т. И. Гвардия Октября: жизнь и смерть П.Г. Арутюнянца (1892–1938)

Герасимова Ю. Н., Любина Т. И.
Государственное казенное учреждение Московской области
«Центральный государственный архив Московской области», г. Москва
Государственное бюджетное учреждение Московской области
«Московский областной архивный центр» г. Пушкино, Московская область

В истории Москвы и Московской области содержится немало ценнейших исторических фактов биографического характера о государственных и административно-хозяйственных деятелях армянского происхождения, жизнь и активная деятельность которых так или иначе связана с регионом. К их числу относится и Петр Георгиевич Арутюнянц (1892—1938).

П. Г. Арутюнянц родился в 1892 году в г. Елизаветполь Елизаветпольской губернии Российской империи (ныне г. Гянджа, Азербайджан) в семье техника-практиканта. Среднюю школу окончил в Баку. В 1911 году продолжил обучение в Московском коммерческом институте (ныне федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Российский экономический университет имени Г.В. Плеханова»). С 1911 года участвовал в студенческих революционных кружках, «близких к большевикам»[1]. Вступил в члены РСДРП(б) в 1915 году[2].

В государственном архиве города Москвы «Центральный государственный архив города Москвы» отложились документы П. Г. Арутюнянца, представленные в Комиссию по делам бывших дружинников 1905 г., красногвардейцев и красных партизан президиума исполнительного комитета Ленинского районного Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов г. Москвы (далее — Комиссия)[3]. Цель — подтвердить личное участие в рядах добровольных вооруженных отрядов Красной гвардии. Указанные документы слегка приоткрывают завесу неизвестности над «красным» прошлым будущего героя сталинских пятилеток.

Уже с начала февраля 1917 года Арутюнянц — «активный работник Зам[оскворецкого] района»[4], в июле месяце этого же года вступил в отряд под командованием члена военно-революционного комитета (ВРК) Замоскворечья Владимира Петровича Файдыша[5], исполнял обязанности рядового, командира, завхоза, санитара[6]. Принимал активное участие «в окт[ябрьских] днях против белых» и «белогвардейцев в Москве». В выписке из протокола Комиссии отмечалось, что

Арутюнянц Петр Георгиевич — один из ярких организаторов Красной гвардии в Замоскворецком (теперь Ленинском) районе, участник приобретения оружия в марте 1917 г.

В октябрьские дни наступал с отрядом т[оварища] Пана[7] на Остоженку в качестве бойца, а после ранения т[оварища] Добрынина[8] принял командование (Остоженско-Пречистенским — прим. авторов) участком. Первый захватил штаб МВО (Московский военный округ — прим. авторов) и Александровское училище[9].

Тов[арищ] Арутюнянц являлся примером храбрости и распорядительности»[10].

Мемуары В. П. Файдыша также сохранили свидетельства непосредственного и неоднозначного участия товарища Петра в октябрьских событиях. «Стоит отметить самый процесс наводки, — рассказывал мемуарист. — Прежде всего мы с наводчиком отправились на колокольню Зачатьевского монастыря. Там я ему указал крышу штаба МВО, вместе с ним проследили глазом всю линию крыш до Москва-реки. Я помог ему запомнить наиболее характерные крыши и трубы различных зданий. Кстати сказать, прицельной трубки на орудии не было. Да и пользоваться приборами, если бы они и были, наш артиллерист не умел.

Ожидать результата я остался на Остоженке. Через некоторое время раздался гул от разрыва снаряда. И мы с Петром Арутюнянцем увидели лакеев и горничных, выбежавших из особняка, у которого мы как раз остановились. Они кричали:

Генерала Брусилова ранило!

Стало ясно, что прицел был взят левее штаба МВО, разорвался снаряд в Мансуровском переулке». Впервые за всю военную карьеру легендарный русский генерал оказался ранен. Осколок снаряда, попавшего в его квартиру, раздробил Брусилову ногу»[11].

В 1918 году Арутюнянц ушел на чехословацкий фронт, добровольцем участвовал в подавлении выступления чехословацких войск против советской власти в Поволжье, стал комиссаром Вольской пехотной дивизии 1-й армии РККА (август — сентябрь 1918, октябрь 1918).

Еще одной и самой продолжительной вехой его жизни стала работа в советских органах власти Московской губернии, а затем Московской области. Подтверждение этому — значительный комплекс документов, хранящихся в государственном архиве Московской области «Центральный государственный архив Московской области».

Из них узнаем, что в 1918 году П. Г. Арутюнянца избрали депутатом Замоскворецкого районного Совета рабочих и красноармейских депутатов и членом Президиума. В июле 1919 года он утвержден заместителем председателя Совета — заместителем управляющего делами[12]. До февраля 1920 года совмещал работу в районном Совете с работой на должности заведующего жилищно-земельным отделом Московского Совета РК и КД, на которую был назначен в сентябре 1919 года. В декабре 1919 года был откомандирован Московским комитетом РКП (б) и Особым комитетом Совета рабочей и крестьянской обороны в качестве уполномоченного «по проведению военного положения на Юго-восточных дорогах»[13]. В апреле 1920 года был назначен заместителем заведующего отделом управления Моссовета, в июне — заведующим этим отделом и проработал на этой должности до конца октября 1921 года. Одновременно, с 13 апреля по 10 июня 1921 года возглавлял комиссию Моссовета по сокращению штатов сотрудников отделов и учреждений Моссовета. В 1922 году П.Г. Арутюнянц возглавил Продовольственный комитет Моссовета и Мосгубисполкома и руководил им до упразднения Комитета 16 апреля 1923 года. С ноября 1922 года по 30 июня 1924 года стоял во главе Московского управления по топливу[14] . С 1926 до апреля 1929 года П. Г. Арутюнянц – управляющий трестом «Моссельпром»[15]. С апреля 1929 года возглавлял Отдел коммунального хозяйства Моссовета и Мосгубисполкома[16], затем, после образования Московской области, – Московское областное коммунальное хозяйство[17], одновременно являясь уполномоченным Московского коммунального хозяйства по Московской области. Работал заведующим МКХ до утверждения 21 июня 1930 года председателем Московского совета народного хозяйства (МСНХ)[18]. 2 июля 1930 года П. Г. Арутюнянц утвержден председателем Комитета по газификации Московской области[19]. С 5 мая 1930 года он также возглавлял Бюджетную комиссию при Мособлисполкоме и Моссовете[20]. Окончание полномочий Арутюнянца на этом посту датировано 14 января 1931 года, когда он был освобожден от должности председателя МСНХ.

Был делегатом XVI и XVII съездов ВКП (б), VI Всесоюзного и ряда Всероссийских съездов Советов[21].

Одной из наиболее ярких и в то же время трагических страниц в биографии П. Г. Арутюнянца стала работа в должности начальника строительства, а затем директора крупнейшего химического комбината в поселке Бобрики[22]. Решение Совета труда и обороны СССР о строительстве энергохимического и керамического комбинатов с сопутствующими производствами и объектами инфраструктуры было принято в сентябре 1929 года[23] Бобрики стали ударной комсомольской стройкой, одной из[18] «сверхударных» строек первой пятилетки, сравнимых с Магниткой и Днепрогэс[24].

В 1929–1930 гг. все работы по строительству были организованы трестом «Мосхимэнергострой», образованным осенью 1929 года. Весной 1930 года началось возведение ГРЭС, развернулись работы по строительству плотин на реках Любовка и Шат. Однако летом 1930 года было принято решение законсервировать строительство ГРЭС и в кратчайшие сроки построить химкомбинат. Из-за неразберихи в решениях по строительству специалисты стали уезжать[25]. Недостаток кадров, жилья, продовольствия, техники могли привести к срыву строительства. Началась вербовка кадров. Людей привозили с других строек целыми эшелонами, на работу принимали жителей из соседних деревень[26]. Осенью Московский комитет партии направил в Бобрики более 300 коммунистов. Тогда же начальником строительства был назначен П. Г. Арутюнянц. По воспоминаниям современников, Петр Георгиевич лично обходил старых московских друзей, убеждая их ехать с ним в Бобрики — «строить большую химию». Весной 1931 года Мособлисполком дважды рассматривал вопрос об обеспечении Бобриковского строительства рабочей силой[27].

Предстояло выполнить огромный объем работ. Между тем на стройке не хватало техники, основная тяжесть ложилась на людей, которые трудились с помощью лопат, тачек, носилок[28]. Остро стояла проблема жилья. На первых порах строители селились в крестьянских домах окрестных сел, в палатках. Строили бараки из досок и фанеры, копали землянки. В строениях барачного типа находились магазины, столовые, городские учреждения, кинотеатр, больница. В государственном архиве Московской области «Московский областной архивный центр» сохранились фотографии, сделанные весной-летом 1931 года, на которых запечатлены тяжелейшие бытовые условия жизни строителей в Бобриках[29]. Осенью 1931 года стало явным отставание от плана строительства жилья — было построено всего 14 четырехэтажных домов. Весной 1932 года на партийном пленуме в своем докладе П. Г. Арутюнянц подтвердил факт отставания, отметив, что эти первые дома являются лишь основой будущего рабочего города[30]. На строительство жилья Арутюнянц перевел лучшие кадры. К ноябрю 1934 года было сдано более 33 тыс. кв. метров жилья со всеми удобствами в 4-, 5-этажных капитальных домах (67% городского фонда тех лет). Новый жилой район (Соцгород) строился в 10-12 км к югу от химкомбината. Там же была заложена и необходимая инфраструктура – фабрика-кухня, аптека, школа, универмаг, кинотеатр, больничный городок. Для руководящего состава были выстроены дома- коттеджи — маленькие двухэтажные домики, в каждом из которых было по пять комнат, кухня, ванная, душ, рядом небольшой огородик[31].

Кому принадлежала идея строительства жилья и культурно-бытовой инфраструктуры в отдалении от промышленной зоны не совсем ясно[32], но некоторые современники приписывали ее Арутюнянцу, который таким образом позаботился о здоровье жителей города. По мере того, как проект воплощался в реальность, начали раздаваться упреки относительно его дороговизны, так как он требовал обеспечения транспортного сообщения между Соцгородом и промзоной. Ходили слухи, что именно за это пострадал Арутюнянц и его соратники. Еще одной кардинальной задачей, которую предстояло решить руководству строительством, являлась подготовка квалифицированных кадров для стройки и энергохимкомбината. Вопрос о культработе в районе Бобриковского строительства был заслушан на заседании Президиума Мособлисполкома 25 мая 1931 года. МООНО (Московский областной отдел народного образования) и горсовету было поручено в кратчайшие сроки решить задачу полной ликвидации неграмотности среди рабочих и всего населения Бобриковского строительства, выслать инструктора в помощь «Заводстрою» для немедленного «развертывания мероприятий, связанных с подготовкой кадров». Было также решено построить в Бобриках культкомбинат, куда должны были войти: дом культуры с зрительным залом, библиотекой, комнатами для кружков, детский сад, школа-семилетка и др.[33] В результате был создан Учебный комбинат, в который вошли вечерний рабочий факультет (там учились 140 человек), школа рабочего юношества (38 человек), фабрично-заводское училище (ФЗУ — 266 человек) и дом рабочего образования (ДРО) Северного участка (560 человек)[34].

22 декабря 1933 года правительственная комиссия рассмотрела предложение о зачислении первой очереди Бобриковского химкомбината в число действующих предприятий Советского Союза. 23 декабря новый гигант начал давать продукцию. «За выдающиеся заслуги в деле строительства и успешного освоения производства крупнейшего в Союзе ССР химического комбината» П. Г. Арутюнянц был награжден орденом Ленина (№ 605, 1933)[35]. С 1935 по 1937 годы он занимал должность директора Бобриковского химкомбината, строил вторую и третью очереди предприятия[36].

В мае 1937 года в Сталиногорске был арестован заместитель директора химкомбината по строительству Л. А. Янов, «как неразоружившийся троцкист». Следом за ним были репрессированы «враги народа» начальник аммиачного завода Д. Трифонов, начальник электроцеха Постников и ряд инженеров. Петр Георгиевич попытался их защитить, однако, сам 19 июня 1937 года на бюро горкома ВКП(б) был исключен из партии за то, что «поощрял и выдвигал на высокие посты врагов народа, защищал их от критики». 24 июня 1937 года П. Г. Арутюнянц был арестован.

21 июля 1937 года Президиум Московского областного Совета депутатов трудящихся принял решение вывести из состава членов Пленума Московского областного исполнительного комитета Арутюнянца как врага народа и внести настоящее постановление на утверждение Пленума Мособлисполкома[37]. 29 августа 1938 года Петр Георгиевич был приговорён ВКВС СССР по обвинению в диверсионной деятельности к расстрелу. В день вынесения приговора расстрелян в Коммунарке под Москвой, захоронен в общей могиле.

Реабилитирован 1 сентября 1955 года. Посмертно П. Г. Арутюнянцу присвоено звание Почётного гражданина города Новомосковска (2008) и установлена мемориальная доска на здании историко-художественного музея в городе Новомосковске (ул. Комсомольская, д. 28). П. Г. Арутюнянц стал прототипом начальника строительства Назарова в романе Глеба Алексеева «Роза ветров» (1933).

Таким образом, обнаруженные в ходе исследования документы содержат многоаспектную информацию о деятельности П. Г. Арутюнянца, его роли в государственной экономической жизни российской столицы и региона, а также в исторических событиях и процессах союзного и международного масштаба (установлении власти большевиков, Гражданской войне, общесоюзных стройках, репрессиях конца 1930-х годов и т.д.). Выявление и анализ этих документов открывают дальнейшие перспективы научно-исследовательской работы.

 

Источник: Герасимова Ю. Н., Любина Т. И. Гвардия Октября: жизнь и смерть П.Г. Арутюнянца (1892–1938) // Армяне Поволжья и Юга России: история и современность. Материалы II  Всероссийской научной конференции (Саратов,15–16 апреля 2016 г.) / отв. ред. В.А. Чолахян. – Саратов: ООО Издательский центр «Наука» 2016. – 300 с.


[1] ЦГА Москвы. Ф. Р-2188. Оп.1. Д.16. Л. 7.

[2] ЦГА Москвы. Ф. Р-2188. Оп.1. Д.16. Л. 7; ЦГАМО. Ф. 4557. Оп.3. Д. 148. Л. 106 об.

[3] Комиссия занимались регистрацией проживающих на ее территории красногвардейцев, красных партизан, их семей для предоставления установленных льгот. В развитие постановления ЦИК и СНК СССР 1930 года президиум МОИК и Моссовета РК и КД 21 октября 1930 года постановил предоставить в Москве этой категории лиц: право бесплатного проезда на автобусе и трамвае, бесплатное пользование общественными банями, скидку в размере 50% с тарифов за пользование водой, газом, городскими прачечными, электроосвещением и квартплатой. В том же году вышел из печати сборник действующего законодательства Союза ССР и РСФСР «Льготы красногвардейцам, красным партизанам и их семьям», в котором рассматривались общие положения и льготы: налоговые, по окладному страхованию, по сельскому хозяйству, отпуску лесоматериалов, переселению, кооперативные, жилищные, по социальному страхованию, по медицинскому и курортному обслуживанию, просвещению, распространяемые на территории Московской области. Подробнее см: Центральные архивы Москвы. Путеводитель по фондам. Вып.5. - Общественные организации и партии (дата обращения: 19.03.2016).

[4] ЦГА Москвы. Ф. Р-2188. Оп.1. Д.16. Л. 2, 7.

[5] ЦГА Москвы. Ф. Р-2188. Оп.1. Д.16. Л. 2 об. Владимир Петрович Файдыш (1888–1947) – большевик, советский военный и политический деятель.

[6] ЦГА Москвы. Ф. Р-2188. Оп.1. Д.16. Л. 1 а, 2 об.

[7] О ком идет речь точно установить не удалось. Упоминание этой фамилии встречается в статье Пятницкий О. А. «Московские рабочие в октябрьские дни» (дата обращения: 22.03.2016), из которой следует, что т. Пан – член Замоскворецкого отряда Красной гвардии, активный участник собраний (ВРК) Замоскворечья. На одном из таких собраний, 26 октября 1917 г., вечером приняли решение «послать в Центральный ВРК тт. Пана и Сычева, поручив им настаивать на более решительных действиях» (Московского комитета – прим. авторов).

[8] Пётр Григорьевич Добрынин (1895–1917) – большевик, участник вооружённого выступления большевиков в Москве в октябре 1917 года.

[9] Александровское военное училище — военно-учебное заведение Российской империи, готовившее офицеров пехоты. Современный адрес здания в Москве, в котором располагалось училище – улица Знаменка, дом 19.

[10] ЦГА Москвы. Ф. Р-2188. Оп.1. Д.16. Л. 1 а, 2 об., 7, 15.

[11] Цит. по: Кокорев А. Повседневная жизнь Москвы. Очерки городского быта в период Первой мировой войны (дата обращения: 22.03.2016). Несмотря на то, что снаряды летели с большим разбросом, В.П. Файдыш утверждал: «Обстрел противника артиллерией сильно помог нам». Там же.

[12] ЦГАМО. Ф. 66. Оп.12. Д. 657. Л. 141.

[13] ЦГАМО. Ф. 66. Оп.12. Д. 718. Л. 47; ЦГА Москвы. Ф. Р-2188. Оп.1. Д.16. Л. 15.

[14] ЦГАМО. Ф. 2088. Оп. 4. Д. 3. Л. 15, 45-46 об.; Оп. 5. Д. 2. Л.14 об.

[15] ЦГАМО. Ф. 1567. Оп.28. Д. 454. Л. 75; Д. 458. Л. 197.

[16] ЦГАМО. Ф. 66. Оп.11. Д. 8050. Л. 1–3.

[17] ЦГАМО. Ф. 66. Оп.19. Д. 391. Л. 4.

[18] ЦГАМО. Ф. 2157. Оп.1. Д. 534. Л. 1.

[19] ЦГАМО. Ф. 2157. Оп.1. Д. 536. Л. 19.

[20] ЦГАМО. Ф. 6889. Оп.1. Д. 31. Л. 90.

[21] ЦГАМО. Ф. 2157. Оп.1. Д. 639. Л. 79 а, 79 в, 81.

[22] С 1930 года – город Бобрики Узловского района Московской области; с 27 декабря 1933 года – город Сталиногорск, центр территориального региона Мосбасс в составе Московской области. В 1957 году Мосбасс, включая его центр, отошёл к Тульской области. В 1958 году город становится центром Сталиногорского района. В 1961 году город получил современное название Новомосковск.

[23] Электрификация СССР. Сб. документов и материалов 1926-1932 гг. М, 1966. С.156-157; Правда – 1929. – 12 сентября (№ 210).

[26] Там же.

[27] ЦГАМО. Ф. 2157. Оп.1. Д. 729. Л. 36, 55.

[28] Седугин В.И. Указ. соч. С.37.

[29] МОАЦ. Ф.292. Оп. 1.Д.83. ЦГАМО. Ф.2157. Оп.1. Д.726. Л.24.

[30] Селиванов И. Дни и ночи строителя // Новомосковская правда. – 2011. – 4 февраля.

[31] Селиванова А.Н. Бобрики – Сталиногорск – Новомосковск: модель перехода от концепции соцгорода к сталинскому городу-ансамблю // Советское градостроительство 1920-1930-х годов: Новые исследования и материалы. М., 2010. С.249.

[32] Селиванова А.Н. Бобрики – Сталиногорск – Новомосковск: модель перехода от концепций соцгорода к сталинскому городу-ансамблю // Проект Россия № 48 (2). М., 2008. С. 164-170.

[33] ЦГАМО. Ф.2157. Оп.1. Д.734. Л.15–16.

[34] Седугин В.И. Указ. соч. С.39.

[36] Список директоров Химкомбината (дата обращения: 18.03.2016); Почетные граждане МО город Новомосковск (дата обращения: 18.03.2016).

[37] ЦГАМО. Ф. 2157. Оп.1. Д. 1605. Л. 183.

Категория: Вторая Москва | Добавил: Редактор (21.05.2016) | Версия для печати
Просмотров: 1451 | Теги: исследования, 1930-е годы, Герасимова, Любина
Похожие материалы:

Уточнить или дополнить описание, сообщить об ошибке.
Ваш комментарий будет первым:
avatar
для детей старше 12 лет
Поиск
В этот день
Не произошло никаких примечательных событий.
18 февраля...

В 1897 году родился Павел Алексеевич Белов, командир 1-го гвардейского кавалерийского корпуса, освободившего Сталиногорск в декабре 1941 года.

В 1987 году открыт Музей боевой славы средней школы № 8 поселка Руднев.

Комментарии
Ищут родственников Ивана Сидорова

На проект «Никто не забыт и ничто не забыто» пришло электронное письмо от поисковика из Зубцовского рай...

Большое спасибо! Ваше фото размещено в статье.

Здравствуйте, в моём семейном фотоархиве имеются снимки учеников школы № 13 примерно 1941 и 1944 годов, оставшиеся
от моей матери Самохиной Тат...

И таких странностей с реабилитацией в 1990-х много. Наиболее вероятно, что реабилитировали в массом порядке по формальным признакам (номер статьи, к п...

Получается, что по этим актам, а также по показаниям Бобкова от 29 марта 1944 года Кулагин Григорий Ильич есть предатель, был осужден трибуналом и рас...

Теги
1942 год химкомбинат Пырьев 1950-е годы советские мемуары Советская площадь Мартиросян 18 ноября 1941 интервью 1930-е годы 21 ноября 1941 27 ноября 1941 24 ноября 1941 239-я стрелковая дивизия Сталиногорская правда Соцгород 1941 год ЦАМО наградные листы комиссары 25 ноября 1941 Сталиногорск-2 Малашкин кавалеры ордена Красного Знамени РГАКФД комсостав медицинские работники кавалеры ордена Красной Звезды ул. Московская Сталиногорцы Яковлев Nara аэрофотосъемка награжденные медалью «За отвагу» 1943 год 26 ноября 1941 немецкие карты 19 ноября 1941 немецкое фото 17 ноября 1941 советские карты 16 ноября 1941 20 ноября 1941 108-я танковая дивизия 22 ноября 1941 23 ноября 1941 пехота ПНИУИ советские документы Коммунар 15 ноября 1941 Головко немецкие преступления артиллеристы 112-я пехотная дивизия ноябрь 1941 года декабрь 1941 года 41-я кавалерийская дивизия нквд митрофанов 28 ноября 1941 180-й стрелковый полк НКВД исследования Чумичев Документальная проза сталиногорское подполье 12 декабря 1941 Мелихов 336-й артиллерийский дивизион 330-я стрелковая дивизия Донская газета ул. Комсомольская Связь времен Плотников Гато июль 1941 года октябрь 1941 года Новомосковская правда Корчук 30 ноября 1941 немецкие документы 10 декабря 1941 Шенцов 1940-е годы братская могила 172-я стрелковая дивизия 4-я танковая дивизия 167-я пехотная дивизия 11 декабря 1941 Владимиров 2-я гвардейская кавдивизия 13 декабря 1941 29-я мотопехотная дивизия Память РГВА предатели 9 декабря 1941 328-я стрелковая дивизия 1945 год Белова
Статистика
Вход на сайт
Сталиногорск 1941 | Все материалы сайта доступны по лицензии Creative Commons Attribution 4.0