Сталиногорск 1941

поисковый отряд «Д.О.Н.» Тульского областного молодежного поискового центра «Искатель»

Новые фотографии и иллюстрации:

Статьи

Главная » Статьи » Герои-Сталиногорцы

Малышева Мария Павловна

Мария Павловна Малышева (20 января 1898 — 1992) — жительница Сталиногорска, врач-ординатор, заведующая хирургическим отделением Сталиногорской городской больницы.

В период временной немецкой оккупации Сталиногорска 25 ноября — 12 декабря 1941 года, с риском для собственной жизни, оказывала медицинскую помощь раненым бойцам и командирам 239-й стрелковой дивизии, защищавшей город. В частности, спасла жизнь командиру Красной армии Г. А. Аванесову.

В послевоенные годы продолжала работать в Сталиногорской городской больнице (ныне — Новомосковская городская клиническая больница).

Ранние годы

Родилась 20 января 1898 года в городе Кострома, Ипатиевской слободе, в купеческой семье. Отец Павел Михайлович Малышев — купец, занимался торговлей, держал мясные лавки. Мать Матрона — домохозяйка. Мария была единственным ребенком в семье[1].

 


Дом, где родилась Мария Павловна Малышева.
Ныне ул. Осоавиахима, д. 6/9, является объектом историко-культурного наследия регионального значения, здесь находится музей «Дом Малышева М.М.»
Источник: Google Карты

 

В 1917 году Мария работала сестрой милосердия при Богоявленско-Анастасиевском монастыре. В годы гражданской войны в Кострому был переведен Гродненский военный госпиталь, где потребовались заботливые руки молодой медсестры. Госпиталь расположился на территории современной 2-й городской больницы. Впоследствии в этой больнице Мария Павловна работала врачом-акушером[1].

В 1930 году, твердо решив стать врачом-хирургом, М. П. Малышева уехала из Костромы поступать в Московский клинический медицинский институт. В 1936 году, после успешного окончания, уехала на строительство подмосковного энерго-химического комплекса в г. Сталиногорск, где работала врачом-хирургом[1].

 


В операционной больницы Соцгорода (Сталиногорск-1), 1939 год.
Вторая слева — хирург Мария Малышева.
Из экспозиции Новомосковского историко-художественного музея.

Начало Великой Отечественной войны

В годы Великой Отечественной войны Мария Павловна вместе с другими медицинскими работниками осталась в Сталиногорской городской больнице, несмотря на то, что большинство медицинского персонала были мобилизованы на фронт[1] (всего — 29 человек[2], например, главный врач Сталиногорской городской больницы и заведующий хирургическим отделением А. Ф. Тищенко, медицинская сестра Е. Н. Алпатова и другие).

— Ты бы прилегла, отдохнула, Мария, — часто говорили ей подруги.

— Какой там отдых, когда больные в мучениях ждут моей помощи, — отвечала Малышева.

Мария Павловна сутками находилась в больнице, многими часами не отходила от операционного стола, забывая порой о еде и отдыхе[2].

С августа 1941 года в Сталиногорске был развернут эвакогоспиталь № 2981[4], где врач-хирург Мария Павловна работала в одном из хирургических отделений[2]. Госпиталь был сформирован из сталиногорских врачей, медсестер и обслуживающего персонала. Например, начальниками хирургических отделений эвакогоспиталя № 2981 стали В. А. Эвергетова, М. М. Шибанова и Ю М. Пааташвили.

По некоторым сведениям, раненые поступали прямо из эшелонов, и иногда их скапливалось в госпитале до 300 человек[2].

10 октября 1941 года, в связи с военными действиями на тульской земле и частыми налетами немецких бомбардировщиков на город, эвакогоспиталь № 2981 передислоцировался в село Покровку Бузулукского района Оренбургской области[4]. А врач М. П. Малышева осталась в Сталиногорске, к которому стремительно приближались немецкие войска.

Здесь, под Сталиногорском, 18 ноября 1941 года немецкая 2-я танковая армия перешла в крупномасштабное наступление на окружение Москвы (второй этап операции «Тайфун»). Уже 21 ноября была захвачена Узловая, 22 ноября частями Красной армии без боя был оставлен промышленный Сталиногорск-2, а 24 ноября пал Венёв — открывалась прямая дорога на Каширу и Москву.

Однако вплоть до 25 ноября южный Сталиногорск-1 и Донской обороняла 239-я стрелковая дивизия, переброшенная сюда на Западный фронт из резерва Ставки ВГК с Дальнего Востока. Бойцы-сибиряки и дальневосточники полковника Г. О. Мартиросяна держались здесь до последней возможности, в тылу противника, далеко от других советских войск 50-й армии. В конечном итоге, оказавшись одними в кольце окружения против частей 4-х немецких дивизий, они были вынуждены пойти на прорыв из сталиногорского котла. Основным силам дивизии удалось уйти на восток к г. Пронску (Рязанская область).

Спасение раненых бойцов-сибиряков в Сталиногорске-1

Но не все вышли из окружения. По некоторым сведениям, в госпиталях Сталиногорска осталось до 400[3] тяжелораненых нетранспортабельных бойцов и командиров 239-й стрелковой дивизии, защищавших город. Часть из них забрали к себе по домам местные жители, а 120 раненых находились в здании Сталиногорской городской больницы[2]. По приказу горздравотдела главный хирург М. П. Малышева вместе со всем медицинским персоналом больницы осталась в покинутом советскими войсками городе для оказания помощи раненым бойцам[7].

По сведениям главного врача С. Д. Мурашко, еще в дни боев за город 22-25 ноября 1941 года М. П. Малышева проявила мужество и хладнокровие: сутками работая за операционным столом, она спасла жизнь не одному советскому бойцу. Особенно она отмечала случай, когда один боец поступил к больницу с тяжелым осколочным ранением под лопатку и у него был задет крупный кровеносный сосуд: «Мария Павловна, идя на риск, взялась за операцию. Осколок был извлечен. Началось угрожающее жизни кровотечение. Хирург не растерялся, умело остановил тампонадой кровотечение. Доктор Легкова очень удачно сделала переливание крови. Боец выздоровел с полным сохранением трудоспособности». В апреле 1942 года С. Д. Мурашко подчеркивала, что подобные случаи были не единичны — Мария Павловна по-прежнему работала самоотверженно[7].

Немецкие оккупационные власти не считали себя обязанными обеспечивать советских раненых. В частности, с этой целью, по воспоминаниям И. В. Парамонова, управляющего трестом «Сталиногорскшахтстрой», которого в последний момент успели эвакуировать из больницы на восток, из оставленных вместе с ним в больнице 23 тяжелораненых красноармейцев 22 были расстреляны[5].

Около больницы был установлен немецкий пост. Пищу для раненых в тайне готовили на квартире главного врача больницы С. Д. Мурашко и на салазках доставляли в больницу[2].

Ноябрь 1941 год выдался для Марии Павловны самым тяжелым за время войны, так как немецкие войска оккупировали ее родной Сталиногорск и ей приходилось трудиться не только в госпитале, но и в домах местных жителей, которые забрали к себе часть раненых бойцов Красной армии[1]. К этим больным было особенно трудно добираться и оказывать им медицинскую помощь[2].

По воспоминаниям хирурга М. П. Малышевой, каждый день в течение периода оккупации, «чтобы не вызвать подозрений, шли к этим товарищам засветло, но возвращаться приходилось в темноте, под страхом смерти, ожидающей тебя в форме немецкого солдата. Большие трудности были и с медикаментами. Марлю брали домой и стирали по ночам»[2].

Одним из спасенных ею командиров 239-й стрелковой дивизии стал лейтенант-зенитчик Г. А. Аванесов, тяжело раненный 25 ноября, в последний день обороны Сталиногорска, когда его зенитный расчет на машине ГАЗ-АА оказывал огневую поддержку бойцам 3-го стрелкового батальона 813-го стрелкового полка в районе 26-й шахты и д. Урванка. Тяжело раненым его принесли к себе домой из больницы, с угрозой для собственной жизни прятали от немцев и оказывали ему медицинскую помощь четыре жительницы Сталиногорска: Дарья Александровна Тимошина, Валентина Григорьевна Опенкина (Туркулова), Клавдия Савельева и Марфа Долгополова. А когда через некоторое время у Григория начали гноиться раны, Дарья Александровна попросила помочь сталинигорского врача-хирурга Марию Павловну Малышеву. До самого освобождения города тайно по ночам она приходила к ним и на дому чистила раны и делала перевязку Григорию. В итоге, им удалось спасти ему жизнь.

В ночь на 13 декабря 1941 года здание больницы было подожжено отступающими немецкими войсками. Медицинским работникам и населению соседних домов удалось спасти 80 раненых, которые были размещены в двухэтажном здании 63-го квартала (по сведениям главного врача С. Д. Мурашко[7] — 128 раненых бойцов). Позднее многие из них снова вступили в строй и сражались на фронте. Также удалось спасти значительную часть медицинского оборудования[2][7].


В 1970-х. Фото: Е.Кискина[2]

Врач-хирург

В военные годы М. П. Малышева продолжила работать врачом-хирургом в больнице. В 1942-1944 годах в Сталиногорске размещались различные военные госпиталя. Особенно тяжелыми были военные и первые послевоенные годы: вплоть до 1949 года больница размещалась в здании химико-механического техникума[2].

Там Мария Павловна и встретила военнослужащего Воробьева, от которого отказались родственники вследствие его инвалидности. Несмотря на то, что ей было уже около 50-ти лет, она решила связать с ним свою дальнейшую жизнь. Проживали в Новомосковске на улице Комсомольская д.39/19. Детей у них не было[1].

В 1958 году вышла на пенсию[3].

Умерла 1992 году. Похоронена в г. Новомосковске[1].

 

Встреча в Новомосковске: Г. А. Аванесов беседует с Д. А. Тимошиной (слева) и М. П. Малышевой,
апрель 1975 года. Фото М. Борщева.

Семья, личная жизнь

М. П. Малышева была единственным ребенком в семье. По семейным воспоминаниям, Мария Павловна была верующим человеком, жизнерадостным и гостеприимным, а у нее дома всегда бывало много друзей, в основном, сотрудники из больницы. Своим родственникам она давала много медицинских советов, в основном это лечение ушибов, гнойных ран (фурункулез, повреждение мягких тканей), а также много рассказывала про злокачественные новообразования. По признанию правнучатого племянника Р. А. Лукоянова, «несмотря на то, что давно уже нет Марии Павловны Малышевой, в семье мы до сих пор используем ее медицинские рецепты. Она действительно врач от Бога»[1].

 


М. П. Малышева в один из приездов в Кострому к двоюродной сестре, 1970-80-е годы:
1) справа; 2) вторая справа.
Из семейного архива правнучатого племянника Р. А. Лукоянова.

Память

Фотографии М. П. Малышевой и газетные публикации о ней представлены в Новомосковском историко-художественном музее.

 


Заглавное фото: М. П. Малышева, хирург больницы соцгорода, конец 1930-х годов. Из экспозиции Новомосковского историко-художественного музея.

[1] По сведениям правнучатого племянника Р. А. Лукоянова, г. Кострома, 2018 г.

Лукоянов Роман Александрович родился в Костроме 8 июня 1983 года. Образование — Костромской политехнический техникум, по специальности архитектор; Петербургский университет путей сообщения по специальности инженер-конструктор. Род занятий — архитектурное проектирование.

«Я прихожусь правнучатым племянником Марии Павловны Малышевой. Моя прабабушка Анна Александровна Быкова (Малышева), по маминой линии является двоюродной сестрой. Их отцы были родными братьями.

Бабушка Нюра много рассказывала про тетю Марусю из Новомосковска. Она очень часто ездила в Новомосковск к тете Марусе (как в семье называли Марию Павловну Малышеву) и часто вспоминали родительский дом, который до сих пор стоит в Ипатиевской слободе».

[2] Опочинов А. Двадцать дней в жизни хирурга // Новомосковская правда. — 1982. — 8 января.

Говорят, что глаза человека — зеркало души. Насколько это бесспорно, утверждать не берусь, но вот когда, беседуя, смотришь в глаза Марии Павловны Малышевой, то лишний раз убеждаешься, что это так.

Нет слов, все профессии хороши. Любой труд, если он доставляет радость и нужен людям, почетен. Но тяжелый, благородный труд врача особый. Он спасает и возвращает людям самое ценное на земле — жизнь.

Знаменитый советский хирург Герой Социалистического Труда лауреат Государственной премии Ф. Углов говорит, что труд хирурга — особый труд,он в высшей степени гуманен, благороден по своей цели, он, если хотите, подвижнический. И еще. Профессия хирурга очень сурова по своей природе, так как связана с травмой, кровью, болью. А на чужую боль может чутко откликнуться лишь доброе сердце.

Все эти качества, без сомнения, присущи Марии Павловне. Человек большой душевной щедрости, она более двадцати лет проработала хирургом. В 1936 году после окончания Московского медицинского института приехала на строительство Подмосковного гиганта — Бобрикстрой, да так и живет в нашем городе по сей день.

Более двадцати трудных лет, которые выпали на период становления Новомосковска, она посвятила людям. Но были в ее жизни двадцать дней, о которых хочется рассказать особо.

...Трудная зима 41-го. Сразу же встают перед глазами занесенные, снегом улицы, затемненные окна, торопливые фигурки одиноких прохожих, пугливо пробирающихся вдоль домов. Грозное время. Война. Больше половины всех врачей, сталиногорцев, а точнее 29 человек, были мобилизованы на фронт.

Мария Павловна осталась в больнице и за хирурга-ординатора, и за заведующую хирургическим отделением.
Начались налеты вражеских самолетов, бомбежки. Немногочисленный персонал едва успевал заделывать выбитые стекла и рамы. Несмотря на сокращенные штаты, больница продолжала работать с усиленной нагрузкой. Можно себе представить, какую тяжесть несла на своих плечах Мария Павловна. Но главные трудности были впереди.

В августе сорок первого на базе больницы начал работать эвакогоспиталь. Раненые поступали прямо из эшелонов. Иногда их скапливалось до 300 человек.

— Ты бы прилегла, отдохнула, Мария, — часто говорили ей подруги.

— Какой там отдых, когда больные в мучениях ждут моей помощи, — отвечала Малышева.

Мария Павловна сутками находилась в больнице, многими часами не отходила от операционного стола, забывая порой о еде и отдыхе.

22 ноября начались те самые трудные двадцать дней. Связь с Заводским районом прекратилась. Город погрузился во мрак. Не было света, воды, тепла. Мороз крепчал. Обстрел и бомбежки усилились. А в больнице были оставлены отступающими войсками 120 человек раненых бойцов.

23 ноября [правильно: 25 ноября — «Сталиногорск 1941»] в Сталиногорск вошли немцы. Было введено осадное положение. Около больницы появился немецкий пост.

Обслуживание госпиталя и его охрана были крайне затруднены. Пищу готовили на квартире главного врача больницы С. Д. Мурашко и на салазках доставляли в больницу. Активно при этом помогали жильцы близлежащих кварталов, некоторые из них взяли раненых к себе домой. К этим больным было особенно трудно добираться и оказывать им медицинскую помощь.

— Чтобы не вызвать подозрений, — вспоминает Мария Павловна, — шли к этим товарищам засветло, но возвращаться приходилось в темноте, под страхом смерти, ожидающей тебя в форме немецкого солдата. Большие трудности были и с медикаментами. Марлю брали домой и стирали по ночам.

И так ежедневно…

Забегая вперед, скажу, что десятки этих раненых бойцов впоследствии встали в строй и продолжали сражаться с гитлеровцами до конца войны. Среди них был и ныне проживающий в Баку Григорий Андреевич Аванесов, который в 1975 году вместе с женой посетил Новомосковск, был в редакции «Новомосковской правды» с Марией Павловной и хозяйкой бывшей квартиры Дорой Александровной Тимошиной [правильно: Дарья Александровна Тимошина — «Сталиногорск 1941»].

Но это было потом. А тогда тяжелые испытания казались порой бесконечными. В ночь на 13 декабря случилось самое страшное — пожар в больнице. К ней сбежались все медицинские работники и население соседних домов. Больница пылала заревом. Раненых вытаскивали прямо на снег. Имущество выбрасывали из окон со всех этажей. Чудом удалось спасти некоторое медицинское оборудование. А раненых на деревянных щитах, а то и просто на матрасах тащили через сугробы в 63-й квартал, где нашли более-менее подходящее здание — двухэтажное с печным отоплением.

К вечеру 80 раненых были благополучно размещены, а наутро поступило радостное сообщение, что немцев в городе нет.

Так закончились эти трудные двадцать дней. А потом — работа в здании химико-механического техникума (там больница размещалась вплоть до 1949 года) при единственной керосиновой лампе в операционной, и трудности восстановительного периода пятидесятых годов, и десятки, сотни сложных операций, сделанных искусными руками Марии Павловны. И опять же бессонные ночи…

Но никогда не изгладятся в памяти хирурга те двадцать дней оккупации, как свидетельство мужества, стойкости и героизма простых советских людей в суровую годину лишений.

А. Опочинов

На снимке: М. П. Малышева. Фото: Е. Кискина.

[3] Дорогой юбилярше! // Новомосковская правда. — 1988. — 20 января.

В год 70-летия советского здравоохранения на страницах «Новомосковской правды» хочется рассказать об одной интересной судьбе — судьбе человека и хирурга, которому обязаны жизнью многие старожилы города.

Малышева Мария Павловна — современница Великой Октябрьской социалистической революции и всех событий, происходивших в нашей стране в то историческое время. В год революции она уже работала в Костроме медицинской сестрой. Тогда больницы помещались еще при монастырях и церквях. В 1926 году в Кострому был переведен Гродненский военный госпиталь, где лечились раненые бойцы Красной Армии — первые защитники Советского государства. Раны, сыпной тиф, бесконечные операции — все это требовало мужества и заботливых рук медсестры Машеньки Малышевой.

В 1930 году, твердо решив стать врачом, поступила в Московский клинический медицинский институт и, с успехом закончив его, приехала в Сталиногорск. Вначале работала врачом на 26-й шахте, а потом стала ординатором хирургического отделения Пригодился опыт медицинской сестры. Смело бралась за все операции, училась и учила других. Отстроился новый корпус. Радостно обживали уютное здание больные и сотрудники, и вдруг — война.

Мария Павловна и еще ряд врачей остаются в городе, чтобы помочь 400 раненым солдатам. Смекалка, находчивость и твердость духа помогли не растеряться в тяжелейших условиях оккупации. Враг ушел из города, но остались больные и раненые — с проходящих поездов. Днем и ночью у стола, и так еще долгие годы. За это время ее руками сделаны сотни операций, это сотни спасенных жизней. Ушла от операционного стола в возрасте 60 лет, а ведь это иногда не по силам даже мужчинам. И люди помнят ее самоотверженность и необыкновенную доброту.

Сегодня исполняется 90 лет со дня рождения Марии Павловны Малышевой. В этот день в ее скромной квартире соберется много гостей.

Придут ученики и сослуживцы, сотрудники городской больницы № 1, чтобы еще раз сказать добрые слова дорогой юбилярше.

Администрация, профком, совет ветеранов горбольницы № 1.

[4] Чумичев Н. С. Эвакогоспиталь № 2981 / У родного порога. Часть I: рукопись. — Новомосковск, 1970-1980. — 229 с.

[5] Парамонов И. В. Пути пройденные / Издание 2-е, доп. — М.: Политиздат, 1970. — С. 414—424. — 534 с.

[6] Озерский Н. По следу // Новомосковская правда. — 1968. — 26 января. — № 19 (9960).

[7] Мурашко С. Чем мы помогли фронту. Боремся за жизнь человека // Сталиногорская правда. — 1942. — 10 апреля.

Категория: Герои-Сталиногорцы | Добавил: Редактор (08.03.2018) | Версия для печати
Просмотров: 131 | Теги: медицинские работники, Сталиногорцы

Уточнить или дополнить описание, сообщить об ошибке.
Ваш комментарий будет первым:
avatar
для детей старше 12 лет
Поиск
В этот день
Не произошло никаких примечательных событий.
Комментарии

Последняя информация об обелиске датируется 1971 годом. Маловероятно, что сохранился. Говорят, что про группу учителей помнят еще только жители Подоси...

Цитата
...

Спасибо за уточнение! Наиболее вероятно, что в предвоенный год его перевели из школы № 5 в школу № 12. Кто-то запомнил его больше, как директора школы...

Теги
1942 год химкомбинат Пырьев 1950-е годы советские мемуары Советская площадь Мартиросян 18 ноября 1941 интервью 1930-е годы 21 ноября 1941 27 ноября 1941 24 ноября 1941 239-я стрелковая дивизия Сталиногорская правда Соцгород 1941 год ЦАМО наградные листы комиссары 25 ноября 1941 Сталиногорск-2 кавалеры ордена Красного Знамени РГАКФД комсостав медицинские работники кавалеры ордена Красной Звезды ул. Московская Сталиногорцы Яковлев Nara аэрофотосъемка 1943 год награжденные медалью «За отвагу» 26 ноября 1941 немецкие карты 19 ноября 1941 немецкое фото 17 ноября 1941 советские карты 16 ноября 1941 20 ноября 1941 108-я танковая дивизия 22 ноября 1941 23 ноября 1941 пехота Рафалович советские документы Коммунар 15 ноября 1941 немецкие преступления артиллеристы 112-я пехотная дивизия ноябрь 1941 года декабрь 1941 года 41-я кавалерийская дивизия нквд митрофанов 28 ноября 1941 180-й стрелковый полк НКВД исследования зенитчики Чумичев Документальная проза сталиногорское подполье 12 декабря 1941 Мелихов Донская газета 330-я стрелковая дивизия танкисты ул. Комсомольская Связь времен Плотников Гато октябрь 1941 года Новомосковская правда Корчук 30 ноября 1941 немецкие документы 10 декабря 1941 Шенцов 1940-е годы братская могила 1944 год 172-я стрелковая дивизия 4-я танковая дивизия 167-я пехотная дивизия 11 декабря 1941 Владимиров 2-я гвардейская кавдивизия 13 декабря 1941 29-я мотопехотная дивизия Память РГВА Малашкин 9 декабря 1941 328-я стрелковая дивизия 1945 год Белова 53-й армейский корпус
Статистика
Вход на сайт
Сталиногорск 1941 | Все материалы сайта доступны по лицензии Creative Commons Attribution 4.0