Сталиногорск 1941

поисковый отряд «Д.О.Н.» Тульского областного молодежного поискового центра «Искатель»

Новые фотографии и иллюстрации:

Статьи

Главная » Статьи » Оборона Сталиногорска » 180-й полк НКВД

Сумцов Н. П. Записки солдата. 1. Дедилово, Узловая, Сталиногорск

Большаков В. А.
заведующий отделом писем «Новомосковской правды»
8 декабря 1994 г.

Он был с нами рядом

Считанные месяцы остаются до всенародного праздника, посвященного 50-летию Победы над германским фашизмом. Кажется, все уже сказано о Великой Отечественной войне — столько написано книг, поставлено фильмов, спето песен. И тем не менее с каждым годом раскрываются все новые и новые факты героического подвига нашего народа в этой войне, выявляются все новые и новые имена ее мужественных участников, и мы все более убеждаемся в том, что тема великой войны поистине неисчерпаема.

Только в нашем городе официально считалось 11 Героев Советского Союза, а теперь обнаружилось, что их 17[1]. Но это Герои, а сколько поступает в редакцию фактов о тех, кто не удостоился носить на груди Золотую Звезду, но тем не менее боевые поступки и дела их являются подлинно героическими. А много ли мы знаем о женщинах — неутомимых труженицах тыла, без которых была бы немыслима наша Победа? Тема эта тоже неисчерпаема, и мы по сути дела еще не раскрывали ее по-настоящему, как она того заслуживает.

Недавно позвонил мне в редакцию старый знакомый и предложил написать о человеке, которого в городе все очень хорошо знали. Знал его и я, хотя близко знаком не был.


Николай Павлович Сумцов, директор химкомбината в 1965-1976 годах. Источник

— Я говорю о Сумцове!
— Не о том ли, который был в свое время директором химкомбината?
— Да, о нем.
— А чем же он интересен?
— Прежде всего тем, что он был удивительно человечен и честен...
— Но разве мало у нас в городе честных людей?
— Ну, во-первых, не так уж и много их осталось, и во-вторых, дело не только в его человечности и глубокой порядочности, что само по себе уже тема, дело в том, что в дни войны, будучи младшим лейтенантом, защищал наш город и всю жизнь молчал об этом...
— Сумцов?
— Да, Сумцов.
— Что ж ты мне не позвонил, когда он еще был жив?
— В том-то все и дело, что он не хотел этого сам.

Я знал, что он написал книгу в жанре солдатского дневника — она называется «Записки солдата», и почему-то не хотел печатать ее хотя бы фрагментами в городской газете. Правда, в «Новомосковский химик» он дал несколько отрывков по просьбе редактора, но наотрез отказался ставить свою фамилию под этими публикациями. Вот такой он был человек. Скорее всего, как я думаю, он посчитал нескромным использовать свое директорское положение...

На другой день я был на квартире Сумцовых. Его супруга Мария Михайловна положила передо мной три рукописные хорошо переплетенные книги «Записок солдата». И вдруг в немудреных этих записках, написанных простецким языком, передо мной возникла не только тяжкая история младшего лейтенанта Сумцова, прошедшего всю войну от Москвы до Бранденбургских ворот Берлина, но и весь долгий кошмар военного лихолетья, изображенный не грандиозными общими планами через бинокли командующих фронтами и армиями, а от глаз младшего офицера через «трехверстку». Своеобразную эту летопись — исповедь младшего офицера, может быть, когда-то и напечатает чье-то издательство, мы же пока предлагаем читателям несколько отрывков из нее.


 

27 октября 1941 года. Выслана разведка в составе 19 чел. под командой младшего лейтенанта Сумцова в г. Узловая с задачей расположиться на юго-западной стороне и вести разведку в западном и юго-западном направлениях. Разведка возвратилась 28 октября в 23:00. Противник обнаружен не был.

— из журнала боевых действий 180-го полка НКВД СССР по охране особо важных предприятий промышленности
(РГВА, ф. 38366, оп. 1, д. 1, лл. 1—2.)

 

Сумцов Н. П.
младший лейтенант,
командир взвода 2-го стрелкового батальона 180-го полка НКВД

Дедилово, Узловая, Сталиногорск

20 ноября 1941 года.

Поздно вечером батальон сосредоточился на юго-восточной окраине Узловой у большого одиноко стоящего длинного деревянного здания под защитой земляной насыпи строящегося железнодорожного тупика. На юге и юго-востоке слышны редкие орудийные выстрелы. Отдельные снаряды долетают и до южной окраины Узловой, и тогда мы слышим их разрывы за насыпью в поле. Люди стоят кучно, почему — не понятно. При очередном разрыве снаряда вместо того, чтобы рассредоточиться, еще плотнее жмутся друг к другу, к зданию, к насыпи. Гребенюк, командиры отделений и красноармейцы взвода стоят отдельно, плотно окружив меня, молчат. Молчу и я.

Впереди войск Красной армии нет, нет их ни слева, ни справа. Три часа назад Родин [здесь и далее правильно: старший лейтенант Редин, командир 2-го батальона] направлял в штаб полка гонца для уточнения обстановки. Начальник штаба полка [майор Бугаев] тогда сказал:

— Полк ведет бой западнее и юго-западнее деревни Высоцкое [Узловского района], несет большие потери, и вот он незаметно отступил, куда, в каком направлении — неизвестно, а ведь батальон прикрывал правый фланг полка. прикрывал подступы к Узловой с юго-запада.

Родин почувствовал неладное, снял батальон, сосредоточил его на юго-восточной окраине Узловой вблизи железной дороги Узловая — Богородицк.

 

[Прим.: согласно политдонесению о боевых действиях 2-го батальона 180-го полка внутренних войск НКВД, 2-й батальон должен был выйти из Узловой на северо-запад к Новоселебенскому для поддержки танкистов 108-й танковой дивизии, выдвинувшихся сюда для контратаки на острие немецкого танкового прорыва. Очевидно, что отставшие и разрозненные части 2-го батальона, где и оказался младший лейтенант Сумцов, так и не смогли выполнить свою основную боевую задачу — помочь отразить немецкое наступление под Москвой. Тогда становится понятным, почему Сумцову было так тяжело вспоминать об этом.

Кроме того, по всей видимости, штаб 180-го полка НКВД совершенно не владел оперативной обстановкой и не организовал должного взаимодействия с другими войсками, оборонявшими Узловую — 239-й стрелковой дивизией и 125-м отдельным танковым батальоном. В тот день, 20 ноября, юго-западнее в д. Крутое (ныне поселок Крутой Верх) погибали, но не сдавались бойцы батальона 817-го стрелкового полка капитана А. М. Чутко, попавшие под удар 167-й пехотной дивизии, а юго-восточнее 239-я стрелковая дивизия сама предприняла энергичную контратаку против немецкой 112-й пехотной дивизии.

Одновременно, тяжелые бои шли к западу и северо-западу от Узловой. Так, у д. Огарёвка основные силы 2-го батальона 180-го полка НКВД вместе с танкистами 108-й танковой дивизии все еще предпринимали отчаянные попытки заткнуть немецкий прорыв на Венёв, Каширу и Москву. А 813-й стрелковый полк непрерывно контратаковал на запад, вынудив немецкую 4-ю танковую дивизию временно перейти к обороне. «Противник продолжает далее постоянно усиливаться и сражается с необычайной напористостью без оглядки на меткий огонь нашей артиллерии. Свежие войска» — отмечали немецкие штабисты о боевых действиях 239-й стрелковой дивизии. — «Сталиногорск 1941»]

 

— Товарищ младший лейтенант, ко мне! — зовет Родин. — Уводи свой взвод в Сталиногорск в штаб полка. Передай командиру полка: Узловую противник не сегодня-завтра займет. Полк, оборонявший дальние подступы к Узловой, сегодня вечером отошел, связь с ним нарушена. Второй батальон боялся окружения противником, отошел к Узловой, сосредоточен на юго-восточной окраине. В настоящее время противник обстреливает пушечным огнем Узловую. Ночью, если позволит обстановка необходимо отступить на Маклец...

— Понял?
— Понял, товарищ старший лейтенант.
— Строй взвод быстрее, уходи, будь осторожен, — предупреждает комиссар батальона: противник продвинулся далеко на восток.

Оставляя второй батальон в ночь с 20 на 21 ноября, никто не ведал, что для многих красноармейцев и командиров эта ночь будет последней в их жизни...

Строю взвод в две шеренги, назначаю парный дозор. Говорю Гребенюку:

— Я буду идти впереди, вы, товарищ старший сержант, позади, смотрите, чтобы в темноте никто не отстал, не потерялся.

Обращаясь к остальным, предупреждаю:

— На марше не разговаривать, не курить, команды подавать вполголоса.

Красноармейцы вздохнули. Ожидание неизвестного для них закончилось. Для них важно не стоять скученно, важно действовать, а еще важнее возвратиться в полк, в свою роту.

Прощаюсь с комбатом, комиссаром батальона. Глазкова, Абрамова не вижу, они где-то затерялись в темноте среди кучно стоящих красноармейцев.

Минули никем не охраняемый пустой железнодорожный переезд. Дверь в небольшой домик открыта, дежурных девушек нет, только их фонарь стоит на подоконнике небольшого окошка. На миг останавливаюсь у домика, и мне становится не по себе...

Прошли Красную Узловую, небольшой поселок на северо-восточной окраине городка, спустились вниз, перешли по мосту ручей, поднялись на возвышенность, видим, как где-то далеко на юго-востоке взлетают низко над горизонтом осветительные ракеты, появятся и тут же скроются. Их свет не доходит до нас — далеко.

Значит дорога Узловая — Сталиногорск-южный или, как его зовут, Соцгород, пока свободна, тем не менее, ее надо скорее пройти, быстрее дойти до Комсомольского шоссе, рассуждаю я, а там... Беспокоит меня вопрос: где штаб полка. на месте он или переместился, ушел? Если ушел, то куда, где его искать? Подошли к Комсомольскому шоссе. Кругом пусто, тихо и темно. Низкая сплошная облачность усиливает темноту.

— Товарищи. — обращаюсь к красноармейцам. — давайте малость отдохнем.
— Закурить можно? — спрашивает сержант Михайлов.
— Можно, но осторожно, в рукав. — добавляет Гребенюк.

Стою, смотрю в темноту.


Н. П. Сумцов, ноябрь 1941

«Там город, за березовой рощей, за ручьем — твой дом, твоя квартира, в твоем кармане ключи от твоей комнаты, зайди, — говорит мне мой внутренний голос. — В комнате остались все вещи, одежда, обувь, любимые книги, зайди, полей цветы, ведь их растила твоя любимая жена, твоя мать: зайди и потрогай, прикоснись к кроватке своего маленького сына. В квартире остались твои соседи: Марфуша Долгополова[2], Иван Ефимович Воробьев, его жена Шура с маленькими ребятами, зайди проведай их, успокой, скажи им утешительное слово. Может, там тебя ждет письмо от матери жены: сына — зайди...»

Но нельзя, надо спешить... Я зайду, но это будет нескоро, через долгих-долгих четыре года и три месяца. В комнате не останется ничего, в ней будут жить другие люди, да и я буду другой... Сжав до боли зубы, поднимаю взвод:

— Пошли, товарищи, пошли. времени нет, надо спешить.

У дома Арутюнянца сторожевая застава со станковым пулеметом положила взвод на шоссе. После длительных переговоров и обмена не вполне корректными «любезностями» командир заставы убедился: мы свои, не диверсанты, не вражеские парашютисты, и пропустил. Вторая встреча произошла на мосту любовской плотины, командир заставы оказался более добрым, пропустил взвод без задержки.

Глубокой ночью взвод, совершив тридцатикилометровый марш, прибыл в штаб полка. Опасения и сомнения рассеялись! Некоторые подразделения полка находятся по-прежнему в Сталиногорске [здесь и далее: Сталиногорск-2], третий батальон, как и прежде — на заводе 4-9-2.

Командир полка [майор Бугаев], выслушав сообщение, спрашивает:

— Когда вышел с Узловой?
— Что-то около десяти часов вечера, а может, и позднее, у меня, товарищ майор, часов нет.

После небольшой паузы командир полка спрашивает:

— Ты говоришь, когда уходил с Узловой, второй батальон был еще там?
— Да, товарищ майор.
— Почему решили отходить на Маклец, не говорил тебе старший лейтенант Родин?
— Нет, товарищ майор.
— Выбранный маршрут намного короче, — замечает Смирнов [начальник инженерно-технической службы полка капитан Смирнов].
— Не всегда надо руководствоваться коротким маршрутом, надо учитывать конкретную обстановку и время, — замечает майор, которого вижу впервые.
— Ты говоришь, немцы продвинулись далеко восточнее Узловой. Какие у тебя основания? — спрашивает Давыдов [военный комиссар полка политрук Николай Иванович Давыдов].

Уже во второй половине дня 18 ноября бои шли юго-восточнее Узловой, железная дорога Узловая — Ефремов перерезана, город Богородицк взят немцами.

— Сегодня, выйдя с Узловой, видел осветительные ракеты восточнее Бобриков. Войска Красной армии пока осветительных ракет не применяют, освещают по ночам местность фашисты.
— Зачем?
— Из-за страха, — отвечаю Давыдову.
— О том, что немцы ушли на восток, говорил комиссар батальона [военный комиссар 2-го батальона политрук Ситников].
— Трус и паникер твой комиссар батальона!

Наступила неловкая тишина.

— Товарищ майор, разрешите быть свободным? — спрашиваю, держа руку у головного убора.
— Иди... Но далеко не уходи, обожди меня в коридоре, ты мне будешь нужен...

 

далее: 2. Оставление и уничтожение Сталиногорска-2

 

Источник: Большаков В. А. Он был с нами рядом // Новомосковская правда. — 1994. — 8 декабря. — № 235.
Из фондов Новомосковского историко-художественного музея.


[1] По состоянию на 2018 год, 26 уроженцев и жителей Сталиногорска (с 1961 года — Новомосковска) удостоены высокого звания Героя Советского Союза, 1 — Герой Российской Федерации, 6 полных кавалеров ордена Славы и 27 Героев Социалистического Труда.

[2] Няня Сталиногорской больницы Марфа Денисовна Долгополова осталась в покинутом советскими войсками Сталиногорске-1 и с риском для собственной жизни, вместе с другими жительницами города, ухаживала за ранеными 239-й стрелковой дивизии, в частности, спасла жизнь лейтенанта Г. А. Аванесова.

Категория: 180-й полк НКВД | Добавил: Редактор (27.04.2018) | Версия для печати
Просмотров: 112 | Теги: Сумцов, Большаков, 20 ноября 1941, советские мемуары, Новомосковская правда, 180-й полк НКВД
Похожие материалы:

Уточнить или дополнить описание, сообщить об ошибке.
Ваш комментарий будет первым:
avatar
для детей старше 12 лет
Поиск
В этот день
Не произошло никаких примечательных событий.
Комментарии

Последняя информация об обелиске датируется 1971 годом. Маловероятно, что сохранился. Говорят, что про группу учителей помнят еще только жители Подоси...

Цитата
...

Спасибо за уточнение! Наиболее вероятно, что в предвоенный год его перевели из школы № 5 в школу № 12. Кто-то запомнил его больше, как директора школы...

Теги
1942 год химкомбинат Пырьев 1950-е годы советские мемуары Советская площадь Мартиросян 18 ноября 1941 интервью 1930-е годы 21 ноября 1941 27 ноября 1941 24 ноября 1941 239-я стрелковая дивизия Сталиногорская правда Соцгород 1941 год ЦАМО наградные листы комиссары 25 ноября 1941 Сталиногорск-2 кавалеры ордена Красного Знамени РГАКФД комсостав медицинские работники кавалеры ордена Красной Звезды ул. Московская Сталиногорцы Яковлев Nara аэрофотосъемка 1943 год награжденные медалью «За отвагу» 26 ноября 1941 немецкие карты 19 ноября 1941 немецкое фото 17 ноября 1941 советские карты 16 ноября 1941 20 ноября 1941 108-я танковая дивизия 22 ноября 1941 23 ноября 1941 пехота Рафалович советские документы Коммунар 15 ноября 1941 немецкие преступления артиллеристы 112-я пехотная дивизия ноябрь 1941 года декабрь 1941 года 41-я кавалерийская дивизия нквд митрофанов 28 ноября 1941 180-й стрелковый полк НКВД исследования зенитчики Чумичев Документальная проза сталиногорское подполье 12 декабря 1941 Мелихов Донская газета 330-я стрелковая дивизия танкисты ул. Комсомольская Связь времен Плотников Гато октябрь 1941 года Новомосковская правда Корчук 30 ноября 1941 немецкие документы 10 декабря 1941 Шенцов 1940-е годы братская могила 1944 год 172-я стрелковая дивизия 4-я танковая дивизия 167-я пехотная дивизия 11 декабря 1941 Владимиров 2-я гвардейская кавдивизия 13 декабря 1941 29-я мотопехотная дивизия Память РГВА Малашкин 9 декабря 1941 328-я стрелковая дивизия 1945 год Белова 53-й армейский корпус
Статистика
Вход на сайт
Сталиногорск 1941 | Все материалы сайта доступны по лицензии Creative Commons Attribution 4.0