Сталиногорск 1941

поисковый отряд «Д.О.Н.» Тульского областного молодежного поискового центра «Искатель»

Выверка братских могил Новомосковска: 95%

Новые фотографии и иллюстрации:

Статьи

Главная » Статьи » Машинорудной Тулы брат » Донской район

Иванова Зинаида Васильевна

Зинаида Васильевна Иванова (Ширшова; род. 1923) — советская медицинская сестра, в годы Великой Отечественной войны служила в 388-м отдельном медико-санитарном батальоне 239-й стрелковой дивизии. Участница прорыва блокады Ленинграда, освобождения Прибалтики, Польши и Чехословакии.

До войны жила и работала в г. Донском Тульской области, очевидец обороны 239-й стрелковой дивизии и последующей временной немецкой оккупации города. После войны вернулась в Донской, работала врачом в Донской городской больнице № 1.

Биография

Родилась в 1923 году в д. Вязовка ныне в черте г. Богородицка Тульской области[1] в многодетной семье[2].

В 1932 году семья Ширшовых переехала в г. Донской, район Новострой. В 1941 году Зинаида окончила 8 классов школы № 3 на Новострое и начала работать воспитателем детского сада. Летом 1941 года городских детей вывозили в лагеря, и Зинаида работала воспитателем средней группы при школе на шахте № 19[3].

С началом Великой Отечественной войны и пролетов немецких самолетов над Донским, родители забрали своих детей по домам и воспитатели остались без работы. Через станцию Бобрик-Донской на фронт шли эшелоны с бойцами, а оттуда c ранеными и беженцами на восток[3].

В Донском при клубе им. Артема Общество Тульского Красного Креста (РОКК) готовило медсестер для фронта, куда и записалась Зинаида. Проходила практику в военных эвакогоспиталях, которые размещались в больнице, в кабинетах поликлиники, а также в классах восьмилетней школы на Новострое и в Доме отдыха на Бобрик-Горе[2].

По ее воспоминаниям, «днем мы помогали кормить, носить раненых, стирали бинты, короче говоря, помогали медперсоналу. Эшелоны с ранеными подходили без конца, мы даже носили раненых от железнодорожного вокзала до школы № 3 — машин тогда не было, очень мало было», а вечером врачи читали им лекции[3].

В октябре 1941 года, с приближением линии фронта к Тульской области, военные госпитали были эвакуированы на восток вглубь страны. Согласно справочнику дислокации госпиталей РККА в 1941-45 годах это были[4]:

  • Бобрик-Гора:
    • Полевой подвижной госпиталь № 180, — по 27.10.1941;
  • Бобрик-Донской:
    • Корпусной подвижной госпиталь № 2 — по 31.10.1941;
    • Эвакоприемник № 57 — по 30.10.1941;
    • Эвакогоспиталь № 2979 — с 10.07.1941 по 01.08.1941 в Бобрик-Донском; по 01.10.1941 в Донском;
    • Эвакогоспиталь № 4044 — по 20.09.1941.

По воспоминаниям З. В. Ивановой, время от времени случались немецкие авианалеты: «немец бомбит нас понемножку», при чем самолеты обычно заходили не с запада, а с юга. Были разрушены железнодорожный вокзал, клуб им. Артема, наблюдали воронки вдоль железной дороги, рядом с ж/д полотном, на Шамотный, куда ходили за хлебом[3].

 


Немецкая аэрофотосъемка города Донской Тульской области, 6 ноября 1941 года
В центре слева район Новострой, где жила Зинаида Ширшова

Оборона Донского

В ноябре 1941 года бои развернулись на подступах к городу. С 15 ноября начали прибывать части свежей 239-й стрелковой дивизии, которые прямо с эшелонов вступали в бой, одновременно от Богородицка отошли остатки 41-й кавалерийской дивизии. Снова в город поступали сотни раненых красноармейцев и вновь девчонки сутками не отходили от них. По ее воспоминаниям, последний состав из Сталиногорска пришел на станцию Донской в ночь с 21 на 22 ноября 1941 года: «Длинный, 100 вагонов — считали, стояли». Взрослые в это время находились в учебном штреке горно-спасателей, который одновременно служил и бомбоубежищем, и местом для ночлега[3].

 


Фрагмент советской отчетной карты боевых действий 50-й армии на 23 ноября 1941 года. 239-я стрелковая дивизия, выйдя из боя под Узловой, заняла рубеж обороны Урванка, Сталиногорск-1, Клин (813-й стрелковый полк), Донской, Смородино (239-й стрелковый полк). Штаб дивизии — Бобрик-Гора, 817-й стрелковый полк — в резерве. С юга левый фланг сибирской дивизии прикрывали остатки 41-й кавалерийской дивизии

 

По свидетельству З. В. Ивановой в самом районе Новострой было тихо, а тяжелые бои разворачивались на южных подступах к Донскому: в Смородино и Емановке. Поскольку во время боевых действий семья пряталась в штреке, то Зинаида узнала об этом от своих родителей только в декабре 1941 года, после освобождения города: «Мои родители ездили туда за кониной, потому что есть нечего было (у нас ни хлеба, ничего не было). И привозили, вы знаете, такое розовое мясо, молодые лошади. Прям, прекрасное мясо было! Мама чугун натушит и мы ели вместо хлеба...»[3].

Действительно, в этом районе 19-20 ноября 817-й стрелковый полк 239-й стрелковой дивизии при поддержке 125-го отдельного танкового батальона нанес мощный контрудар по наступавшей с юга от Богородицка 112-й пехотной дивизии вермахта. В результате стремительной атаки, немецкие войска были выбиты из Егорьевского (ныне поселок Новогеоргиевский), Марьинки, Вельмино, Емановки и ряда других населенных пунктов Донского (ныне Узловского) района[5]. «Дело дошло до паники, охватившей участок фронта до Богородицка. Эта паника, возникшая впервые со времени начала русской кампании, явилась серьезным предостережением, указывающим на то, что наша пехота исчерпала свою боеспособность и на крупные усилия уже более не способна» — вспоминал позднее Гейнц Гудериан, бывший командующий 2-й танковой группой[6]. Прекратить начавшийся неконтролируемый отход немецкому командованию удалось лишь силой оружия и исключительно решительными мерами на рубеже реки Люторчь (в 9 км к югу от Донского). В свою очередь, 23 ноября 1941 года в результате немецкой атаки на высоту 113,3 в 1,5 км восточнее села Смородино был разгромлен 3-й батальон 239-го стрелкового полка 239-й стрелковой дивизии[5].

Оккупация Донского

По воспоминаниям З. В. Ивановой, до самого прихода немцев в Донской они с родителями и соседями скрывались в учебном штреке горно-спасателей, пока им не сказали: «Выходите, иначе вас за партизан сочтут и расстреляют». Тогда жители вернулись по домам[3].

«26 ноября в 4 дня они пришли: танк шел с Узловой. Между прочим, донские встречали с пирогом, и знаю фамилии: Друздь — это наш сосед по дому. А мы сидели на чердаке дома (дом стоял на повороте на Новомосковск) и смотрели. За танком шли немцы, одеты в тонкие шинели. А мороз и уже снежок припорошил. Некоторые накрыты платками. К одному жителю подошел немец, снял с него валенки и пошел в валенках дальше. После хлеба-соли» — уточняет З. В. Иванова[3].

 


«Конно-велосипедная» колонна немецкой 112-й пехотной дивизии в г. Донском. Предположительно, 12 декабря 1941 года. Из фотоальбома немецкого военнослужащего, предоставлено С. Митрофановым

 

Не всех раненых 239-й стрелковой дивизии удалось эвакуировать. Тогда с риском для жизни с ними остались врачи-дончанки Анастасия Ивановна Косова и Галина Николаевна Турчанинова. Им помогали и те, кого они готовили до войны на курсах медсестер — Катя Грачева, Катя Дашкова, Катя Ступич, две несовершеннолетние дочери Носовой и Зина Ширшова. До 13 декабря, когда Донской был освобожден, они сохраняли раненых бойцов, выдавая их за инфекционных больных. Многие дончане знали об этом и помогали, чем могли — бельем, одеждой, продуктами[2].

Город Донской с прилегающими территориями был оккупирован и вошел в зону ответственности 256-го пехотного полка 112-й пехотной дивизии вермахта (комендатура и штаб размещались в здании в центре северной части города, комендант — лейтенант Плачек)[10]. По воспоминаниям З. В. Ивановой, немецкие солдаты остановились у них: «У нас брать было нечего: ни скотины, ничего не было. Но у мамы были козы. Немцы ходили смотреть в сарай, заплевались [на этих коз], и не стали брать коз. Младшая сестра с отцом туда бегали [вместе с немцами]. А от из деревень они притаскивали мясо и кур (больше кур). Варили кур и ели. Нас они [немцы] здесь не беспокоили».

 


Немецкий солдат в шинели с поднятым воротником щурится от пронизывающего ветра. Под мышкой зажат гусь с безжизненно свесившейся шеей. Тут же скрюченные фигурки бредут по снегу или тащат что-то на санках… Эти зарисовки сделал Юрий Хмелёв в дни оккупации Донского.
Источник: Калинина А., Кузнецова Е. Народный памятник // Тульские известия, 15 апреля 2015.

 

Отмечая малочисленность немецких войск в районе Новостроя, З. В. Иванова утверждает: «Но уже были власти, полицейские определились. Уже стали списки составлять, кого на работу, кого что. Мы ходили неумытые, непричесанные — нас как-то родители оберегали, [наказывали:] не показываться никуда, и старались быть сами всегда на виду»[3]. Из рассекреченных в 2019 году надзорных производств по делам о государственных преступлениях стало известно, что подбор кадров в управу и комендатуру Донского происходил по рекомендации бывшего заведующего моргом Донской больницы П. Д. Бибикова[11].

 


Табличка с объявлением на немецком и русском языках «Eintritt verboten! Вход воспрещен. Deutsche Wehrmacht», г. Донской. Из экспозиции историко-мемориального музейного комплекса «Бобрики» г. Донского

 

Впрочем немецкая оккупация Донского продлилась недолго. 5 декабря 1941 года советское командование предприняло решительное контрнаступление под Москвой. Уже днем 9 декабря в район Донского вышли разведчики 324-й стрелковой дивизии, встречу с которыми З. В. Иванова запомнила так: «Однажды мы поехали на Моисеевку за водой. У нас были санки и деревянная кадушка (тогда деревянные кадушки были). Вдруг на перекрестке (где на повороте на въезде в Донской стоял памятник Ленина; сейчас его нет) наши солдаты в серых шинелях, в валенках. Мы прям даже не поверили. Подбегаем, а это наши разведчики. Даже днем объявились здесь... Страшно было. Но в то же время, какой-то паники у нас не было. Рады были, что солдаты наши объявились, знали, что должна все-таки быть победа»[3].

 


Разрушенное и сожженное здание почты в г. Донской Тульской области, декабрь 1941 года

Освобождение Донского и дальнейшая судьба

На следующий день, 10 декабря, 324-я стрелковая дивизия попыталась с ходу ворваться в Донской, заняв с боем южную окраину деревни Дубовое. З. В. Иванова наблюдала работу советской артиллерии, обеспечивающую атаку: «10 числа начали стрелять со стороны Бобрик-Горы и через нас снаряды летели в сторону Узловой»[3]. Однако затем дивизия была поспешно сменена частями 328-й и 330-й стрелковых дивизий, из-за чего была потеряна д. Дубовое, где немцами были также захвачены почти 100 пленных. Немецким войскам удалось удержать рубеж по реке Дон еще двое суток, пока в ночь с 12 на 13 декабря они не отошли на новый промежуточный рубеж юго-западнее Донского[12].

После освобождения города, «16 декабря ко мне приходит врач [Анастасия Ивановна] Косова, которая нам преподавала фармакологию, и говорит мне: «Зина, помоги мне за ранеными ухаживать». Она тоже работала здесь же при школе [№ 3], знала про меня. Узнали, что она врач, и из деревень к ней стали стекаться люди»[3]. Врач А. И. Косова организовала в «доме врачей» маленький госпиталь в трех квартирах. З. В. Иванова вспоминала, что «она работала с этими ранеными, перевязывала, смотрела их. А с каждым днем прибывало все больше и больше, на втором этаже заняли еще три комнаты, уже и медсестры объявились настоящие»[3].

Госпиталь в «доме врачей» просуществовал до 20 декабря[3] (по другим сведениям — до конца января 1942 года[13]), когда всех раненых отправили в госпиталь в Сталиногорск. «Мы держали [раненых] до 20-го, пока, видимо, госпиталь не образовался в Новомосковске при больнице. В ту больницу мы сдали раненых, сама возила их»[3]. «Из каких дивизий были эти раненые, не знаю…»[13]

В 1942 году Зинаида стала работать медсестрой в хирургическом отделении больницы[2], которая находилась на Бобрик-Горе (улица Красноармейская), в инфекционном корпусе, т.к. здание больницы на Новострое было занято под госпиталь для немецких военнопленных[14].

Однако, как вспоминала З. В. Иванова, «я, еще малолетка, когда сестры ушли, твердо решила уйти на фронт». Ее старшая сестра Валя в 1940 году, приняв участие в белофинской кампании, с первых дней Великой Отечественной оказалась на фронте. Вторая сестра Мария в 1941 году была мобилизована на окопные работы под Сухиничи, а в 1942 году, окончив курсы трактористов, была направлена на фронт по обслуживанию аэродромов[2].

Военкомат удовлетворил ее просьбу: 7 апреля 1943 года прислали повестку[3], а с 9 апреля сержант медицинской службы Зинаида Ширшова — в рядах Красной армии (призвана Донским РВК Московской области)[8].

Медсестра 388-го отдельного медико-санитарного батальона 239-й стрелковой дивизии

С 20 мая на Волховском фронте в составе 388-го отдельного медико-санитарного батальона 239-й стрелковой дивизии[8] — по стечению обстоятельств именно той самой дивизии, которая в ноябре 1941 года защищала ее родной город Донской. По воспоминаниям З. В. Ивановой в то время дивизия вела бои под Большой Вишерой (Новгородская область)[3].

Участница прорыва блокады Ленинграда. Командир 388-го отдельного медико-санитарного батальона майор медицинской службы Маркин отмечал, что за время боевой операции с 10 февраля 1944 года на Ленинградском фронте сержант медицинской службы З. В. Ширшова постоянно работала в госпитальном взводе по уходу за тяжелоранеными, проявляет исключительную заботу в помощи врачу по возвращению им здоровья, не считаясь со временем и без отдыха. Тем самым она помогла выходить врачу около 100 человек. Кроме того, она хорошо освоила технику переливания крови и внутривенных инъекций. Так, за период боевой операции она лично перелила кровь 15 тяжелораненым бойцам и офицерам, тем самым спасла им жизнь. За этот эпизод награждена медалью «За боевые заслуги» (1 марта 1944)[8].

 


Старшина медслужбы З. В. Ширшова, 1943-1945 гг.
Из фондов музея истории села Спасского, архив А. В. Мелихова

 

С августа 1944 года 239-я стрелковая дивизия вела бои по освобождению Прибалтики. И снова майор медицинской службы Маркин особо отмечал, что за весь период службы З. В. Ширшова чутко и внимательно, с материнской заботой относится к тяжелораненым бойцам и офицерам, работает целыми сутками, не считаясь со здоровьем и без отдыха. Все силы отдает для быстрейшего выздоровления раненых. Только за последнюю боевую операцию в сентябре 1944 года спасла жизни 40 человек, среди которых тяжелораненые:

  • старшина Сушилин — ранение живота и печени,
  • Султан Муратов — ранение живота и таза,
  • Белагура — ранение животы и груди,
  • Дударев — ранение грудной клетки,
  • Можай — ранение грудной клетки,
  • Фролов — ранение живота
  • и ряд других тяжелораненых.

Кроме того, за период боевой операции с 15.09 по 21.09.1944 юго-восточнее Риги Зинаида Ширшова произвела 34 подкожных вливаний тяжелораненым. Командир 388-го отдельного медико-санитарного батальона особо подчеркивал, что Зинаида Васильевна пользуется особым вниманием больных, пишет письма им на родину, постоянно получает благодарные письма от раненых, которым она помогла выздороветь. Приказом дивизии № 88/н от 29.09.1944 награждена орденом Красной Звезды (29 сентября 1944)[9].

Закончила войну под Прагой в Судетах. По воспоминаниям З. И. Ивановой даже после 9 мая 1945 года дивизия еще вела бои с частью СС, которая до последнего оказывала сопротивление[3].

Послевоенные годы

В декабре 1945 года демобилизовалась в звании старшего сержанта медицинской службы. Вернулась в город Донской, где работала в городской больнице[7].

Активно поддерживала переписку с ветеранами 239-й стрелковой дивизии. Часть этих писем была опубликована в «Донской газете»[3]. Кроме того, по ее воспоминаниям, «когда ветераны стали собираться в парке в Москве, я тоже подалась в Москву. Как только год победы, я и еду туда. А потом были встречи [с ветеранами 239-й стрелковой дивизии] в 1984 году в Кировске (где был прорыв блокады Ленинграда), в 1987 году в Даугавпилсе (мы брали Даугавпилс), в 1989 году в Новгороде, в Узловой, Новомосковске. В Донской к нам приезжали не один раз»[3].

В 1986 году, когда в «Донской газете» была опубликована повесть А. В. Мелихова «Дивизия стояла насмерть...», все номера газеты З. В. Иванова регулярно высылала своим однополчанам по всему Советскому Союзу[3].

 


Ветераны 239-й стрелковой дивизии, прибывшие на торжества по поводу открытия в г. Донском монумента «Солдатская память», май 1983 года.
Слева направо: Петренко, Мирошников, Кулагина В., Иванова, Опанасенко, Жирнов, Боева, Суворов, Гладкий, Хачатрян, Опанасенко, Мирошникова, Кислица.

 

Одно из писем Зинаиде Ивановой (Ширшовой), бывшей медицинской сестре 388-го отдельного медико-санитарного батальона 239-й стрелковой дивизии[3]:

«...Жаль, что рано ушел в отставку. Еще мог бы послужить Родине!

... Что же касается ноября 1941 года, то наш первый стрелковый батальон 511-го [239-го] стрелкового полка прибыл на станцию Узловая с первым эшелоном и сразу же вступил в бой, прикрывая высадку главных сил 239-й дивизии на Сталиногорском и Донском направлениях. Командиром нашего батальона был капитан Литвинов, командиром полка — полковник Соловьев. По последним сведениям, проживает в Калинине [ныне Тверь].

В отношении воспоминаний и переживаний нужно быть писателем, что я не могу сделать, за что прошу извинить...

И. Жирнов. г. Симферополь. 29.10.88 г.»

[Командир минометной роты 1-го стрелкового батальона 239-го стрелкового полка 239-й стрелковой дивизии лейтенант Иван Алексеевич Жирнов за бои под Сталиногорском и Донским награжден медалью «За оборону Москвы»]

С 1994 года на пенсии[7]. В 2002 году телекомпания «ТВ-Донской» выпустила фильм-интервью с Зинаидой Васильевной.

 

 

Награды

Советские государственные награды:

  • орден Отечественной войны II степени (1985);
  • орден Красной Звезды (29 сентября 1944);
  • медали, в том числе, «За боевые заслуги» (1 марта 1944), «За оборону Ленинграда».

Семья, личная жизнь

В семье Ширшовых было семь сестер. Старшая сестра Валя (род. 1919) в 1940 году, приняв участие в белофинской кампании, с первых дней Великой Отечественной оказалась на фронте[2]. Хирургическая сестра полевого подвижного госпиталя № 2179 старшина медицинской службы В. М. Ширшова — кавалер ордена Красной Звезды (13 сентября 1944), также награждена медалью «За боевые заслуги» (27 августа 1943).

Вторая сестра Мария (род. 1920) — работала на шахте № 10. По мере приближения фронта она была мобилизована на окопные работы под Сухиничи, а в 1942 году, окончив курсы трактористов, была направлена на фронт по обслуживанию аэродромов[2]. Тракторист автороты 181-го батальона аэродромного обслуживания красноармеец М. В. Ширшова награждена медалью «За отвагу» (23 февраля 1943).

После войны Зинаида и Валентина работали в Донской больнице, Мария — инженером на Украине[15].

Зинаида Васильевна активно поддерживала переписку с ветеранами 239-й стрелковой дивизии. Она объясняла: «Медсанбатовцы называли меня «землячкой». Но только в 1983 году, когда ветераны нашей дивизии прибыли на встречу с дончанами, я как-то по особенному ощутила значение этого слова для них сибиряков. Ведь они приняли на нашей тульской земле боевое крещение. Здесь они стояли насмерть!»[13]

В 1986 году Зинаида Васильевна обращалась к молодежи:[13]

Любите и берегите свою Родину так, как в те грозные дни делали мы! Берегите мир! От вас сейчас многое зависит.

 


Заглавное фото: З. В. Ширшова, медсестра 388-го медсанбата 239 сд. Ленинградский фронт, весна 1943. Из экспозиции ИММК «Бобрики».

[2] Донов Вл., Алексеев А. Письма солдат сорок первого... // Донская газета. — 1988. — 13 декабря. — № 149 (8769).

[3] Моя война. Телекомпания «ТВ-Донской». 2002. Алексей Шершнев, Сергей Красников, Андрей Бойцов.

[4] Справочник дислокации госпиталей РККА в 1941-1945 годах // soldat.ru — Справочник дислокации госпиталей РККА в 1941-45 гг. составлен специалистами архива военно-медицинских документов Военно-медицинского музея Министерства Обороны РФ в 1972 году. В дальнейшем некоторое количество экземпляров многотомного машинописного издания было передано в Центральный архив Министерства Обороны, где за несколько лет работы их аккуратно переписали вручную исследователи Архангельской, Вологодской, Мурманской областей, Республик Татарстан и Удмуртия. В 2001 году из этих фрагментов была создана полная электронная версия.

[5] Журнал боевых действий 112-й пехотной дивизии за 20-23 ноября 1941 года / Перевод с немецкого: Валерия Волковая, под ред. А. Е. Яковлева, NARA, T. 315, R. 1269: 112. Infanterie-Division // «Сталиногорск 1941», февраль-март 2017.

[6] Гудериан Г. Глава VI. Кампания в России 1941 года / Воспоминания солдата. — Смоленск.: Русич, 1999

[7] Иванова (Ширшова) Зинаида Васильевна // Историко-мемориальный музейный комплекс «Бобрики», 4 июля 2020

[10] Немецкие комендатуры населенных пунктов / Перевод: В. Н. Головко, под редакцией А. Е. Яковлева // «Сталиногорск 1941», июнь 2018.

[11] Подбор кадров по рекомендации Бибикова / Подготовил С. Митрофанов по материалам ГАТО. Ф. 3484. Оп. 3. Д. 26. Л. 77-83об. // «Сталиногорск 1941», 2019.

[12] Журнал боевых действий 112-й пехотной дивизии: 10-12 декабря 1941 года / Перевод с немецкого и редакция: А. Е. Яковлев // «Сталиногорск 1941», декабрь 2017 — январь 2018.

[13] Туманов Г. Любите и берегите Родину // Донская газета. — 1986. — 22 февраля.

[14] История учреждения // Государственное учреждение здравоохранения «Донская городская больница № 1»

[15] Егоров Н. Сёстры // Горняцкая правда. — 1963. — 22 февраля.


Категория: Донской район | Добавил: Редактор (19.07.2020) | Версия для печати
Просмотров: 217 | Теги: 239-я стрелковая дивизия

Уточнить или дополнить описание, сообщить об ошибке.
Ваш комментарий будет первым:
avatar
для детей старше 12 лет
В этот день
Не произошло никаких примечательных событий.
Комментарии

Да, подробная реконструкция есть в книге
Axel Urbanke, Dr. Hermann Türk. Als Sanitätsoffizier im Rußlandfeldzug: Mit der 3. Panzer-Division bis...

Здравствуйте! Скажите, есть возможность как-то увидеть немецкую схему боев за Болохово? Мне это нужно, чтобы более детально понять действия танков кап...

Спасибо за уточнение! Просто когда в документах разночтения, то начинаются всякие загадки... что за "троечник" их составлял.

К ...

Формально, тактический уровень - это обычно от взвода до батальона, а соединение (дивизия) - уже оперативное звено. Кстати, 239 сд еще был придан 125 ...

Теги
1942 год химкомбинат Пырьев 1950-е годы советские мемуары Советская площадь Мартиросян 18 ноября 1941 интервью Новомосковский музей 1930-е годы 21 ноября 1941 27 ноября 1941 24 ноября 1941 239-я стрелковая дивизия Сталиногорская правда Соцгород 1941 год ЦАМО наградные листы комиссары 25 ноября 1941 Сталиногорск-2 Малашкин кавалеры ордена Красного Знамени РГАКФД комсостав медицинские работники кавалеры ордена Красной Звезды ул. Московская Сталиногорцы Яковлев Nara аэрофотосъемка награжденные медалью «За отвагу» 1943 год связисты 26 ноября 1941 19 ноября 1941 немецкое фото 17 ноября 1941 советские карты 16 ноября 1941 20 ноября 1941 108-я танковая дивизия 22 ноября 1941 23 ноября 1941 пехота Рафалович советские документы Коммунар 15 ноября 1941 Головко немецкие преступления артиллеристы 112-я пехотная дивизия ноябрь 1941 года декабрь 1941 года 41-я кавалерийская дивизия нквд митрофанов 28 ноября 1941 180-й полк НКВД исследования Чумичев Документальная проза сталиногорское подполье 12 декабря 1941 Мелихов 336-й артиллерийский дивизион 330-я стрелковая дивизия Донская газета ул. Комсомольская Связь времен Гато июль 1941 года октябрь 1941 года Новомосковская правда Корчук 30 ноября 1941 10 декабря 1941 Шенцов 1940-е годы братская могила 1944 год 4-я танковая дивизия 11 декабря 1941 Владимиров 2-я гвардейская кавдивизия 13 декабря 1941 29-я мотопехотная дивизия немецкие документы Память 9 декабря 1941 328-я стрелковая дивизия 1945 год РГВА Белова 172-я стрелковая дивизия 167-я пехотная дивизия
Статистика
Вход на сайт
Сталиногорск 1941 | Все материалы сайта доступны по лицензии Creative Commons Attribution 4.0